Государство и религиозные объединения


ЦДДК "Старая Русь"

Конституционно-правовое заключение доктора юридических наук, профессора М.Н.Кузнецова от 28 мая 2002 г.

 

Предметом настоящего конституционно-правового заключения явилось правовое содержание предлагаемых А.Е. Себенцовым изменений и дополнений в Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» №125-ФЗ от 26.09.1997 г.

Конституционно-правовой анализ предлагаемых А.Е. Себенцовым изменений и дополнений в Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» №125-ФЗ от 26.09.1997 г. позволяет сделать вывод о том, что указанные изменения и дополнения в Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» противоречат Конституции Российской Федерации, международным правовым актам, закрепляющим основные права и свободы человека, и значительно ухудшают означенный федеральный закон.

Притом что Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» №125-ФЗ от 26.09.1997 г. требует значительного совершенствования, содержит множество правовых пробелов, внутренних противоречий и прочих недостатков, усилия А.Е. Себенцова направлены не на совершенствование указанного нормативно-правового акта, а на дальнейшее разрушение отношений между государством и религиозными объединениями, прежде всего, традиционными для России. То, что такая ситуация является исключительно результатом собственной интриги А.Е. Себенцова, направленной на достижение собственных его интересов, видно из различных выступлений А.Е. Себенцова, в которых он подвергает нападкам традиционные для Российской Федерации религии и рекламирует действующие на территории России зарубежные религиозные секты (например, в интервью интернет-агентству «Страна-ру» 3 апреля 2002 г и др.). Известно, что А.Е. Себенцов проигнорировал множество вполне разумных и конструктивных предложений об изменениях и дополнениях в указанный федеральный закон, поступивших из субъектов Российской Федерации, под надуманным предлогом их «антиконституционности». Не являясь специалистом в области конституционного права, А.Е. Себенцов не может компетентно судить об их конституционности или антиконституционности. И, в любом случае, не вправе делать это единолично.

Предлагаемые А.Е. Себенцовым изменения и дополнения в различные статьи Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» серьезно изменяют содержание указанного нормативного правового акта, многие правовые нормы этого закона, явившегося в свое время результатом общественного компромисса, инвертируются, подменяются на содержательно противоположные. Все это приведет к очень серьезным негативным последствиям в российском обществе и государстве.

Наиболее яркий пример – поправки в часть 5 статьи 3 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях». Действующая норма устанавливает: «…Запрещается вовлечение малолетних в религиозные объединения, а также обучение малолетних религии вопреки их воле и без согласия их родителей или лиц, их заменяющих». Предлагаемый А.Е. Себенцовым вариант: «В соответствии с семейным законодательством родители имеют преимущественное перед всеми остальными лицами право воспитывать своих детей. Привлечение несовершеннолетних детей к участию в богослужениях, религиозных обрядах, церемониях и иной деятельности религиозных объединений, а также обучение несовершеннолетних религии допускается с ведома и при отсутствии возражений родителей или лиц, их заменяющих, с учетом права детей на свободу совести и свободу вероисповедания». Первое предложение в приведенной конструкции нового варианта излишне, так как это просто констатация факта. Второе предложение здесь кардинально отличается от сегодняшнего варианта, в котором закреплен императивный запрет на вовлечение малолетних в религиозные объединения и на обучение малолетних религии вопреки их воле и без согласия их родителей или лиц, их заменяющих. В предлагаемой А.Е. Себенцовым формулировке императивный запрет изменен на диспозитивную норму, допускающую такое вовлечение «с ведома и при отсутствии возражений родителей или лиц, их заменяющих, с учетом права детей на свободу совести и свободу вероисповедания».

Формулировка «с ведома родителей» юридически некорректна. Сегодняшняя практика практически полного игнорирования мнения родителей руководством и учительским корпусом, активно допускающих к учащимся всевозможные религиозные секты, показывает реальное содержание такого уведомления на практике. Такое уведомление зачастую высказывается в форме предложения, от которого родителям не дают возможности отказаться, их уведомляют о том, что их детям будут преподавать какую-то дисциплину, но если им не нравится, то, отвечают им, они могут перевести своих детей в другую школу. Что значит «с учетом права детей на свободу совести и свободу вероисповедания»? Кто будет осуществлять такой учет? Иностранные миссионеры? Сектанты? Директора школ? Существует огромное число фактов, когда директора московских школ принудительно отправляли учащихся целыми классами на мероприятия секты Муна в лице Федерации «Семьи за единство и мир во всем мире». Они станут вести учёт прав? Формулировка «при отсутствии возражений родителей или лиц, их заменяющих» рассчитана на тех родителей, которые мало интересуются школьными делами своих детей. Таких достаточно много в силу разных причин - загруженность на работе, семейные неурядицы и пр.

Единственно правильный вариант закреплен в формулировке действующей части 5 статьи 3 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», устанавливающей императивный запрет на вовлечение малолетних в религиозные объединения и обучение малолетних религии вопреки их воле и без согласия их родителей или лиц, их заменяющих.

