Государство и религиозные объединения


ЦДДК "Старая Русь"

Отзыв профессора Института гуманитарного образования, кандидата философских наук С.А.Шатохина от 29 апреля 2002 г. на интервью А.Е.Себенцова от 3 апреля 2002 г.

 

Третьего апреля текущего года в сети Интернет состоялось интервью А. Себенцова на тему «Нужно ли менять Закон РФ о свободе совести»[1]. В этом выступлении прозвучали высказывания и заявления, которые совершенно недопустимы для представителя Российского государства столь высокого уровня, тем более для должностного лица, ответственного за взаимоотношения органов государственной власти Российской Федерации с организациями религиозных конфессий.

Эти безответственные высказывания и заявления А. Себенцова, сделанные им умышленно или вследствие его недостаточной компетентности в сфере деятельности, которой ему поручено заниматься, должны быть как можно скорее дезавуированы им лично в публичном обращении в средства массовой информации или его руководством (Председателем Комиссии по вопросам религиозных объединений при Правительстве РФ, руководителем Аппарата Правительства РФ или прямо Председателем Правительства РФ).

В частности, требуется дезавуировать следующие положения из выступления (заявлений и ответов на вопросы) А. Себенцова.

1). Критические высказывания А. Себенцова в отношении уважаемых в обществе организаций традиционных религий, которые являются вмешательством в дела этих религиозных объединений, что запрещено законодательством Российской Федерации о светском характере государства (положение о невмешательстве государства во внутренние дела религиозных объединений).

А. Себенцов объясняет появление новых религий неумением традиционных церквей отвечать на духовные запросы людей. К этому «объяснению», нелепому по сути, он добавляет публичное наставление для служителей традиционных религиозных организаций, что, мол, им необходимо «учиться отвечать на запросы людей».

«Появление новых религиозных явлений – следствие того, что традиционные религиозные организации не всегда умеют ответить на духовные запросы людей. А надо учиться».

А. Себенцов забыл, что он – не В.И. Ленин, а руководство и служители традиционных религиозных организаций в России – не коммунистическая молодежь, к которой обращается с трибуны ее вождь и учитель.

Еще одни пример такого возмутительного высказывания А. Себенцова:

«К сожалению, служители наших исторически традиционных религий нередко ждут, что люди к ним сами придут, а когда приходят – то еще и ответить на их запросы не умеют».

Такие заявления еще может делать некорректный публицист. Такие оценки еще допустимы в социологической статье, в который ученый со своих мировоззренческих позиций оценивает деятельность тех или иных религиозных организаций. Но все это совершенно неприемлемо, когда исходит от ответственного лица, уполномоченного осуществлять государственную политику в религиозной сфере жизни общества. Если А. Себенцов этого не понимает – ему не место в государственном аппарате. Вернувшись к своей основной специальности инженера он сможет свободно высказываться в таком духе о религиозных организациях в заводской малотиражной газете или, если это будет интересно более широкому кругу читателей – в местной печати.

Особенно скандальными такие заявления А. Себенцова выглядят тогда, когда они сочетаются с положительными оценками им религиозных сект. Вот, например, как А. Себенцов рассказывает о своем посещении секты мормонов в США: 

«При посещении главного мормонского храма русскую группу сопровождала русская девушка, живущая там. Два года как из России, была православной. В своей деревне не нашла духовного окормления от священника, а у мормонского миссионера – получила. Стыд!»

Здесь А. Себенцов уже не только учит священников их делу, а прямо стыдит их. Это просто возмутительно, и наверняка вызовет соответствующие оценки и заявления со стороны официальных представителей Русской Православной Церкви. Зачем все это надо Правительству Российской Федерации и правительственной Комиссии, в которой служит А. Себенцов?

Сам А. Себенцов, скорее всего, ничего не понимает в «духовном окормлении», хотя и называет себя в интервью верующим. Но его вера какая-то особая, как он выражается, вера «в меру»:

«Вы сам человек верующий? Аноним.

Андрей Себенцов: Да, верующий. В меру, не как некоторые, вновь обращенные. К любым организациям на земле отношусь с осторожностью: в них люди, существа по определению несовершенные».

