Государство и религиозные объединения


ЦДДК "Старая Русь"

Заключение доктора юридических наук, профессора М.Н.Кузнецова и кандидата юридических наук И.В.Понкина от 1 марта 2002 г.

 

Предметом настоящего конституционно-правового заключения явилось правовое содержание предложенных на 25.12.2001 г. изменений и дополнений в Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» №125-ФЗ от 26.09.1997 г., предложенных рабочей группой под руководством А.Е.Себенцова. По состоянию на январь 2002 г. рабочая группа А.Е.Себенцова подошла к обсуждению поправок в статьи 10-14 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях». Для заключения был представлен материал рабочей группы от 25.12.2001 г., содержащий утвержденные на заседании группы изменения и дополнения в статьи 1-9 указанного федерального закона.

Конституционно-правовой анализ представленных рабочих материалов позволяет сделать вывод о том, что вносимые рабочей группой под руководством А.Е.Себенцова поправки в Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» противоречат Конституции Российской Федерации и значительно ухудшают «улучшаемый» федеральный закон.

При всем том, что Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях», сам по себе, требует значительного совершенствования, содержит множество правовых пробелов, внутренних противоречий и прочих недостатков, усилия группы А.Е.Себенцова направлены не на совершенствования указанного нормативно-правового акта, а на дальнейшее разрушение отношений между государством и религиозными объединениями, прежде всего, традиционными для России. Причем это не является виной членов рабочей группы, а представляет собой результат собственной игры господина А.Е.Себенцова, направленной на достижение собственных его интересов. В рабочую группу А.Е.Себенцова намеренно включены лица, в подавляющем большинстве, не являющиеся юристами и не владеющие законотворческой техникой. С другой стороны, известно, что А.Е.Себенцов проигнорировал множество вполне разумных и конструктивных предложений об изменениях и дополнениях в указанный федеральный закон, поступивших из субъектов Российской Федерации, под надуманным предлогом их «антиконституционности». Не являясь специалистом в области конституционного права, господин А.Е.Себенцов не может компетентно судить об их конституционности или антиконституционности. И, в любом случае, не вправе делать это единолично.

В результате посредством утверждаемых на заседании рабочей группы внешне безобидных для членов рабочей группы, не являющихся юристами, изменений и дополнений в различные статьи Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» содержание этого федерального закона в ряде случаев серьезно изменяется. Причем такие изменения приведут к очень серьезным негативным последствиям в российском обществе и государстве.

Наиболее яркий пример – поправки в часть 5 статьи 3 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях». Старый вариант: «…Запрещается вовлечение малолетних в религиозные объединения, а также обучение малолетних религии вопреки их воле и без согласия их родителей или лиц, их заменяющих». Новый: «В соответствии с семейным законодательством родители имеют преимущественное перед всеми остальными лицами право воспитывать своих детей. Привлечение несовершеннолетних детей к участию в богослужениях, религиозных обрядах, церемониях и иной деятельности религиозных объединений, а также обучение несовершеннолетних религии допускается с ведома и при отсутствии возражений родителей или лиц, их заменяющих, с учетом права детей на свободу совести и свободу вероисповедания». Первое предложение в приведенной конструкции нового варианта вообще излишне, это просто неуместная констатация факта. Второе предложение здесь кардинально отличается от сегодняшнего варианта, в котором закреплен императивный запрет на вовлечение малолетних в религиозные объединения и на обучение малолетних религии вопреки их воле и без согласия их родителей или лиц, их заменяющих. В новой формулировке императивный запрет изменен на диспозитивную норму, допускающую такое вовлечение «с ведома и при отсутствии возражений родителей или лиц, их заменяющих, с учетом права детей на свободу совести и свободу вероисповедания».

Что такое «с ведома родителей»? Сегодняшняя практика практически полного игнорирования мнения родителей директорами и учителями школ, активно допускающих к учащимся всевозможные секты (муновская Федерация «Семьи за единство и мир во всем мире», секты рериховцев, «Брахма Кумарис» и пр.), ясно показывает реальное содержание такого уведомления на практике. Родителям говорят: «Мы вас уведомляем, что ваших детей будут учить здоровому образу жизни», но учат оккультизму по учебникам валеологии. Родителей уведомляют, что их детей будут учить христианскому мировоззрению, но в нарушение российского законодательства учить православных детей христианству, к примеру, приходят адвентисты седьмого дня, не являющиеся деструктивной сектой, но и не имеющие никакого отношения к православию. Родителей уведомляют о том, что их детей будут учить духовности и нравственности, но детей вовлекают под этим предлогом в человеконенавистническую секту «Брахма Кумарис». Такое уведомление зачастую высказывается в форме предложения, от которого родителям не дают права отказаться, их уведомляют о том, что их детям будут преподавать какую-то дисциплину, но если им не нравится, то, жестко отвечают им, они могут перевести своих детей в другую школу. Разумеется, мало, у кого есть возможность выбрать для своего ребенка другую школу, вот и приходится закрывать глаза на преподавание граждановедения по русофобскому и антипатриотическому учебнику Якова Соколова. Приходится не требовать, а смиренно просить учителя, чтобы ребенка не подвергали индоктринации бредовому вероучению деструктивной секты Муна.