Тогда как изменения и дополнения А.Е. Себенцова в часть 5 статьи 3 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» нарушают Конституцию Российской Федерации и международные правовые акты о правах человека, в том числе, Всеобщую декларацию прав человека от 10.12.1948 г., Международный пакт о гражданских и политических правах от 16.12.1966 г., Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах от 16.12.1966 г., Конвенцию о борьбе с дискриминацией в области образования от 14.12.1960 г., Конвенцию о правах ребенка от 20.11.1989 г., Европейскую Конвенцию о защите прав человека и основных свобод от 4.11.1950 г., Декларацию о праве на развитие и др.

Конституционно-правовой анализ предлагаемых А.Е. Себенцовым изменений и дополнений в часть 5 статьи 3 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» показывает, что эти изменения и дополнения в случае их принятия в установленном законом порядке откроют российские образовательные учреждения для любых религиозных объединений, конфессиональная принадлежность которых не будет соответствовать картине распределения учащихся по критерию выражения ими принадлежности или предпочтительного отношения к тем или иным религиям и религиозным объединениям. То есть, к примеру, мормонским миссионерам будет разрешено вести принудительную пропаганду своих вероучений среди православных детей, ваххабитам – среди мусульманских детей, а сектам – среди и тех, и иных и всех прочих. Такое «законотворчество» ведет к грубейшему нарушению прав и законных интересов детей и их родителей или лиц, их заменяющих.

 Правовое содержание свободы совести и вероисповедания состоит в том, что каждый человек вправе свободно выбирать, свободно иметь и свободно исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой. В соответствии со статьей 28 Конституции Российской Федерации, каждый праве свободно распространять религиозные и иные убеждения, однако этому праву вовсе не корреспондирует обязанность других граждан выслушивать и воспринимать пропаганду этих религиозных и иных убеждений. В соответствии с частью 2 статьи 30 Конституции Российской Федерации, никто не может быть принужден к вступлению в какое-либо объединение или пребыванию в нем.

Принудительное вовлечение учащихся в какие-либо религиозные объединения и пропаганда учащимся каких-либо вероучений вопреки их воле и воле их родителей (законных представителей) являются противозаконными и нарушают их права, в том числе, закрепленные Конституцией Российской Федерации и международными правовыми актами права на свободу совести и вероисповедания, на культурное развитие в рамках своей национальной культуры, на свободный выбор образования в соответствии со своими убеждениями. Это также нарушает права родителей учащихся, в том числе, на выбор воспитания и образования для своих детей в соответствии с собственными убеждениями (часть 3 статьи 26 Всеобщей декларации прав человека от 10.12.1948 г.; часть 3 статьи 13 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах; часть 4 статьи 18 Международного пакта о гражданских и политических правах; статья 5 Декларации о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений от 25.11.1981 г.; статья 5 Конвенции о борьбе с дискриминацией в области образования от 14.12.1960 г.; статья 2 Протокола №1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 20.03.1952 г.; пункт 16 Итогового документа Венской встречи государств-участников Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе от 15.01.1989 г. и др.).

Еще один показательный пример - предлагаемые А.Е. Себенцовым изменения и дополнения в часть 1 статьи 6, часть 1 статьи 7 и часть 1 статьи 8 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», в которых вымараны всякие указания на то, что религиозные объединения (религиозные группы, религиозные организации) создаются гражданами Российской Федерации. В случае принятия указанных изменений и дополнений в установленном законом порядке это приведет к созданию благоприятных условий для создания иностранцами религиозных объединений на территории Российской Федерации и, как следствие, очередному экспоненциальному росту численности и активности иностранных религиозных сект на территории России. Если часть 1 статьи 6, часть 1 статьи 7 и часть 1 статьи 8 действующего Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» содержат разрешение на создание религиозных объединений (религиозных групп, религиозных организаций), кроме граждан Российской Федерации, еще и «иными лицами, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории Российской Федерации», то предлагаемый А.Е. Себенцовым вариант такого указания уже не содержит. И здесь предлагаемые А.Е. Себенцовым изменения и дополнения в часть 2 статьи 7 части 3 и 4 статьи 8 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» дела не меняют, так как регулируют деятельность религиозных групп, религиозных организаций уже после их создания. В результате, предлагаемые А.Е. Себенцовым изменения и дополнения в Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» открывают Россию для любой иностранной религиозной экспансии, позволяя создавать религиозные объединения даже лицам, не относящимся к гражданам Российской Федерации и при этом находящимся на ее территории непостоянно или на незаконных основаниях. Данный вывод подтверждается приведенным в разделе, посвященном изменению статьи 13 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», замечанием о том, что положение, налагающее запрет на религиозную деятельность представительств иностранных религиозных организаций и отказывающее таковым в статусе религиозных объединений в соответствии с указанным законом, «представляется сомнительным, целесообразно обдумать его исключение» (вариант А.Е. Себенцова от 4 апреля 2002 г., с.36). Внесение таких изменений и дополнений есть прямое нарушение прав российских граждан, подрыв национальной безопасности Российской Федерации.

