Государство и религиозные объединения


ЦДДК "Старая Русь"

Экспертное заключение Фонда развития парламентаризма в России на проекты федеральных законов «О традиционных религиозных организациях России» и «О социальном партнерстве государства и традиционных религиозных организаций в Российской Федерации», июнь 2003 г.

 

 

Одно из важнейших достижений социального прогресса состоит в отделении церкви от государства, конституционном закреплении и полноценной реализации на практике принципа светского государства.

Светским считается государство, в котором ни одна религия не является государственной, ни одно религиозное учение – общеобязательным, религиозные организации отделены от государства (не вправе оказывать влияния на органы государственной власти, на систему государственного светского образования и др.) и равны перед законом. Светское государство обеспечивает свободу совести, право исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, вести религиозную пропаганду, пропагандировать иные взгляды. Среди светских государств в первую очередь следует отметить США и Францию.

Вместе с тем, полноценная реализация принципа светского государства на практике представляет определенные трудности. Объективный ход исторического развития привел к тому, что во многих государствах, в том числе и демократических, до сих пор существуют государственные религии. Так, государственными религиями являются: в Великобритании – протестантская англиканская церковь, в Швеции – лютеранская, в Греции – православие, во многих странах Латинской Америки – католическая церковь. При этом, как правило, не происходит ограничения прав и притеснения других верующих, – устанавливаются лишь отдельные отступления от принципа отделения церкви от государства, которые носят несущественный характер. Так, некоторые гражданские обряды (особенно браки) признаются имеющими юридическое значение только в том случае, если они совершаются в государственной церкви. Государство иногда оказывает материальную поддержку государственной церкви, в некоторых странах ее главой является глава государства (монарх), который может принадлежать только к этой церкви (например, в Великобритании, Швеции).

В России такой подход вряд ли можно признать удачным по ряду обстоятельств. Прежде всего, большинство государств с государственными религиями имеют более или менее однородный национальный и конфессиональный состав. Россия – многонациональное и многоконфессиональное государство, и законодательное установление особого статуса основных религий, в первую очередь православия и ислама, существенно расширит их влияние на государство и общество, что может привести к обострению межконфессиональных противоречий (особенно в отдельных регионах).

Тем не менее, точка зрения, согласно которой следует в законодательном порядке придать льготный статус отдельным религиозным организациям, была популярна в 90-х годах прошлого века и сохраняет свою актуальность до сих пор. Так, в настоящее время в Государственной Думе находятся на рассмотрении два законопроекта, устанавливающих основы правового статуса традиционных религиозных организаций и их взаимоотношений с государством.

Законопроект «О традиционных религиозных организациях» был внесен в Государственную Думу депутатами В.У. Корниенко, В.А. Лисичкиным, В.И. Шандыбиным 12 мая 1999 года. Предметом регулирования законопроекта являются общественные отношения, связанные с признанием религиозной организации традиционной, а также с установлением статуса традиционной религиозной организации. Согласно законопроекту, традиционной религиозной организацией России признается религиозная организация в случае, если: ее последователи действуют на территории Российской Федерации не менее 100 лет; ее учение и практика традиционны для России или нескольких ее регионов и не противоречат действующему законодательству Российской Федерации; ее нравственное учение и социальная деятельность направлены на цели, признаваемые обществом гуманными, укрепляющими личную и общественную мораль и содействующими укреплению российской государственности.

В законопроекте закреплена процедура признания традиционной религиозной организации России. Установление правового статуса традиционных религиозных организаций сводится к закреплению прав этих организаций иметь своих постоянных представителей при федеральных и региональных органах власти по согласованию с ними и обязанности органов государственной власти в рамках их компетенции оказывать содействие религиозным организациям в их социальной деятельности в Российской Федерации и за рубежом.

Законопроект «О социальном партнерстве государства и традиционных религиозных организаций в Российской Федерации» был внесен в Государственную Думу 18 февраля 2003 года депутатом А.В. Чуевым. Традиционной религиозной организацией, согласно законопроекту, является зарегистрированная централизованная религиозная организация, действующая на территории Российской Федерации не менее 85 лет, состоящая из местных организаций, действующих на территории более 10 субъектов Российской Федерации и признанная неотъемлемой частью исторического, духовного и культурного наследия народов России.

В законопроекте установлен порядок приобретения статуса традиционной религиозной организации, основные направления взаимодействия государства и традиционных религиозных организаций, особенности налогообложения этих организаций, особенности их деятельности в области образования, сотрудничества государства и традиционных религиозных организаций.

