Государство и религиозные объединения


ЦДДК "Старая Русь"

Письмо директора Музея истории религии АН СССР, доктора исторических наук В.Бонч-Бруевича от 28 марта 1948 г. заместителю директора Музея истории религии АН СССР М.И.Шахновичу

 

Многоуважаемый Михаил Иосифович!

 

Получил Ваше письмо от 22 марта 1948 г. и сметы. Сметы переслал по назначению. Ранее, как уже писал Вам с неделю тому назад, отослал в Штатную Комиссию нашу просьбу об увеличении штатов. Каков будет результат – неизвестно, но с вопросом штатов очень плохо и туго. Когда получу какие либо известия, тотчас же сообщу. Что касается различной одежды служителей культа, совершенно износившейся, то если есть дубликаты, то эту износившуюся одежду, как Вы пишите «одни лохматки», нужно выбраковать, для чего организовать комиссию и составить надлежащие акты и списать их с описи и баланса «за ветхостью» и «изношенностью». Но и здесь, конечно, надо быть крайне осторожным: лучше оставить старенькую вещь, чем  совсем лишиться экспоната. Может быть тоже самое имеется в экспонатах Ленинградского Музея. Тогда с этим легче расстаться. По закону списываемое имущество должно быть оценено или продано, как ветошь или списано в расход как тряпки, ко­торые могут быть употреблены для надобностей Музея, но без озорства, так чтобы не были оскорблены чьи либо религиозные чувства. За этим надо строго смотреть. Список выбраковываемого имущества надо составить подробный с определением состояния вещи, оценить ее и все это прислать мне за надлежащими подписями, дабы я мог переслать все это в Главную бухгалтерию для списания, что надо делать в бухгалтерии Музея и в Главной бухгалтерии Академии.

«Акты» Вы посылаете мне с №2. Напомните мне - №1 уже был прислан или Вы его задержали? Вы эти акты составили, вероятно, на предмет передачи этих облачений Министерству кино; так я понимаю? Но самая передача по видимому еще не состоялась, в ожидании ответа от Шидловского и Герчикова? Так вероятно? Я обоим написал письма – запросы, но ответа еще не получал. Если на этих днях не получу, буду торопить и по телефону и письменно. Нужно скорей бы разделаться с кино: и им нужно, да и нам то излишняя, крайне надоедливая работа. По этим трем актам (№2, №3, и №4) – всего комиссией отобрано 167 вещей (45+58+64=167), да по акту №1 было отобрано 20 вещей, а всего 187 вещей, т.е. более, чем достаточно для выдачи киношникам. Пускай берут все подряд, что нужно. Если с крестами не будут брать, то их оставляйте, их вероятно заберет тов. Карпов - министр культов, через некоторое время. Он сейчас был серьезно болен, но  выздоравливает – у него микроинфаркт - месяца через два он вероятно совсем поправится. Он находятся также в санатории Барвиха как и я: мы с ним соседи по комнатам и я здесь на досуге подробно с ним обо всем переговорю и все выясню, а также и о мощах, которые к Вам тоже прибудут: доставьте их куда посохранней, без всякой огласки, все в одно место - сухое и удаленное от крыс. Надо за ними по­сматривать. Список всех мощей (ленинградского и московского музеев) пришлите мне поскорей и обязательно укажите состояние их, сохранность, упаковка и пр. Никому их не показывайте и не разглашайте. Предупредите об этом всех сотрудников и скажите им, что эти предметы находятся под охраной государственной тайны со всеми вытекающими отсюда последствиями. Я думаю скорее от них избавиться. Выставлять их не нужно. Это возбуждает религиозный фанатизм верующих, оскорбляющихся в своих религиозных чувствах, и даже получается обратное действие: в Московском музее, как мне рассказывали служащие, бывали случаи религиозного поклонения тут же, в Музее со стороны православных, высказывавших вслух протест против «поношения» святыни. Тоже наблюдалось и по отношению чудотворных икон. «Тьма века сего» слишком еще большая, религиозный фанатизм огромен; надо вести сильнейшую и убедительнейшую научную пропаганду, но быть очень осторожными и отнюдь не позволять никому задевать или оскорблять религиозное чувство людей, множественной толпы, где религиозная традиция еще очень сильна.