Очень серьезно предлагается изменить содержание части 2 статьи 14 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», устанавливающей основания для ликвидации религиозной организации, запрета на деятельность религиозной организации или религиозной группы в судебном порядке. В указанную статью добавлено много абсурдных или невнятных, юридически некорректных положений. Например, в качестве таковых оснований А.Е. Себенцов предлагает закрепить «применение норм религиозного права, противоречащих законодательству Российской Федерации». Что это означает, совершенно непонятно. Формулировка неконкретна и некорректна. Даже в советские времена на Северном Кавказе нормы светского права находили компромисс с нормами шариата.

Предлагаемое А.Е. Себенцовым в качестве основания для ликвидации религиозной организации, запрета на деятельность религиозной организации или религиозной группы в судебном порядке «воспрепятствование законной деятельности созданных в соответствие с законом организаций и объединений» - есть прямое лоббирование деятельности разрушительных и иностранных религиозных сект на территории Российской Федерации. Так как вполне законные и оправданные протесты православного или мусульманского населения конкретного населенного пункта против строительства там религиозного комплекса религиозной секты «Церковь объединения» Муна, «Брахма Кумарис», «Свидетели Иеговы» и т.п. будут рассматриваться именно как основания для ликвидации и запрета православных и мусульманских религиозных организаций. То, что религиозные секты будут созданы и зарегистрированы в установленном законом порядке, сомневаться не приходится, учитывая, что Министерство юстиции Российской Федерации (за редким исключением в виде отдельных управлений Министерства юстиции РФ в субъектах РФ) готово регистрировать любые религиозные секты, насколько бы интенсивно они ни возбуждали религиозную вражду и ненависть и ни нарушали бы права граждан.

Сначала лоббисты религиозных сект пропагандировали необходимость обязательной регистрации любых религиозных объединений, мотивируя это тем, что якобы такая ситуация позволит обществу осуществлять контроль за их деятельностью. Теперь же, добившись регистрации всех тех религиозных сект, которые сочли это необходимым для себя, общество пытаются лишить какой-либо возможности подвергать критике опасную для людей деятельность религиозных сект и протестовать против нее. Возникает вопрос, не лоббированием ли этой поправки А.Е. Себенцов отрабатывает мормонам свою поездку в США к ним, о которой он так много рассказывает в своих интервью?

Прямым лоббированием интересов религиозной секты «Свидетели Иеговы» является предлагаемое А.Е. Себенцовым для включения в часть 2 статьи 14 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» основание для ликвидации религиозной организации, запрета на деятельность религиозной организации или религиозной группы в судебном порядке: «воспрепятствование оказанию медицинской помощи лицам, находящимся в опасном для жизни и здоровья состоянии», вместо действующей правовой конструкции: «склонение… к отказу по религиозным мотивам от оказания медицинской помощи лицам, находящимся в опасном для жизни и здоровья состоянии». Совершенно очевидно, что если положения, направленные на склонение к отказу по религиозным мотивам от оказания медицинской помощи лицам, находящимся в опасном для жизни и здоровья состоянии, во множестве наличествуют в литературе религиозного объединения «Свидетели Иеговы», то доказать воспрепятствование иеговистами оказанию медицинской помощи лицам, находящимся в опасном для жизни и здоровья состоянии, практически невозможно. Кроме того, в указанных формулировках наличествуют совершенно разные субъекты действий. Из формулировки А.Е. Себенцова практически полностью выпало само лицо, находящееся в опасном для жизни и здоровья состоянии. Остался запрет на действия третьих лиц, препятствующие действиям тех, кто вознамерился оказать помощь лицу, находящемуся в опасном для жизни и здоровья состоянии. Таким образом, перед нами полная подмена смысла правовой нормы. Причем заинтересованы в такой подмене, очевидно, могут быть только те религиозные объединения, которые как раз систематически склоняют к отказу по религиозным мотивам от оказания медицинской помощи лицам, находящимся в опасном для жизни и здоровья состоянии.

Приведенными примерами перечень серьезных недостатков предлагаемых А.Е. Себенцовым изменений и дополнений в Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» не исчерпывается. Многие из предлагаемых изменений и дополнений, за некоторым исключением, подготовлены юридически неграмотно и очень неряшливо.

Вывод. Разработанные и утвержденные рабочей группой А.Е.Себенцова изменения и дополнения в Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» от 26 сентября 1997 г. №125-ФЗ значительно ухудшают указанный федеральный закон и противоречат Конституции Российской Федерации и международным правовым актам о правах человека.

 

Доктор юридических наук,

профессор Российской академии государственной

службы при Президенте Российской Федерации

М.Н. Кузнецов

 

© 2007-2012 Центр древнерусской духовной культуры "Старая Русь"