Добро пожаловать Христианское информационное агентство
Благовестъ №6

Старообрядческие мученики

К 325-летию сожжения протопопа Аввакума Петрова

14 апреля 1682 года Аввакум был сожжен.
Алексея Михайловича, который всячески старался щадить его жизнь, уже не было в живых. Челобитная на имя царя Федора, по-прежнему обличающая заблуждения и неправды, не понравилась царю, совершенно уже не связанному с древними преданиями. Смертная казнь была ответом на эту челобитную. Аввакум умер так же, как и жил, крепко держась за свою выстраданную паству.
Давно уже нет Аввакума, но память о нем жива и вечно будет жить не только в сердцах старообрядцев, но и всех людей, кому дорога своя правда, дорого убеждение. Его многострадальная жизнь и мученическая смерть, его прочувствованное слово всегда будут символом глубокого убеждения и вместе с тем мерилом человеческой ценности, мерилом свободы духа человеческого от всего случайного, скоропроходящего.
Он является перед нами, как первый русский борец за свободу совести.
-Чудо! Как-то в познание не хотят прийти: огнем, да кнутом, да виселицей хотят веру утвердить! Которые-то апостолы научили так? Не знаю! Мой Христос не приказал нашим апостолам так учить, еже бы огнем, да кнутом, да виселицею в веру приводить, - говорил Аввакум в своем "Житии".
Аввакум был одним из самых ярких вдохновителей старообрядчества, на нем наиболее ясно выражались запросы и стремления этого течения в русской жизни. Но он не был одинок в своей проповеднической и мученической жизни, история XVII века выдвинула целый ряд выдающихся личностей - борцов за веру и свободу совести. В сочинении Симеона Денисова "Виноград Российский" описывается много житий пострадавших за древнее православие. Из этого сборника мы знакомимся со многими препаратами пыток, со многими видами мучительства, но имеем полное право сомневаться - представляется ли он полным, охватывающим действительность со всех ее сторон, не является ли он только слабым отражением действительности, не превышает ли действительность ужас его описаний, - мы можем в этом сомневаться, хотя бы потому, что сборник составлялся одним человеком. Вероятно, действительность была еще ужаснее, еще кошмарнее. В известных границах "Виноград" рисует нам картину сплошного страдания и сплошного подвига наиболее видных и интересных представителей русской жизни во второй половине ХVII века. Денисов старается охватить более или менее всю русскую действительность того времени, обращая свой взор не только на главные города, но и в глухие уголки России, в далекие пустыни.
Выпуклыми чертами рисует он нам отношения между старообрядцами и господствующей духовной властью, в то время как, с одной стороны, мы замечаем редкое мужество и терпение, редкое христианское смирение, с другой - находим неукротимое бешенство, злое издевательство над мучениками, гнусную насмешку над человеческой совестью. Сам Никон раньше не видел никакого греха в употреблении древних обрядов, он карал за неподчинение духовной власти, церковному авторитету. "Вопрос сводился, - справедливо замечает Ключевский, - с обряда на правило, обязывающее повиноваться церковной власти".
Из-за церковного самолюбия, оказывается, мучили и притесняли людей более двух столетий, благодаря ему, все эти гонения, кровавые пытки, многочисленные смертные приговоры, благодаря ему, пролито столько крови и слез, испытано столько нравственных терзаний. Этот факт поражает нас и вселяет ужас при мысли о неразумии и заблуждениях человеческих. Страшно то, что, по желанию одного сумасбродного человека, предпринимались вещи, столь плачевные по своим тяжелым результатам. Может быть, господствующая церковь и светская власть увидели и поняли это, но возвращаться назад было слишком поздно, движение слишком разрослось, граница между никонианами и старообрядцами слишком резко обозначилась. Старообрядчество возвысилось до мученического венца, а господствующая церковь падала все ниже и ниже, - пала, наконец, до положения мучителей, компрометируя себя все больше и больше возмутительными насилиями над своими противниками. Народ, хотя внешне и подчинился насильнической власти, но в душе всегда сочувствовал мученикам за веру, всегда со слезами сопровождал их на все новые и новые муки.
Часто приходится слышать, как старообрядцев называют невеждами, а отделение их от господствующей церкви - порождением невежества. Но едва ли мы согласимся с этим взглядом, если приглядимся внимательнее к пионерам старообрядчества. Как раз, наоборот, они были великой движущей умственной силой в русском обществе и принадлежали к числу наиболее начитанных и образованных людей. Таков был, как мы уже убедились, протопоп Аввакум, таковы были дьякон Федор из Благовещенского монастыря, Спиридон Потемкин, отец Вавила из Вязниковской пустыни, Никита Владимирский и много других.
Дьякон Федор, по словам "Винограда", был "муж ведения изрядного и книгочтения всепотщательного и разсуждения добросиятельного". Он энергично обличал нововведения Никоновы. Духовные власти не стерпели этого, отобрали у него на дому все книги, а самого привели к митрополиту Павлу Крутицкому, заслужившему печальную славу лютого преследователя старообрядцев. Здесь произошла беседа с архиереями, в которой Федор приводит их своими острыми вопросами в большое смущение. Затем везут его в Покровский монастырь и всячески увещевают его, но в ответ он пишет обличение и посылает его к государю  вместе с прошением вернуться к прошлому.