Никаких параметров этой своей «меры веры» А. Себенцов далее не указывает. Но для любого религиозного человека, будь то христианин, буддист, мусульманин или иудаист из этих его слов очевидно, что А. Себенцов просто вводит публику в заблуждение, когда представляется православным. Если он и верит во что-то, то к религии это не имеет никакого отношения.

Все подобные заявления и оценки, исходящие от чиновника, занятого в сфере регулирования отношений органов государственной власти с религиозными объединениями, совершенно недопустимы. Они могут расцениваться как выражение особого отношения органов государственной власти к одним религиозным организациям в ущерб другим. В данном случае – отрицательного отношения к Русской Православной Церкви и организациям других традиционных религиозных конфессий (священники которых не умеют заниматься своим делом, не могут удовлетворять духовные запросы людей и т.п.) и положительного отношения к иностранным религиозным сектам. В частности – к американской секте мормонов.

Получается, что с одной стороны, на словах А. Себенцов ратует за равное отношение государства ко всем религиозным организациям, а с другой стороны, на деле, в своих публичных заявлениях занимается пропагандой иностранных религиозных сект в ущерб Русской Православной Церкви и другим традиционным в России религиозным конфессиям. Утверждение о «неполноценности» религиозной деятельности Русской Православной Церкви и других традиционных в России конфессий в сравнении с религиозной деятельностью иностранных сект А. Себенцов декларирует не единожды. Он говорит об этом несколько раз, что позволяет оценивать это не как случайную оговорку, а как целенаправленную пропаганду, формирование у слушателей определенного мнения на этот счет. Пропаганду, исходящую от государственного служащего.

Такими заявлениями А. Себенцов, как государственный служащий, наносит моральный вред традиционным религиям, подрывает моральную и деловую репутацию традиционных религиозных объединений. В частности, организаций и служащих Русской Православной Церкви, которые А. Себенцовым представлены как неспособные к религиозной деятельности, ущербные в этом отношении. 

2). Обвинения организаций традиционных религиозных конфессий во вмешательстве в политическую жизнь страны. Эти обвинения противоречат российскому законодательству и ведут к ущемлению прав граждан России, исповедующих традиционные в России вероисповедания на участие в политической деятельности, выражение своей политической воли, отстаивание своих гражданских и человеческих прав в политической жизни страны.

А. Себенцовым в данном интервью сделано следующее заявление:

«Религиозные организации активно проникают в государственную и муниципальную школу, в Вооруженные Силы и органы внутренних дел, там встречают их объятьями. Некоторые главы субъектов Федерации (и не только они) увидели в традиционных религиях политическую силу. Появляется соблазн использовать государственную машину для борьбы с конкурентами».

Может быть, в силу своей недостаточной юридической грамотности А. Себеноцов не понимает, что этим заявлением он ставит под вопрос права верующих россиян на занятие политической деятельностью, участие в политической жизни российского общества. Ведь «религии», в которых, по словам А. Себенцова, руководители субъектов Российской Федерации увидели политическую силу – это люди, полноправные граждане России. Получается, что А. Себенцов ставит под сомнение то, что руководители регионов видят политическую силу в жителях управляемых ими административных образований, которые их же избирали.

Это еще один яркий рецидив воинствующего атеистического отношения А. Себенцова к религии, которое он пытается скрывать, представляясь публике «в меру» православным. По А. Себенцову, главы субъектов Федерации не должны видеть в своих религиозных согражданах политическую силу, не должны воспринимать их как часть политического общества в России. Так читается это заявление А. Себенцова, и оно является завуалированной пропагандой нарушения прав человека и гражданина в Российской Федерации по признаку отношения к традиционным религиозным организациям, причем самым массовым и влиятельным в нашем обществе.

