Добро пожаловать Христианское информационное агентство
Благовестъ №6

ИВАН АЛЕКСЕЕВИЧ СЕРГЕЕВ (1907-1990)

В этом месяце исполняется ровно 100 лет со дня рождения основателя Костромской общины Ивана Алексеевича Сергеева. Он много сил положил для открытия старообрядческого храма в Костроме, что в советские времена было не так-то просто. Благодаря ему жители богохранимого града Кострома еще до падения безбожной власти услышали колоколный звон старообрядческого храма.

С Иваном Алексеевичем Сергеевым меня познакомил Л. Н. Матвеев. Пришли мы к нему домой поздно вечером. Прежде чем начать беседу, хозяин усадил нас за стол и принялся угощать. Как выяснилось впоследствии, гостеприимство было законом в этом доме: любого человека, который появлялся в доме Сергеевых, вначале кормили. Позже, в одной из бесед он мне сам сказал, что своей жене всегда наказывал: «Человека, который пришел к нам, накорми. Если даже нечем кормить, напои хоть чаем».
Во всем — во внешнем виде дома, его внутреннем убранстве, приусадебном участке — была видна рука хозяина. Везде изумительный порядок, чистота, аккуратность. Милая добрая жена — Ирина Александровна. Дочери Ивана Алексеевича полны самого нежного почтения и уважения к своему отцу, что нечасто приходилось встречать даже в старообрядческих семьях. Еще ярче проявил себя хозяин в общении. Передо мной был не только представитель Старообрядческой Церкви, знаток крюков, но и своего рода мой коллега-единомышленник. Он не просто обрадовался или изумился проявленному интересу к старообрядчеству, а горячо поддержал меня и в моем лице науку, ученый мир, который всерьез начинал заниматься исследованием древней церковной певческой культуры.
Ивану Алексеевичу особенно близок был мой интерес не просто к древней традиции, а именно к пению. Он с воодушевлением стал говорить о Леонтии Ивановиче Пименове, возглавлявшем в те годы хор Горьковского прихода, радовался, что в старообрядчестве появляются такие энтузиасты, отдающие много сил поднятию уровня церковного пения, изучающие крюки. Вместе с тем он сетовал на угасание певческой культуры во многих старообрядческих храмах.
На все мои вопросы он отвечал без всякой подготовки, очень уверенно и спокойно. Чувствовался его профессионализм. Он действительно был знатоком пения, что сказывалось в умении руководить хором, в глубоком знании правил и законов совершения богослужений, свидетельствовавших о высокой культуре литургической практики. Так, в храме по моей просьбе по окончании богослужения он с группой певцов сразу спел ирмосы 4-го гласа: по крюкам и по «напевке».
Наше общение и беседы с Иваном Алексеевичем возобновились в 1984 году при подготовке приезда Стрельниковского хора в Москву для выступления в институте им. Гнесиных. В связи с этим я вел переговоры с ним и с настоятелем храма. Иван Алексеевич сразу понял, какое имеет значение эта поездка, прежде всего для старообрядчества. В те годы на его плечах лежала большая работа по регистрации старообрядческой общины в г. Костроме. Иван Алексеевич подробно рассказывал мне историю их прихода, сожалел о том, что старообрядцы упустили возможность поселиться на Волге после войны, когда сама власть отдавала им большой собор в Костроме. Затем, из-за строительства Костромской гидроэлектростанции и угрозы затопления, жители многих деревень вынуждены были покинуть свои места. В этой ситуации оказались и несколько старообрядческих сел, и, соответственно, был закрыт ряд храмов. Многие люди, в их числе Иван Алексеевич, переехали жить в город. Один храм был расположен в деревне Жарки (Иван Алексеевич показал мне его снимок). В тот момент старообрядцам и было обещано открыть храм в городе. Но в советские годы, как известно, такие обещания властей легко ими же забывались. К началу 1980-х годов много людей, в том числе и из Стрельниковского прихода, проживало в городе, в большинстве своем из-за преклонного возраста. Иван Алексеевич и взял на себя заботы по открытию храма в Костроме. Он подробно рассказывал мне, сколько ему пришлось хлопотать, какие приходилось писать письма в разные инстанции. При этом он не пускался в бесполезные обвинения советской власти в безбожии, не озлоблялся.
При каждой встрече с Иваном Алексеевичем я не переставал поражаться его памяти, эрудиции. Ни за что нельзя было подумать, что этот человек окончил только Стрельниковскую школу. Мое впечатление подтвердили потом все, кто слышал выступления Ивана Алексеевича в Москве. И сегодня, по прошествии многих лет со времени его кончины, меня не покидает сожаление о том, что этот человек полностью не реализовался. Он мыслил не только на уровне одной старообрядческой общины, всей Старообрядческой Церкви в целом — он мыслил как государственный деятель. Поражала его дальновидность, умение оценивать достижения времени. Он четко понимал задачи и проблемы старообрядчества в целом, трудности религиозной жизни в стране. <…>
Всю свою жизнь Иван Алексеевич трудился не покладая рук. Но, будучи истово верующим человеком, постоянно ходил в храм. Он мог на память цитировать большие отрывки из Евангелия, песнопений, поучений на тот или иной праздник. Любил беседы о церковном пении. Неоднократно он приглашал к себе прихожан, певцов — угощал, пел с ними, общался. Иван Алексеевич был удивительно легок на подъем. Он часто выезжал в различные старообрядческие храмы на престольные праздники и по случаю важных событий: хиротоний, похорон иерархов. В 1980-е годы, уже в преклонном возрасте, он вместе с дочерьми ездил к архиепископу Никодиму в село Старая Добруджа в Молдавию брать благословение и ходатайствовать об открытии храма в Костроме. <…>
Детям Иван Алексеевич всегда говорил: «Для храма не жалейте ни денег, ни времени». Однажды я спросил его, на какие средства он собирается ремонтировать храм, если позволят власти? «Этот вопрос нас не пугает. Я отдам все, даже сбережения на смерть - но храм мы восстановим». Его хлопоты об открытии церкви в Костроме были трудными. Он встречал на своем пути все: и волокиту, и отказы, и грубость. Но Иван Алексеевич не сдавался, добивался приемов у главы области, в Совете по делам религий при Совете Министров СССР, писал на съезды КПСС. И все-таки добился своего. После регистрации общины, получения храма в городе за Волгой (что стоило не меньших трудов и длилось несколько лет) он стал заниматься собиранием утвари, книг, икон; отправлялся в глухие места, куда добраться можно только пешком (до сих есть такие непроходимые «сусанинские» места в Костромской области). Такой силой воли и энергией был наделен этот человек, что невольно вызывал в моем воображении сравнение с протопопом Аввакумом. <…>
Иван Алексеевич был великим знатоком в вопросах церковно-богослужебного искусства: он замечал мельчайшие детали. <…> Любил вспоминать служение старообрядческих владык: Иосифа, Геронтия. Он мог точно воспроизвести манеру подачи возгласов любого из них, очень ценил школу служения архиепископа Никодима, его голос — теноровый. И мне в беседе однажды сказал: «Когда у архиерея тенор — служба становится легкой, словно воздушной».
А как ценили и уважали Ивана Алексеевича местные старообрядцы, как сердечно приветствовали его одноверцы в день освящения придела открытого им храма! Этот придел Иван Алексевич попросил освятить в честь своего небесного покровителя — св. Иоанна Богослова. Когда освящался храм, Иван Алексевич был уже тяжело болен. Диакон Константин Андронников из старообрядческой общины села Куничи (Молдавия) спустя несколько лет после этого не переставал удивляться его силе воли: «Ведь он утром от усталости не мог даже спину разогнуть! Так жена начинала разглаживать ему спину утюгом. И надо же, он поднимался, шел, да еще хором руководил во время службы. Вот это был человек!» А сколько людей собралось со всех старообрядческих сел Костромской области на похороны этого всеми уважаемого человека! Его отпевали в Костромском храме, на открытие которого он отдал столько сил и здоровья и в котором это было первое погребение. Не символично ли?
Иван Алексеевич прожил большую, сложную, но интересную жизнь. Он совершил в жизни главное, о чем может мечтать христианин — возродил, построил храм, — то есть подвиг. Он оставил навечно свой живой голос — в записях, сделанных в Москве в ГМПИ им. Гнесиных, Союзе композиторов России, на пластинке, которую Старообрядческая Церковь выпустила к 1000-летию Крещения Руси.



