Государство и религиозные объединения


ЦДДК "Старая Русь"

Заключение В.Г.Елизарова от 15 февраля 2002 г. по проекту федерального закона «О традиционных религиозных организациях в Российской Федерации», подготовленному депутатом Государственной Думы А.В. Чуевым, представленному им на пресс-конференции в Государственной Думе 05.02.2002 г.

 

Сама идея законодательного придания традиционным религиозным объединениям России особого правового статуса, включающего определенные преференции со стороны государства и меры поддержки их деятельности, на наш взгляд, имеет серьезные основания не только для обсуждения, но и для реализации в законотворческой деятельности парламента России.

Рассмотрев вышеназванный проект федерального закона, считаем, что он обладает следующими существенными недостатками:

I. Недостатки концептуального характера:

1.1.   Законопроект основывается на положении, что существующие веками в России религиозные организации без придания им государством «статуса традиционных религиозных организаций Российской Федерации» не могут легально считаться традиционными, что на наш взгляд является глубоко ошибочным по следующим причинам:

1) смысл самого понятия «традиционная религиозная организация», исходя из его этимологии, которого придерживаются большинство юристов и других специалистов в данной сфере, дает основание считать традиционными для определенного государства те религиозные организации, которые обладают следующими необходимыми признаками:

длительное время (веками) существующие на территории данного государства (и существовавшие на территории государственных образований, правоприемником которого является данное государство);

оказание этой религиозной организацией существенного влияния на культуру и жизнь народа, населяющего территорию соответствующего государства, на историческое становление данного государства (либо государственных образований, правоприемником которого является данное государство).

При этом считаем очевидным, что традиционность для некоторого государства (еще более - для народа) определенной религиозной организации - это объективно-историческое свойство, характеристика этой религиозной организации, которая по своей природе не может зависеть от решения некоего государственного или государственно-общественного органа о признании или непризнании данной организации в качестве традиционной.

Считаю,    что    концептуальный    подход    автора   законопроекта депутата Чуева прямо противоположный сказанному выше, является ошибочным и ставит организации, которые по сути и фактически давно объективно являются традиционными религиозными организациями для России и населяющих ее народов, в положение, зависимое в вопросе «об их  признании»  от  светского  государства,  обладающего  практически 100%  контроля  над  так  называемой   «Федеральной     комиссией  по поддержке традиционных вероисповеданий».

2) для того, чтобы религиозная организация считалась традиционной религиозной организацией именно Российской Федерации логически необходимо, чтобы сама Российской Федерации существовала бы столь длительное время, чтобы соответствующие религиозные организации были фактически традиционными для этого государства. История показывает, что традиции в духовной сфере жизни общества не укореняются за десятилетия. При этом надо учитывать, что наименование «Российская Федерация» было официально введено в 1991 году, до того момента существовала РСФСР, а также, то, что Конституция Российской Федерации, учредившая новое в конституционно-правовом смысле государство была принята 12 декабря 1993 года. Несмотря на то, что Российская Федерация является правоприемницей РСФСР, невозможно отрицать, что РСФСР не является правоприемницей существовавшей до 1917 года Российской Империи. Поэтому у сравнительно «молодой» (20-летней) Российской Федерации просто не может быть традиционных для нее религиозных организаций Российской Федерации. Такие организации могут быть для России, подразумевая под этим наименованием все вышеуказанные государства в их неразрывным историко-культурном единстве.

Поэтому, представляется логически необоснованным и ошибочным наименование «традиционная религиозная организация Российской Федерации».

Правильным было бы наименование «традиционная религиозная организация России».

1.2.   Содержание законопроекта не отражает его названия. В    проекте    закона    нет    ни    одного    положения,    которым    бы устанавливался правовой статус традиционных религиозных организаций

Российской Федерации и традиционных религиозных организаций отдельных народов Российской Федерации, - т.е. комплекс конкретных прав и обязанностей этих организаций.

Именно по причине отсутствия в законопроекте норм, наделяющих традиционные религиозные организации правами и обязанностями, составляющими особый правовой статус традиционных религиозных организаций, данный законопроект не может принести ни какой пользы этим организациям - ни Православной Церкви, ни мусульманским, ни иудейским, ни буддистским организациям.

(Подробнее об этом - сказано далее, в замечании 2.4.)