Что значит «с учетом права детей на свободу совести и свободу вероисповедания»? Кто будет осуществлять такой учет? Иностранные миссионеры? Сектанты? Директора школ? Существует огромное число фактов, когда директора московских школ принудительно отправляли учащихся целыми классами, целыми параллелями классов на собрания секты Муна в лице Федерации «Семьи за единство и мир во всем мире». Им отдавать на откуп этот учёт прав? Единственно правильный вариант закреплен в формулировке действующей части 5 статьи 3 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», устанавливающей императивный запрет на вовлечение малолетних в религиозные объединения и обучение малолетних религии вопреки их воле и без согласия их родителей или лиц, их заменяющих.

Формулировка «при отсутствии возражений родителей или лиц, их заменяющих» рассчитана на тех родителей, которые мало интересуются школьными делами своих детей, таких достаточно много в силу разных причин, загруженность на работе, семейные неурядицы и пр.

Конституционно-правовой анализ разработанных группой А.Е.Себенцова изменений и дополнений в часть 5 статьи 3 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» показывает, что эти изменения и дополнения в случае их принятия в установленном законом порядке откроют школьные двери для любых сект, иностранных и отечественных миссионеров, конфессиональная принадлежность которых не будет соответствовать картине распределения учащихся по критерию выражения принадлежности или предпочтительного отношения к тем или иным религиям и религиозным объединениям. Проще говоря, иностранным (корейские, американские и пр.) протестантским миссионерам будет разрешено вести прозелитическую деятельность среди православных детей, ваххабитам – среди мусульманских детей, а сектам – среди тех и других. И вряд ли такие поправки вносятся по недомыслию людей, их предлагающих. То, что такое «законотворчество» приведет к грубейшему нарушению прав детей, господина А.Е.Себенцова нисколько не волнует.

Правовое содержание свободы совести и вероисповедания состоит в том, что каждый человек вправе свободно выбирать, свободно иметь и свободно исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой. В соответствии со ст.28 Конституции Российской Федерации, каждый праве свободно распространять религиозные и иные убеждения, однако этому праву вовсе не корреспондирует обязанность других граждан выслушивать и воспринимать пропаганду этих религиозных и иных убеждений. В соответствии с частью 2 статьи 30 Конституции Российской Федерации, никто не может быть принужден к вступлению в какое-либо объединение или пребыванию в нем.

Принудительное вовлечение учащихся в какие-либо религиозные объединения и пропаганда им каких-либо вероучений вопреки их воле и воле их родителей (законных представителей) являются противозаконными и нарушают их права, в том числе, закрепленные Конституцией Российской Федерации и международными правовыми актами права на свободу совести и вероисповедания, на культурное развитие в рамках своей национальной культуры, на свободный выбор образования в соответствии со своими убеждениями. Это также нарушает права родителей учащихся, в том числе, на выбор воспитания и образования для своих детей в соответствии с собственными убеждениями (часть 3 статьи 26 Всеобщей декларации прав человека от 10.12.1948 г.; часть 3 статьи 13 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах; часть 4 статьи 18 Международного пакта о гражданских и политических правах; статья 5 Декларации о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений от 25.11.1981 г.; статья 5 Конвенции о борьбе с дискриминацией в области образования от 14.12.1960 г.; статья 2 Протокола №1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 20.03.1952 г.; пункт 16 Итогового документа Венской встречи государств-участников Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе от 15.01.1989 г. и др.). Но господина Себенцова все это как-то не интересует, поэтому примеры планируемых им изменений федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», чреватых серьезными проблемами в российском обществе, можно продолжать достаточно долго.