Материалы размещены на правах рекламы. Редакция сайта не несет ответственности за их содержание.
Теги статьи:

Из книги Н.Г. Денисова «Стрельниковский хор. Традиции старообрядческого церковного пения»

Дата публикации: 2007-12-04 (3470 прочтений)


Остальные материалы раздела Благовестъ №6
  • Старообрядческие мученики
  • Святитель Никола Чудотворец
  • Неделя святых Жен-Мироносиц
  • Возвращаются птицы на круги своя...
  • Узница
  • Библия - книга книг
  • Духовный пасхальный концерт в Нижнем Новгороде в соборе Александра Невского
  • «На земле мир»
  • Воспоминания о лете

    [ Назад | Начало ]

  • Спонсоры


    Поиск




    целую фразу
    любое слово


    Нашли ошибку?

    Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отправить информацию о ней редактору.

    Анонсы статей

    Нет содержания для данного блока.

    Наш опрос

    Хотите быть автором на сайте?

    Да!
    Нет.
    С удовольствием, но не знаю что делать.



    Результаты
    Другие опросы

    Ответов: 384
    Комментариев: 3

    Информация

    Центр древнерусской духовной культуры «Старая Русь»:
    webmast@inbox.ru
    www.cddk.ru

    Наш баннер


    Статистика


    Категории статей


    Спонсор



    © 2006-2012 центр древнерусской духовной культуры «Старая Русь»