Озлобившись, никониане приводят его во время литургии в храм Успения и "безчестно остригоша и от сана дьякона всезлобно обнажиша, и не токмо до сего сташа, опосле суровыя тех злобы, анафемствовати православна мужа не устыдишися". После этого его заточают в Богоявленский монастырь. И здесь Федор ревностно защищает правду; доказывая истинность двуперстия и ложность троеперстия, он говорил: "Сицевое (т.е. троеперстное) знаменование единовольником уподобляется, едину волю, а не две по Христе исповедающим, якоже и вы треми перстами крестящеся, едино естество Святыя Троицы, едину волю, едино хотение и действо являете. Воплощения же Христова тайну, еже двема перстома два естества во Христе едином, два хотения и действа, две воли православно исповевдашеся, вседерзостно отметаете, имаже, сиесть двема перстома крестящийся во двою естеству Христа на кресте страдавша, отцепреданне и благочестно изявляют. Сие смело отринувши, и не токмо отринусте, но и дерзостно увы ересию и безочиво порицати не стыдитися, всесвятое церковное и православное содержание, неужасающеся страшнаго Божия суда". Не зная, что сказать в ответ, архиереи принялись уговаривать подчиниться церкви. Долго таскали Федора по разным монастырям, стараясь склонить отказаться от своих убеждений. "Что вы будете делать, как станете проповедовать, если вам отрежут языки и отрубят руки?" - спрашивали мучители. "И тогда, - отвечал Федор, - мы не отречемся от веры, не отречемся даже тогда, когда нам отсекут головы". Не понравилась эта непоколебимость в деле совести духовным властям. Просят они царя позволить им отрезать язык и отсечь руку у дьякона Федора, чтобы он не мог возвещать истину. Стойко вынес мучения Федор, "яко в чуждем телеси страдаше, ревностью ревнуя по Господе Бозе Вседержители, аще бо и отрезася того всесладкий язык, но не отрезася Богопросвещенная ревность о благочестии. Аще и отсечеся всекрасная того десница, но не отсечеся великодушия прехраброе мужество, и по казни оной всеблагоревностно в древлецерковнем благочестии стояше, веселяся о наводимых мучительных язвах". После исполнения казни его ссылают в пустозерский острог. Здесь Господь посылает ему, как разсказываетъ "Виноград", милость за великие страдания - способность говорить. Дошло это до властей. Опять обращаются они к государю, прося вторично отрезать язык дьякону.
Испугался царь гнева Божия и отвечал им: "Отцы святии, не тяжестно есть казнити, но тяжестно прогневати Бога, чесого ужасаяся, трепещу. Бяше ему казнь и ваша духовная, и наша гражданская, чесого еще требуете! " Они же подобный глас древним восклицаху к царю, глаголюще: "Кровь его на главах наших да взыщится". Согласился тогда царь...
Федора выводят из острога... Дрожащими руками "спекулятор" отрезает ему язык и отсекает руку... Текла кровь, народ рыдал... Но... чудо... из уст дьякона раздались слова, он заговорил...
Удивлялись все присутствующие и прославляли имя Божие; ужаснулись мучители видения с неба.
Много потерпел Федор, испытал "лютыя томления, ругания, вязания, оковы, изгнания, оземствования, земныя темницы, языкоотрезание и рукоотсечение", но ни разу не смалодушествовал, не ослабел духом; 16 долгих лет прошло в этих мучениях. Наконец, он был сожжен вместе с другими страдальцами в срубе, "яко хлеб сладкий испекся".
0. Спиридон Потемкин был знатного рода и очень образованный. Он владел четырьмя языками и "был художественного ведения не неискусен". Так как он не покорился новшествам, смело обличал их ложность, то его заточают в Покровский монастырь с приказанием жить там безвыездно.
Прошло несколько времени, умер новгородский митрополит Макарий. Царь посылает Федора Ртищева к о. Спиридону с приглашением занять место новгородского митрополита. Но, признавая господствующую церковь отступнической, Потемкин отказывается от лестного предложения; "лучше во убожестве и заточении умрети изволяю, со отеческими законами, ниже в богатстве и прохладе под анафемой срамно ликовати", -  отвечал он посланному. Как говорил о. Спиридон, так и умер в нищете и бедствиях.
В свое время широкой славой пользовалась Вязниковская пустынь, богатая ревностными поборниками древляго благочестия. Влияние старцев пустыни заходило далеко за ее пределы. Слава ее дошла до столицы. Несколько раз посылались туда воины, но, видно, сам Бог покрывал ее от их глаз. Наконец, посылают разорить обитель Лопухина со многими воинами. "Опосле неукрощенныя алостолопрестолонаместником злобы! на кого рать отпущают, еда на разбойники; никакоже. Но на кого рать посылают; не варвары ли кровожадныя: не тако. Но на кого; на убийцы ли и злодеи; никако. Но на кого воины посылают: на незлобивыя пустынножители; иже красная мира оплеваша, иже богатств сокровищ отвергошася, иже всякаго злодейства толико отрицахуся, елико ниже на мысли когда хотяху прияти. Убози суще и нищи, незлобиви и кротци никакоже ведяще кого обидети и досадите; но к всем блаженнаго братолюбия боголюбезный свет изобильно возсияваху",- восклицает Денисов. Многие старцы поплатились жизнью. Среди них был и отец Вавила, знаменитый своей ученостью и преданностью старым преданиям. Он был рода "иноземческа", лютеранин, но, познав православную веру, крепко держался за ее знамя. Он получил образование в парижской академии, прошел все науки, знал философию, логику, богословие, риторику, грамматику, говорил на греческом, латинском, еврейском, немецком и славянском языках. В царствование Михаила пришел он в Россию и ревностно предался православию, ушел в пустыню, постился, был смиренен и кроток, молился Богу, работал за троих.