Еще один показательный пример. Предложенные и утвержденные рабочей группой А.Е.Себенцова изменения и дополнения в часть 1 статьи 6, часть 1 статьи 7 и часть 1 статьи 8 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», в которых вымараны всякие указания на то, что религиозные объединения (религиозные группы, религиозные организации) создаются гражданами Российской Федерации, что в случае принятия этих изменений и дополнений в установленном законом порядке приведет к разрешению создания иностранцами религиозных объединений на территории Российской Федерации и, как следствие, очередному экспоненциальному росту численности и активности иностранных религиозных сект на территории Российской Федерации. Если часть 1 статьи 6, часть 1 статьи 7 и часть 1 статьи 8 действующего Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» содержит разрешение на создание религиозных объединений (религиозных групп, религиозных организаций), кроме граждан Российской Федерации, еще и «иными лицами, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории Российской Федерации», то предложенный рабочей группой А.Е.Себенцова вариант такого указания уже не содержит. И здесь предложенные рабочей группой А.Е.Себенцова изменения и дополнения в часть 2 статьи 7 части 3 и 4 статьи 8 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» дела не меняют, так как регулируют деятельность религиозных групп, религиозных организаций уже после их создания. В результате, разработанные под руководством А.Е.Себенцова изменения и дополнения в Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» открывают Россию для любой иностранной религиозной экспансии, позволяя создавать религиозные объединения (религиозные группы, религиозные организации) даже лицам, не относящимся к гражданам Российской Федерации и при этом находящимся на ее территории непостоянно или на незаконных основаниях. Внесение таких поправок есть прямое нарушение прав российских граждан, подрыв национальной безопасности Российской Федерации.

Приведенными примерами перечень серьезных недостатков утвержденных рабочей группой А.Е.Себенцова изменений и дополнений в Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» не исчерпывается.

Весьма пикантным является и тот факт, что пока указанная рабочая группа по разработке изменений и дополнений в Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях», куда были для вида приглашены представители крупнейших религиозных организаций России, обсуждает внесение изменений в этот закон в виде поправок в одно-два слова в каждую статью, чиновники делают обходной маневр и посредством разработанных Министерством юстиции Российской Федерации законопроектов «О борьбе с экстремистской деятельностью» и «О внесении изменений и дополнений в законодательные акты в связи с принятием Федерального закона «О борьбе с экстремистской деятельностью» пытается кардинально поменять закон «О свободе совести и о религиозных объединениях», внося в него целый ряд поправок безо всяких согласований с представителями религиозных организаций, попросту проигнорировав их мнение.

Так, оставив безо всякого внимания неоднократные заявления руководства Русской Православной Церкви о несогласии с созданием федерального органа по делам религиозных объединений, разработчики законопроекта «О внесении изменений и дополнений в законодательные акты в связи с принятием Федерального закона «О борьбе с экстремистской деятельностью» закрепили в статье 2 следующее: «Внести в Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях»  (Собрание  законодательства  Российской Федерации, 1997, №39, ст. 4465; 2000, № 14, ст. 1430) следующие изменения и дополнения: 1. Дополнить пункт 3 статьи 4 следующей фразой: «Координация деятельности федеральных органов исполнительной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации по оказанию помощи религиозным организациям осуществляется федеральным государственным органом, специально уполномоченным Правительством Российской Федерации. Статус и полномочия указанного органа определяются решением Правительства Российской Федерации». Проще говоря, предлагается создание госоргана по делам религиозных объединений, для развертывания и функционирования которого не потребуется принятия дополнительных законов. Достаточно принятия Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в законодательные акты в связи с принятием Федерального закона «О борьбе с экстремистской деятельностью», все остальное урегулирует Правительство Российской Федерации. Речь здесь не о том, надо создавать госорган по делам религий или нет, нужно менять указанные статьи закона или не стоит, а о добросовестном учете мнения верующих, о котором в реальности, к сожалению, говорить сегодня не приходится. Кроме того, полностью изменяется статья 14 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» (вместо нее появляется сразу несколько статей – 14, 14-1, 14-2, 14-3), вносятся изменения и дополнения в статью 25 указанного федерального закона. И это притом, что рабочая группа А.Е.Себенцова по совершенствованию Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», куда приглашены представители религиозных объединений, на данный момент дошла в своих обсуждениях только приблизительно до 12-14 статьи этого закона. В любом зарубежном государстве такие действия правительственных чиновников были бы расценены как издевательство над верующими. Или учитывайте мнение крупнейших религиозных организаций России, или нечего устраивать комедию с включением их представителей в состав комиссии, которая реально ничего не разрабатывает и не утверждает.

Вывод. Разработанные и утвержденные рабочей группой А.Е.Себенцова изменения и дополнения в Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» противоречат Конституции Российской Федерации и значительно ухудшают указанный федеральный закон.

 

Доктор юридических наук,

профессор Российской академии государственной

службы при Президенте Российской Федерации

 

М.Н.Кузнецов

 

Кандидат юридических наук,

директор Института государственно-

конфессиональных отношений и права

И.В.Понкин

 

 

 

© 2007-2012 Центр древнерусской духовной культуры "Старая Русь"