Слова А. Себенцова в этой цитате: «активно проникают в государственную и муниципальную школу, в Вооруженные Силы и органы внутренних дел, там встречают их объятьями» так же читаются как осуждение сотрудничества традиционных религиозных конфессий с Российским государством в сфере образования, правоохранительной деятельности и других сферах жизни общества. И это на фоне расширения такого взаимополезного, востребованного в обществе сотрудничества, поддержки такого сотрудничества многими министрами Правительства Российской Федерации, Президентом России. Не говоря уже о широкой общественной поддержке такого взаимодействия и сотрудничества со стороны всей русской интеллигенции и самых широких слоев населения России вне зависимости от национальной или конфессиональной принадлежности.

3). «Религигиоведческие» заявления А. Себенцова, свидетельствующие о его личном отношении к религии и религиозности как некоему средству для более комфортного переживания жизненных трудностей – форме атеистической пропаганды отрицания религии и религиозности человека. 

А. Себенцов в интервью пускается в путанные рассуждения, в ходе которых он обосновывает видение религии, которым он руководствуется, находясь на должности заместителя председателя Комиссии по вопросам религиозных объединений при Правительстве Российской Федерации.

«Человек живет в обществе, которое меняется, давит, ломает его. Человек отстаивает себя и свое место в мире, и невозможно ему без компаса и без веры, что компас правильный. Нет духовного компаса и веры – человек либо ищет их и находит, либо ломается и ищет забвения, заполняет пустоту водкой, наркотиком, всякими извращениями, падает на дно. Ныне критикуемый классик говорил, что «религия – опиум народа» (без «для»): религия помогает людям выносить даже невыносимое и оставаться достойными и моральными существами. Поскольку в те времена к опиуму относились, как к обычному болеутоляющему лекарству, даже детям прописывали, эта оценка не содержала внесенного позже негативного смысла».

Чиновник А. Себенцов в своем публичном заявлении дает одну из атеистических трактовок религии, объясняет аудитории, что такое религия. Но А. Себенцов, во первых, – не является ученым-религиоведом, чтобы поучать в этом отношении народ. С другой стороны, будучи правительственным чиновником, он не имеет никакого права навязывать собственные трактовки сущности религии и религиозности. Особенно принимая во внимание то, что эти его трактовки по сути являются вульгарно-атеистическими и оскорбительны для подавляющего большинства верующих россиян – последователей всех направлений христианства, ислама, иудаизма и других религий. Все они вовсе не считают свою духовную культуру, свои верования, идеалы и святыни - «опиумом».

Вполне возможно, что А. Себенцов, будучи, по всей видимости, атеистом, просто «не чувствует», что вызывает этими своими рассуждениями и оценками у верующих людей глубокие моральные страдания, оскорбляет религиозные чувства людей. Тем более, что эти оценки граждане слышат от чиновника, который занят в сфере регулирования государственно-религиозных отношения в нашей стране, от которого, в существенной степени, зависит реализация их религиозных прав и свобод как граждан Российской Федерации. Если этот чиновник публично называет религию опиумом для больного – чего от него ждать?   

4). Высказывания, которые можно расценивать как приглашение иностранных религиозных сект (Армия спасения, секта мормонов и др.) к прозелитической деятельности в Российской Федерации, т.е. к агрессивному миссионерству на канонической территории Русской Православной Церкви и в регионах традиционного распространения в нашей стране ислама, буддизма и других традиционных верований народов России.

А. Себенцов комментирует действия системы органов юстиции и судов Российской Федерации, оценивая их как неправомерные. Это вопиющее нарушение должностной этики, превышение им своих должностных полномочий.

«Как известно, по Московскому отделению Армии Спасения состоялось определение Конституционного Суда, отменившее неправомерные решения Московского управления юстиции и судов, чему я, например, рад».

Далее в этой цитате А. Себенцов выражает свое положительное отношение к целям миссионерской деятельности иностранной секты, радость по поводу возможности для иностранной религиозной организации вести свою прозелитическую деятельность в России. Он опять негативно оценивает решения государственных органов юстиции и судов по пресечению деятельности Армии Спасения – иностранной религиозной военизированной секты. Он называет эти решения «большевистским запретом благотворительной деятельности», как будто речь идет о благотворительной деятельности как таковой, а не миссионерстве под вывеской благотворительности.