История игрушек - сайт посвящен истории детских игрушек.
Когда Никон взволновал всех своими новинами, о. Вавила "коль предивными мудрости словесы, како всепреизостренными благодати стрелами на церковныя смутители непогрешительно стреляя, всехрабро поражате оныя".
Схватили его воины и ругались над ним. Он же с удивлением спрашивал, давно ли воины разоряют пустыни, грабят иноков, давно ли их стало обязанностью обижать старцев, посвятивших себя Богу, давно ли воины стали разбойниками. Устыдились судьи и просили старца признать новые установления восточных и московского патриархов. Он же отвечал резкой критикой новых преданий и просил отпустить его в Москву к патриарху и архиереям, чтобы доказать им их неправду и защитить православие.

Но вместо того его предали тяжелым пыткам, "вся члены преподобника, вся составы преподобника, немилостивно содробивше, растерзаше, яко плат раздраный, и яко вретище растерзано показаша". В конце концов его предают сожжению.

(Продолжение в следующем номере)



Материалы размещены на правах рекламы. Редакция сайта не несет ответственности за их содержание.
Теги статьи:


Из журнала «Церковь» за 1909 год


Дата публикации: 2007-12-04 (5355 прочтений)


Остальные материалы раздела Благовестъ №6
  • Святитель Никола Чудотворец
  • Неделя святых Жен-Мироносиц
  • Возвращаются птицы на круги своя...
  • Узница
  • Библия - книга книг
  • Духовный пасхальный концерт в Нижнем Новгороде в соборе Александра Невского
  • ИВАН АЛЕКСЕЕВИЧ СЕРГЕЕВ (1907-1990)
  • «На земле мир»
  • Воспоминания о лете

    [ Назад | Начало ]

  • Спонсоры


    Поиск




    целую фразу
    любое слово


    Нашли ошибку?

    Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отправить информацию о ней редактору.

    Анонсы статей

    Нет содержания для данного блока.

    Наш опрос

    Хотите быть автором на сайте?

    Да!
    Нет.
    С удовольствием, но не знаю что делать.



    Результаты
    Другие опросы

    Ответов: 381
    Комментариев: 3

    Информация

    Центр древнерусской духовной культуры «Старая Русь»:
    webmast@inbox.ru
    www.cddk.ru

    Наш баннер


    Статистика


    Категории статей


    Спонсор



    © 2006-2012 центр древнерусской духовной культуры «Старая Русь»