II. Основные недостатки юридического характера:

2.1.   Статьи 1, 5, 6, 7, 8 проекта закона в части создания специального государственно-общественного органа - Федеральной комиссии по поддержке традиционных вероисповеданий, уполномоченного принимать решения о присвоении статуса традиционной религиозной организации определенного вида (одного из трех возможных) и о присвоении статуса представительства иностранной традиционной религиозной организации, противоречат следующим нормам федерального законодательства:

статье 10 Конституции Российской Федерации, в соответствии с которой государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную, и, следовательно, не предусмотрено какой -либо возможности для введения государственно- общественной власти или государственно-общественных органов, наделяемых по сути полномочиями органов исполнительной власти - присваивать (на основании закона) определенные статусы (права и обязанности) субъектам правоотношений;

статье 110 Конституции Российской Федерации, согласно которой исполнительную власть Российской Федерации - т.е. власть, уполномоченную реализовать законы от лица Российской Федерации осуществляет Правительство Российской Федерации;

и другим нормам федеральных законов.

2.2.   Часть 2 статьи 3 проекта, устанавливающая, что «Настоящий Федеральный закон не распространяется на деятельность религиозных объединений, созданный (орфография оригинала - прим, эксперта) в соответствии с Федеральным законом «О свободе совести и о религиозных объединениях» юридически абсурдна, так как означает, что действие этого Закона (если предположить невероятное - его принятие) не будет распространяться ни на одно религиозную организацию, действующую в России, в том числе и на Русскую Православную Церковь.

2.3.   Часть 3 статьи 11, наделяющая решения специального государственно-общественного органа - Федеральной комиссии по поддержке традиционных вероисповеданий, «касающиеся реализации положений настоящего Федерального закона», - обязательной силой для исполнения их «всеми государственными и муниципальными организациями и учреждениями, а также органами государственной власти и органами местного самоуправления, на которые настоящим Федеральным законом возлагаются обязанности по поддержке деятельности традиционных религиозных организаций и развитию религиозно-государственных отношений» противоречит статье 10 Конституции Российской Федерации, согласно которой «органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны».

Общественно-государственные органы могут создаваться, этому российское законодательство не препятствует, но эти органы могут иметь только совещательный статус - т.е. их решения не могут иметь обязательной силы, не могут наделять кого-либо правами и обязанностями.

Кроме того, законопроектом не установлены никакие конкретные «органы государственной власти и органы местного самоуправления на которые настоящим Федеральным законом возлагаются обязанности по поддержке деятельности традиционных религиозных организаций и развитию религиозно-государственных отношений», и тем более не установлено, как голословно утверждается, каких-либо конкретных обязанностей этих органов по поддержке традиционных религиозных организаций (за исключением упоминания в ст. 13 Управления делами Президента Российской Федерации).

2.4.   Название и содержание законопроекта, значительная часть положений которого не являются нормами права, а являются декларативными положениями о «сотрудничестве» государства с традиционными религиозными организациями (статьи 15-19) только маскируют внутреннюю пустоту законопроекта и его иные цели, нежели заявленные в его преамбуле, а именно - придание представительствам иностранных традиционных религиозных организаций равных прав по сравнению с традиционными религиозными объединениями народов Российской Федерации (правда, с несущественными ограничениями).

Указанные декларативные положения проекта (статьи 15-19) являются уместными для проекта Концепции государственной политики в сфере отношений с религиозными объединениями (опубликован в «Независимой газете» в ноябре 2001 года и размещен на интернет-сайте www.state-religion.ru), из которого они и были в основном заимствованы без согласования с авторами проекта указанной Концепции, не уместны в федеральном законе как нормативном правовом акте. Изложение такого большого массива декларативных положений в законопроекте демонстрирует непонимание его разработчиком требований, которым должен удовлетворять проект федерального закона. Большинство положений законопроекта не соответствуют требованиям юридической техники.

2.5.   Указанная в проекте Комиссия называется в нем тремя разными наименованиями - то как «Федеральная комиссия по поддержке традиционных вероисповеданий» (статьи 1, 11-14), то как Федеральная комиссия по поддержке деятельности традиционных религиозных организаций» (статья 2), то как Федеральная комиссия по поддержке деятельности традиционных вероисповеданий (статья 10). Это свидетельствует о том, что автор проекта не вполне понимает, что государство может поддерживать только конкретных субъектов правоотношений - организации и граждан (и через них соответствующую деятельность), а ни как не некоторое духовное явление или процесс - вероисповедание, веру, любовь и т.д.