Несмотря на существенные различия законопроектов по объему, содержанию и качеству юридической техники, их концептуальная основа одинакова. Фактически, в законопроектах предлагается резко повысить интенсивность взаимодействия государства и религиозных организаций, предоставить им в связи с этим льготный режим, расширить сферу их участия во многих областях государственной деятельности.

Важнейшим недостатком законопроектов является несоответствие их концепции Конституции. Основа концепции обоих законопроектов – законодательное установление особого статуса отдельных религиозных организаций – противоречит установленным в Конституции РФ 1993 года принципам светского государства, отделения религиозных объединений от государства и их равенства перед законом (ч. 1 и 2 ст. 14 Конституции). Идея установления религиозных объединений с особым статусом и широким спектром взаимодействия с государством также не соответствуют федеральному законодательству – в первую очередь, принятому на основе Конституции Федеральному закону «О свободе совести и о религиозных объединениях» (статья 4 этого закона устанавливает принципы последовательного отделения религиозных объединений от основных сфер государственной деятельности).

Кроме того, законопроекты фактически не имеют собственного предмета регулирования. Правовое положение религиозных объединений является предметом регулирования Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», поэтому любые изменения в правовом статусе каких-либо религиозных организаций и их взаимодействии с государством должны быть отражены в этом законе, а не являться предметом регулирования отдельных, специальных законов.

Можно указать и на иные недостатки каждого законопроекта в отдельности.

Законопроект «О традиционных религиозных организациях» состоит лишь из 5 статей, одна из которых закрепляет цели и задачи закона, другая фактически устанавливает понятие традиционной религиозной организации. Последняя статья законопроекта устанавливает переходные положения. Таким образом, важнейшие нормы законопроекта – о процедуре признания традиционной религиозной организацией и о правовом статусе религиозных организаций – предусмотрены только в двух небольших по объему статьях законопроекта.

Согласно абз. 1 ст. 3 законопроекта, религиозная организация признается традиционной религиозной организацией России на основании ходатайства в орган, осуществивший ее регистрацию, свидетельства о ее регистрации, заключения государственной религиоведческой экспертизы, заключения федерального органа юстиции.

Прежде всего, решение о государственной регистрации религиозной организации принимается федеральным органом исполнительной власти в области юстиции (абз. 2 п. 1 ст. 11 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях»), то есть понятия «орган, осуществивший ее регистрацию» и «федеральный орган юстиции» идентичны. Далее, государственная религиоведческая экспертиза, в соответствии с п. 8 ст. 11 данного Закона и п. 1 Порядка проведения государственной религиоведческой экспертизы (утвержденного Постановлением Правительства РФ от 3 июня 1998 года № 565), проводится при осуществлении органами юстиции государственной регистрации религиозных организаций. Проведение этого вида экспертизы в иных случаях (в частности, при принятии решения о признании религиозной организации в качестве традиционной), не предусмотрено.

Согласно абз. 2 ст. 3 законопроекта, решение о признании религиозной организации России в качестве традиционной в каждом отдельном случае принимается в форме федерального закона. Но принятие федерального закона вместо решения федерального органа юстиции о признании религиозной организации в качестве традиционной не представляется целесообразным. Кроме того, как уже было сказано, федеральные законы о признании той или иной религиозной организации России в качестве традиционной не соответствуют Конституции РФ и действующему законодательству.

Положения о статусе соглашений о социальном партнерстве государства и религиозных организаций должны быть отражены в Федеральном законе «О свободе совести и о религиозных объединениях»

В ст.ст. 2 и 3 законопроекта содержится внутреннее противоречие. Речь идет о норме ст. 2, в которой указано, что традиционными для России признаются учения и практика религиозных организаций, исповедующих православное христианство и ислам. Установление в законопроекте перечня традиционных религиозных организаций само по себе нарушает зафиксированнный в ст. 3 порядок признания религиозной организации в качестве традиционной. Название ст. 4 («Правовой статус традиционных религиозных организаций») не соответствует содержанию этой статьи, так как в ней речь идет не о правовом статусе традиционных религиозных организаций в целом, а об отдельных особенностях этого статуса. В абз. 2 данной статьи не установлены функции и полномочия постоянных представителей традиционных и религиозных организаций при федеральных и региональных органах власти. При реализации этой нормы на практике возможно появление узаконенных форм участия религиозных организаций в принятии государственных решений (что особенно опасно в экономически слаборазвитых районах с господством ислама в его радикальных формах).