«Мне нравится девиз «Сердце - Богу, руку – человеку», которым руководствуется Армия Спасения, меня радует, что не продлится перерыв в ее деятельности в России, связанный с большевистским запретом благотворительной деятельности религиозных организаций».

«Большевистский запрет» – это также не юридический термин, а сам А. Себенцов – не Верховный суд, чтобы давать оценку действиям судов низшей инстанции. Говоря далее о причинах запрета деятельности секты Армия Спасения в Москве, А. Себенцов сводит все к недостаточно серьезному отношению лидеров секты к процедуре перерегистрации, а также к проискам каких-то «борцов за преимущество традиционным религиям» в московских органах юстиции. 

«Насчет «кого хотят, того запрещают», отмечу: во-первых, руководство организации недостаточно серьезно отнеслось к представлению документов на перерегистрацию, во-вторых, тот факт, что перерегистрацией в Москве руководил один из борцов за преимущество «традиционным религиям» г-н Жбанков, мог сказаться на характере ошибочно принятых решений».

Это просто поклеп на Управление юстиции в Москве, и лично на его конкретного сотрудника. Причем поклеп голословный, ничем не обоснованный. А. Себенцов не указывает правовых оснований, по которым принятые в Москве решения можно было бы назвать «ошибочными». Продавливание перерегистрации американской военизированной секты Армия Спасения – решение в большей части политическое, чем правовое, принятое под мощным официальным и неофициальным давлением США. Кто как не А. Себенцов знает о давлении извне на принятие решений по иностранным религиозным сектам? Тем не менее, в этом вопросе он занимает не принципиальную правовую позицию государственника и патриота, а оправдывает очередную уступку русских национальных интересов интересам руководства США – главному покровителю религиозного сектантства в России, рассматривающему его в качестве «пятой колонны», инструмента «мутации» менталитета россиян в желаемом для США направлении. 

В этой связи уже закономерными выглядят откровения А. Себенцова в интервью о посещении им Соединенных Штатов, ходе которого у него формировали позитивное отношение к мормонам:

«Несколько лет назад я побывал в Солт-Лейк-Сити. При посещении главного мормонского храма русскую группу сопровождала русская девушка, живущая там. Два года как из России, была православной. В своей деревне не нашла духовного окормления от священника, а у мормонского миссионера – получила. Стыд!

В США, где (теперь; 200 лет назад было иначе) свобода религии через край, а всякого безобразия достаточно, особенно среди молодежи. Единственное место, где нет ни наркотиков, ни разврата – в краю мормонов. Местный народ ни то что водки не пьет – даже чай! Про курево и говорить нечего. Обходятся водой и молоком. Чистота и порядок везде. Из других штатов, когда не знают, как исправить своих безобразников, иногда покупают им билет в Солт-Лейк-Сити. И ведь помогает, исправляют! Вероучения их не принимаю, но уважать есть за что. Кстати, детей человек по 6 и больше в семье.

В университете у них правило: после некоторого курса мормонята обязаны поехать в командировку в чужую страну и там поработать миссионерами. Редко когда у этих миссионеров что-то получается, больно правила строги насчет чаю. Ходят во избежание соблазнов везде парами, не имеют права по одному. И в Россию приезжают. В одном городе такая пара спросила у наших «православных» военных дорогу. Поговорили. Наши: «Ага, сектанты!» Пригласили в машину и завезли в свою секретную воинскую часть, там привели в бывшую ленинскую комнату и вызвали ФСБ: «поймали шпионов, неизвестно как попавших на закрытую территорию». В газетах про сектантов - шпионов написали, а правду – нет».

Какую «правду» не написали газеты, А. Себенцов не уточняет.

Что касается морали, водки, наркотиков и разврата, то их нет не только у мормонов, но и во многих других тоталитарных сектах. Если не считать, конечно, развратом многоженство, которое практикуется у мормонов.