III. Недостатки процедуры подготовки законопроекта и учета интересов основных религиозных организаций при его подготовке:

3.1.   Подготовка подобных по сложности и касающихся интересов многих сторон законопроектов накладывает очевидные требования к процедуре их подготовки, в том числе к предварительным этапам, предшествующим созданию рабочей группы по законопроекту и организации самой рабочей группы. Но эти очевидные процедурные требования не были соблюдены. Например, не были запрошены и изучены мнения, в т.ч. предложения, основных участников отношений государства с религиозными организациями (круг которых известен).

3.2.   Имеющийся у нас законопроект, розданный на пресс-конференции, не снабжен пояснительной запиской, финансово-экономическим обоснованием и перечнем нормативных правовых актов, в которые будет необходимо внести изменения, в случае принятия этого законопроекта. Эти документы являются необходимыми приложениями проекта федерального закона. Их отсутствие еще раз подтверждает спешку, с которой законопроект был «вброшен» через пресс-конференцию на суд общественного мнения, и недостаточный профессионализм разработчиков проекта.

Также, следует обратить внимание, что в соответствии с частью 3 статьи 104 Конституции Российской Федерации данный законопроект для его официального внесения в Государственную Думу требует заключения по нему Правительства Российской Федерации, так как им предусматриваются расходы федерального бюджета для его реализации. Такое заключение, по общему мнению экспертов-юристов Государственной Думы, будет отрицательным.

3.3.   Законопроект, на наш взгляд, не учитывает интересы Русской Православной Церкви и других традиционных конфессий и в целом противоречит их интересам, так как:

1)      в законопроекте отсутствуют нормы, наделяющие традиционные религиозные организации правами и обязанностями, составляющими особый правовой статус традиционных религиозных организаций, следовательно данный законопроект не может принести ни какой пользы ни Православной Церкви, ни мусульманским, ни иудейским, ни буддистским организациям;

2)      проект (статья 21) содержит положение, наделяющее представительства иностранных традиционных религиозных организаций равными правами по сравнению с традиционными религиозными объединениями народов Российской Федерации (правда, с несущественными ограничениями), что на наш взгляд является не обоснованным;

3)      к участию в его разработке не были приглашены (привлечены) юристы, являющиеся специалистами в сфере государственно-церковных отношений и сотрудничающие с РПЦ на постоянной основе. В результате     Концепция     законопроекта     обладает     неисправимыми изъянами.

3.4.   Законопроект способен нанести определенный ущерб в целом положительному образу Русской Православной Церкви у некоторой части граждан России по причине крайне низкого качества самого проекта и ущербной концепции, положенной в его основу.

Так, согласно интервью автора законопроекта депутата Чуева в газете «Кворум» № 28 от 13-19 февраля 2002 года автор проекта получил на его написание благословение Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II. То есть депутат Чуев напрямую связывает свое «произведение» с благословением Предстоятеля РПЦ.

Но почему тогда автор не учел интересы РПЦ и других традиционных религиозных организаций России и «написал» проект закона столь неудовлетворительного качества?

По представленному депутатом Чуевым проекту можно заключить, что вряд ли кто-либо из иерархов РПЦ, имея на руках квалифицированное юридическое заключение по этому законопроекту, дал бы благословение на дальнейшее «совершенствование» этого документа, способного причинить Православной Церкви существенный ущерб.

IV. Выводы и рекомендации

4.1.   Концепция законопроекта содержит существенные недостатки, которые делают невозможным доработку данного законопроекта.

4.2.   Проект закона содержит существенные противоречия Конституции Российской Федерации и федеральным законам, количество которых настолько велико, что их описание намного превысит объем самого текста законопроекта.

4.3.   Осуществленная депутатом Чуевым процедура подготовки законопроекта дает основание утверждать, что действительными целями подготовки этого проекта были не заявленные в его преамбуле цели, и не польза для традиционных религиозных организаций России, а личные политические цели, связанные со стремлением создать свой «имидж» защитника традиционных религиозных организаций и получить долговременную поддержку со стороны традиционных религиозных организаций и, еще большую, - со стороны иностранных традиционных религиозных организаций, весьма полезную и для очередных выборов в Государственную Думу и для других целей.

4.4.   Проект вышеназванного закона, на наш взгляд, не согласуется с интересами РПЦ в сфере отношений с органами государственной власти Российской Федерации.

 

Юрист

В.Елизаров

 

© 2007-2012 Центр древнерусской духовной культуры "Старая Русь"