Норма, обязывающая органы государственной власти оказывать содействие традиционным религиозным организациям в их социальной деятельности в России и за рубежом (абз. 3 ст. 4), сформулирована нечетко, не устанавливает конкретных сфер и процедур ее применения, и поэтому ее реализация может привести к непредсказуемым последствиям.

Несмотря на то, что в целом законопроект «О социальном партнерстве государства и традиционных религиозных организаций в Российской Федерации» отличается сравнительно более высоким уровнем юридической техники и содержательной проработки проблемы, большинство его положений носит рамочный или декларативный характер. Конкретные формы и методы взаимодействия государства и традиционных религиозных организаций, согласно ст. 14 законопроекта, предполагается определять в договорах об установлении отношений социального партнерства. Думается, подмена законодательного регулирования отношений государственных органов и религиозных организаций договорными отношениями совершенно неоправданна. Это может привести к появлению на практике самых различных форм взаимодействия и грубым нарушениям действующего законодательства о свободе совести и религиозных объединениях, особенно в тех субъектах федерации, где отдельные группы выступают за установление теистического государства.

Кроме того, в нем содержится ряд недостатков и спорных положений, которых не имеет законопроект «О традиционных религиозных организациях».

В частности, в законопроекте «О социальном партнерстве государства и традиционных религиозных организаций в Российской Федерации» устанавливается возможность существования не только традиционных религиозных организаций России, но и региональных традиционных религиозных организаций. Учитывая широкие полномочия по воздействию на образование и др., предоставляемые традиционным религиозным организациям рассматриваемым законопроектом, это приведет к неизбежному росту региональных различий, обострению конфессиональных противоречий, может стать катализатором разрушения общегосударственного единства.

Анализ основных направлений взаимодействия государства и традиционных религиозных организаций (ст. 9 законопроекта) показывает, что эти направления сформулированы нечетко, неконкретно, что дает религиозным организациям широкие возможности для вмешательства в указанные в ст. 9 сферы общественной жизни.

Следует особо отметить недостатки отдельных положений ст. 11 в части закрепления деятельности традиционных религиозных организаций в области образования. Согласно данной статье, государство обеспечивает учет духовно-нравственных и культурных ценностей народов России и их традиционных вероисповеданий при разработке государственных образовательных стандартов, учебных программ, учебных и учебно-методических пособий по предметам гуманитарного характера. Прежде всего, из содержания статьи неясны конкретные обязанности государственных органов по учету традиционных вероисповеданий, объем и формы такого учета в учебных программах. Кроме того, данное положение не соответствует пункту 4 ст. 5 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», согласно которому администрация государственных или муниципальных образовательных учреждений предоставляет религиозной организации возможность обучать детей религии вне рамок образовательной программы. При этом, согласно действующему закону, возможность обучения детей может быть предоставлена только по просьбе родителей или лиц, их заменяющих, с согласия детей и по согласованию с соответствующим органом местного самоуправления.

В ст. 12 законопроекта нечетко установлены правила распределения на безвозмездной основе печатных площадей (эфирного времени) между традиционными религиозными организациями. В частности, неопределенным является критерий распределения пропорционально вкладу в становление исторических, духовных и культурных традиций Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или территории муниципального образования, а также влиянию на формирование духовно-нравственных ценностей, морально-этических принципов и традиционного уклада жизни народов России (абз. 3 ст. 12). Из содержания нормы законопроекта неясно, какой государственный орган и в каком порядке устанавливает долевое отношение социально-психологических и моральных факторов. На практике четкое установление этого отношения вряд ли возможно.

Среди иных недостатки юридико-технического характера можно отметить употребление без предварительного разъяснения неюридических, не устоявшихся терминов («окормление», «дом ночного пребывания» и др.), включение в «законодательство о традиционных религиозных организациях» (ст. 4 законопроекта) не только федеральных законов, но и иных нормативно-правовых актов Российской Федерации и субъектов Российской Федерации и т.д.

Таким образом, рассматриваемые законопроекты содержат концептуальные недостатки принципиального характера и существенные юридико-технические недочеты.

При подготовке иных законопроектов, имеющих своей целью законодательное закрепление особого статуса отдельных религиозных организаций, предлагается учитывать, что любые изменения статуса религиозных организаций должны устанавливаться не в отдельных законах, а в Федеральном законе «О свободе совести и о религиозных объединениях», и соответствовать конституционно закрепленным принципам светского государства, отделения религиозных объединений от государства и их равенства перед законом.

 

 

 

© 2007-2012 Центр древнерусской духовной культуры "Старая Русь"