Если у нас в стране также установить тоталитарный политический режим, можно добиться всего того же – жизни без водки и наркотиков, полностью запретить курение. Все дело в том, какими средствами и за счет чего это достигается. Если в религиозной секте запрещают пить чай, то любой нормальный человек посчитает это явно ненормальным. Запреты в деструктивных сектах существуют в целях сбивания сектантов в послушное управляемое стадо под контролем лидеров. Для этого, в частности, используются и абсурдные запреты, типа этого мормонского запрета пить чай. Разве всего этого не знает А. Себенцов? Если не знает – ему не место на столь ответственном посту заместителя Комиссии по вопросам религиозных объединений при Правительстве РФ. А если знает, то еще хуже. Получается, что государственный чиновник А. Себенцов сознательно рекламирует в российских средствах массовой информации тоталитарную американскую секту. 

Содержащееся в этой же цитате слово «православные» в кавычках, в том случае если эти кавычки поставлены А. Себенцовым – еще один пример оскорбления им религиозных чувств православных граждан России.

5). Односторонние трактовки А. Себенцовым Конституции Российской Федерации, направленные на умаление роли и значения в российском обществе самых массовых, культурообразующих религиозных организаций и предоставление преимуществ иностранным религиозным объединениям и религиозным сектам (требование не юридического, а фактического равенства традиционных в России религий и сект является, по сути, требованием к организациям традиционных религий ограничить, сократить или не развивать свою деятельность в нашем обществе после десятилетий атеистических гонений).

А Себенцов, не будучи специалистом по конституционному праву, вводит граждан в заблуждение своими псевдоюридическими сентенциями, типа: «предоставление односторонних преимуществ конкретным организациям противоречит смыслу права, регулирующему общие отношения».

О каком это «смысле права» здесь говорит А. Себенцов? Наверно, о ему одному известном «смысле»? Что это за «смысл права», кто дал ему право устанавливать этот «смысл»? Опираясь на этот, одному ему известный «смысл», А. Себенцов в развязном тоне комментирует законотворческую деятельность Государственной Думы, инициативы Русской Православной Церкви.

«Как Вы относитесь к новым законопроектам… «О традиционных религиозных организациях в РФ»? Мария (Москва).

Андрей Себенцов: Из того, что уже написал, ясно, что отрицательно. На мой взгляд, равенство прав религиозных организаций дает им больше возможностей выполнять свое служение, чем деление на «более равных», «менее равных» – вслед появятся и подавляемые. И так вранья про «секты» полно, и в официальных бумагах в том числе. К тому же приняли Конституцию в 1993 году, ну и давайте по ней жить. Ее статья 14 не оставляет места для правового выделения «более равных» религий. Нельзя конституционные вопросы пытаться решать в текущих закончиках».

Мнение А. Себенцова, что статья 14 Конституции РФ не оставляет места для правового выделения традиционных религий, ему, как свое личное мнение, следовало бы держать при себе. А. Себенцов не является авторитетом в области трактовки Конституции РФ, не имеет для этого ни должностных, ни образовательных, никаких иных оснований. Он не известен в качестве специалиста в этом вопросе среди специалистов-юристов. А будучи должностным лицом исполнительной власти, он вообще не должен вмешиваться не в свое дело.

То же самое можно сказать и о его замечании о «вранье про секты» в официальных документах. Без точного и определенного указания, что это за «вранье», в каких именно документах оно содержится, в каких министерствах и ведомствах приняты эти документы, такое публичное заявление А. Себенцова опять же звучит как пропаганда религиозных сект и именно так воспринимается аудиторией. Это еще один пример участия А. Себенцова в пропагандистском «прикрытии» иностранной религиозной экспансии в России, о чем уже сказано выше.

Еще один пример заявлений А. Себенцова такого рода:

«Традиционность не должна давать правовых преимуществ одним организациям перед другими, доказывать свое первенство надо постоянной работой. К сожалению, служители наших исторически традиционных религий нередко ждут, что люди к ним сами придут, а когда приходят – то еще и ответить на их запросы не умеют».

Не дело А. Себенцова решать, что должна давать в правовом отношении «традиционность», а чего она не должна давать. Это решит все общество, в лице гражданских объединений, гражданских инициатив, в процессе выстраивания в нашей стране цивилизованной практики отношений государства с гражданским обществом, в том числе с организациями традиционных религиозных конфессий.