Все эти мои слова должны относиться равно ко всем религиям, в том числе и к ка­толической. Когда Вы будете устраивать у себя отдел об контрреволюционной роли Ватикана, где, надо будет политически все обнажить и показать наглядно всю отвратительную роль этой главнейшей вершины человеконенавистнического организма, надо быть особо строгим и отнюдь не задевать религиозного чувства католиков, применяя к раскрытию контрреволюционной роли папства, высшей иерархии, иезуитов и всей могучей организации самого отвратительного католического поповства, показать как используется слепая вера в контр­революционных целях, как нарушается в этих целях заветы католической церкви, например, тайны исповеди, отлучение от церкви голосующих не за кандидатов католической партии, предание анафеме большевиков коммунистов, социалистов, организации крестового похода и пр. и пр. использование в политических, реакционных целях звания папы, епископов, прела­тов, наместников; показать роль монастырей, - этих убежищ и тайных мест пребывания разыскиваемых фашистов, тайных фашистских типографии, бандитских и террористических притонов и пр. и пр. - все это надо показать четко и выпукло, с хорошей выдумкой, ярким показом, но без оскорбления самой веры и ее священных предметов, нужна статистика монастырей, монахинь, монахов, прелатов, ксензов, священников пр. и пр. Это все нужно. Хорошо бы показать способы воздействия на толпу, бесконечные крестные ходы, театраль­ность, политическая контрреволюционная пропаганда с амвона попами и пр.

Мне необходимо ознакомиться с Вашим планом этого отдела, а также сообщите – намерены ли Вы восстановить отдел инквизиции - это было бы хорошо.

Ну вот пока и все. Сообщите над чем Вы сейчас ра­ботаете? Очень бы хотел, чтобы Вы хотя бы один час в день посвящали ли бы хасидизму. Поверьте мне - это крайне нужно. Работа эта Ваша не пропадет. Будет скоро время, когда все это будет напечатано. Подготовляйте эту Вашу очень важную работу исподволь. Переписывайте песни, де­лайте их переводы, если возможно стихотворным размером. Пишите историю с давних времен. Опишите обычаи, обряды при всех случаях жизни, растолкуйте их внутренний смысл, опишите богослужение, священные пляски, экстаз и все про­чее. Делайте это понемножку и со временем у Вас выйдет большая, весьма нужная работа. Нет ли фотографий цадиков, собраний, плясок и пр. Опишите роль цадиков. В чем их сила и значение. Роль женщин во всем этом движении. Отношение к нему всех остальных евреев и пр. и пр. Все это крайне нужно и никто другой, кроме Вас это не сделает. Хорошо, правильно и вдумчиво как можете это сделать Вы: я в этом совершенно уверен. Собирайте все библиографию по хасидизму, укажите географическое распространение этого учения и пр.

Сообщаю Вам, что в конце апреля или в мае я пере­даю через Институт Истории в РИСС, - где все уже согласовано, работу Тана-Богораза  и Франк-Каменецкого, чему я очень, очень рад и за авторов, и за Вас и за наш Музей. Сейчас кончаю перевоз наших, экспонатов в Ленинград. Фундаментальную нашу библиотеку всю устроил здесь в Москве. Наш сектор истории религии Института истории Академии Наук совершенно закреплен здесь в Москве и я счастлив, что, наконец, можно будет приступить к научной работе. Уж очень надоела эта укладка и перевозка. Мы отправили Вам дубликаты книг и наш обменный фонд. Его надо будет разобрать и сделать опись - все это постепенно. Из дублетного и обменного фонда надо будет прежде всего пополнить библиотеку нашего Музея. Все отберите, что нужно, составьте опись и пришлите мне ее на подпись – всего в 4-х экземплярах. К Вам придет также «россыпь» - разные листки, которые раздавались и продавались в церквах и монастырях. Это очень ценный материал для изучения поповской пропаганды и агитации. Их надо будет подобрать прежде всего по издателям: 1) листки Троицко-Сергиевой лавры, 2) листки Почаевской лавры, 3) листки Киево-Печерского монастыря и пр. пр. т.п. Потом «разное» и все это сделать отдельными томиками, впереди которых надо будет написать подробное оглавление и все это переплести отдельными томами. Это будут очень необходимые документы для ха­рактеристики публичной деятельности попов, монастырей, лавр и пр. т.п. Также к Вам придет современная  повремен­ная печать, которая в Московской Академической библио­теке имеется, а для будущего нашего большого Музея (Института) все это будет крайне необходимо и нужно, и все это надо сохранить в целости и сохранности. На все это книжное имущество надо будет составить опись с оценкой, так же как мы делали и со всеми другими экспонатами.

Ну вот пока и все. Всем привет.

В смете Вы не предусмотрели командировочные средства для меня. А я собираюсь к Вам и постараюсь наладить регу­лярные посещения Ленинграда.

 

Директор Музея истории религии АН СССР

доктор исторических наук

В.Бонч-Бруевич

 

 

© 2007-2012 Центр древнерусской духовной культуры "Старая Русь"