Практически во всех странах мира «традиционность» как раз предоставляет определенные правовые преимущества традиционным религиозным конфессиям перед иностранными религиозными организациями и созданными вчера, но также зарегистрированными доморощенными религиозными «новоделами». Но А. Себенцов за всех россиян уже решил, что Российской Федерации не место в ряду цивилизованных государств. Кто дал ему на это право?

И почему это государственный чиновник заявляет, что традиционные религиозные организации что-то должны ему «доказывать постоянной работой»? На каких правых основаниях он, как государственный служащий, делает такое заявление? О том, что это прямое вмешательство в дела религиозных объединений, нанесение ущерба их деловой и моральной репутации уже говорилось выше.

Приведем еще один пример вмешательства А. Себенцова в деятельность органов законодательной власти Российской Федерации и совершенно неправомерной на его должности трактовки им положений Конституции России. 

«Депутат А.В.Чуев (Единство) готовит (законопроект – прим. авт. отзыва) «О традиционных религиозных организациях», который еще не внесен, хотя и активно обсуждается. Содержание и даже название еще «плавают». Основная идея – выделить среди религиозных организаций традиционные, им дать преимущества перед остальными. Статус традиционных присваивается комиссией из членов парламента, представителей Президента и Правительства. И первое, и второе, на мой взгляд, не соответствует Конституции».

Судить в публичном выступлении о том, что соответствует Конституции, а что Конституции не соответствует - это не предмет компетенции А. Себенцова. Причем делает это А. Себенцов в то время, когда со своими непосредственными обязанностями в Комиссии Правительства по координации деятельности правительственных министерств и ведомств с учетом мнения религиозных конфессий он явно не справляется. В этом же интервью А. Себенцов говорит о многочисленных неурегулированных проблемах государственно-религиозных отношений, старых и вновь возникающих проблемах в сфере культуры, музеев, финансов – налогов, прав на землю и т.д. Этим он сам, фактически, признается, что такая координация и учет еще далеко не налажены, основные проблемы все еще не урегулированы, более того – возникают новые.   

Данное выступление (интервью) А. Себенцова является его публичным выступлением в качестве заместителя председателя Комиссии по вопросам религиозных объединений при Правительстве Российской Федерации. Это позволяет считать сделанные А. Себенцовым в этом выступления оценки и отношения официальным мнением настоящей высокой Комиссии. Одновременно А. Себенцов служит в Аппарате Правительства России, на должности первого заместителя Руководителя Аппарата Правительства, что позволяет, в определенной степени, отождествлять его позицию по области государственно-религиозным отношениям с официальной позицией Правительства Российской Федерации.

Если безответственные заявления А. Себенцова в данном интервью останутся без соответствующей реакции со стороны Председателя Правительства Российской Федерации, Руководителя Аппарата Правительства (непосредственного начальника А. Себенцова) или Председателя Комиссии по вопросам религиозных объединений при Правительстве РФ, это можно будет расценивать как выражение ущербной политической позиции Правительства в отношениях Российского государства с религиозными объединениями, расходящийся в ряде принципиальных моментов с позицией по тому же вопросу, декларируемой Президентом Российской Федерации и рядом руководителей государственных министров.

В этом случае отношениям органов исполнительной власти Российского государства с существенной частью (большинством граждан) нашего общества будет нанесен существенный ущерб. Это, безусловно, отрицательно скажется на авторитете Правительства Российской Федерации в обществе, доверии к нему граждан России. В преддверии грядущей в стране избирательной кампании такие безответственные заявления со стороны А. Себенцова наносят особый вред авторитету органов государственной власти, способствуют дестабилизации российского общества.   

 

Профессор Института гуманитарного образования,

кандидат философских наук

С.А. Шатохин

 



[1] См.: Нужно ли менять Закон РФ о свободе совести? НИС Страна.Ru и Гильдия религиозной журналистики Медиасоюза. http://interactive.strana.ru/59/.

© 2007-2012 Центр древнерусской духовной культуры "Старая Русь"