Государство и религиозные объединения


ЦДДК "Старая Русь"

Циркуляр по вопросу об отделении церкви от государства, декабрь 1918 г.

 

По последним сообщениям с мест обнаруживается, что не все работники на местах правильно понимают за­дачи Советской власти в деле отделения церкви от го­сударства. Ввиду этого VIII отдел Народного Комисса­риата Юстиции разъясняет:

1. Здания, специально предназначенные для религи­озных и обрядовых целей (как-то: приходские, мона­стырские, кладбищенские храмы, часовни, каплицы, си­нагоги и т. п.), надлежит передавать группам граждан, заключившим соглашение с местным Совдепом об их пользовании. Закрытию и использованию в других целях эти здания подлежат только в тех случаях: 1) если не окажется граждан, желающих взять эти здания в ис­пользование на условиях, изложенных в параграфах 5-8 инструкции Народного Комиссариата Юстиции, и 2) если в силу нужды в соответствующем помещении для общеполезных целей местный Совдеп, отвечая запросу трудящихся масс (лучше всего на пленарном заседа­нии), постановит соответствующее решение.

Примечание 1. При закрытии богослужебных зданий в первом случае должны быть в точности соблю­дены требования, указанные в пп. 11-14 той же инструк­ции.

Примечание 2. Часовни могут быть передаваемы как группам граждан, уже заключившим соглашение с местным Совдепом о пользовании для обрядовых целей тем или иным храмом, так и самостоятельным группам.

2. По составлении описи богослужебных предметов, предметы эти вне зависимости от материала, из которо­го они изготовлены, надлежит передавать группам граж­дан, уже заключившим соглашение с местным Совдепом о пользовании ими. При составлении описей и передаче на основании инструкции богослужебного имущества группам граждан совершенно недопустимо отобрание церковных облачений, мантий, платков с престолов, ор­лецов, других ковров и проч. богослужебных предметов и употребление их для революционных целей (перешивание на флаги и т. д.); недопустимо также снятие сере­бряных риз и украшений с икон, крестов, евангелий и престолов.

Все эти действия, во-первых, совершенно неправо­мерны, так как никакого общего распоряжения об изъя­тии из храмов предметов культа, хотя бы и сделанных из драгоценных металлов, до сих пор не было издано и, во-вторых, нецелесообразны, так как затрагивают рели­гиозные чувства части граждан и, кроме того, разруша­ют и обесценивают сами предметы, часто уничтожая их художественное значение. Употребление же их для ре­волюционных эмблем, флагов, знамен и т. п. лишено внутреннего смысла.

Примечание. Отдельные предметы, представляю­щие собою ценность с точки зрения исторической, худо­жественной или иной, местным Совдепом, по соглаше­нию с Комиссариатом Просвещения, могут передавать­ся в хранилища Советской Республики.

3. Аресты и обыски служителей культов, уличенных в контрреволюционном заговоре, во время совершения богослужения должны быть допускаемы только в слу­чае крайней на то необходимости.

4. При обысках в храмах и в особенности в алтарях храма необходимо приглашать представителя данного религиозного культа и соблюдать корректное отношение к религиозным чувствам сторонников данной религии. Поэтому представителям власти следует всецело избе­гать при отправлении их служебных обязанностей во время обысков, выемок и т. п. каких бы то ни было дей­ствий, не вызываемых необходимостью и могущих ка­заться оскорбительными для того или иного культа.

5. При удалении икон из общественных мест никоим образом не следует делать из этого антирелигиозной де­монстрации, Вовсе не требуется, чтобы удаление это производилось в часы занятий в данном учреждении и в присутствии публики, ибо подобное демонстративное удаление икон и прочего, а тем более, как это имело кое-где место, сопровождаемое совершенно ненужными выпадами, против того или иного культа, создает лишь ложное представление в глазах населения о способах борьбы Советской власти с народными предрассудками. Иконы и прочие предметы религиозного культа из обще­ственных мест рекомендуется передавать для хранения в храмах и часовнях группам граждан, заключившим соглашение с местным СовДепом о пользовании тем или другим зданием, или в музеи и другие хранилища Совет­ской Республики.

6. При уплотнении и выселении из монастырей и го­сударственных зданий, ранее принадлежавших церкви, никоим образом не следует давать проявляться в дейст­виях агентов власти чувству гнева и презрения к веково­му пособнику всякой эксплуатации, каким являлось в истории всякое духовенство в целом, необходима избе­гать неприличествующего рабочей власти отношения к отдельным личностям, хотя бы сколько-нибудь похоже­го на издевательства.

7. Равным образом совершенно неправильно приме­нять в виде особой кары принудительное привлечение служителей культов к трудовой повинности в виде очи­щения улиц, базарных площадей и других черных работ. Появление на многолюдных площадях и улицах служи­теля какого-либо культа в его специальном костюме на принудительных черных работах вызовет лишь совер­шенно ненужное озлобление не только в сторонниках его религии и в результате даст повод изображать таких служителей культов в виде каких-то мучеников за идею; кроме того, такое извращение идеи о трудовой повинно­сти прямо противоречит декрету СНК от 10 декабря с. г.[1].

8. В среде монастырского населения следует делать различие между трудовыми элементами (рабочий эле­мент в монастырях) и теми, которые эксплуатировали их религиозность, необходимо не лишать эти трудовые элементы возможности на общих для всех граждан осно­ваниях пользоваться правами, предоставляемыми им за­конами Советской Республики о земле, о социальном обеспечении и т. д. Само собою разумеется, что Земельно-Жилищные отделы местных Совдепов при наделении таких элементов землею, инвентарем и пр. и обеспече­нии их квартирным довольствием должны руководство­ваться нормами, принятыми в данной местности для зе­мельных и жилищных наделов.

9. Совдепам необходимо озаботиться, чтобы большие общежительные монастырские корпуса не пустовали, а были использованы наиболее рациональным способом (устройство яслей, пролетарских квартир, учреждений здравоохранения и социального обеспечения и других об­щеполезных учреждений).

10. Губернские Исполкомы через Земельные отделы должны озаботиться, чтобы национализация волостны­ми Совдепами монастырей с образцовыми хозяйствами происходила на тех же основаниях, как вообще нацио­нализация образцовых садов, имений и прочего, путем передачи их со всем оборудованием (молочными фер­мами, скотными дворами, заводами, квасоварнями, ма­стерскими, больницами, гостиницами и прочим) соответ­ствующим организациям коммуны... без разрушения их целостного хозяйственного значения.

11. В применении репрессий по отношению к духо­венству кое-где «на местах»были» случаи, когда Совдепы практиковали пожизненную административную ссылку в монастыри или пожизненную же высылку из пределов губернии. Отдел считает необходимым разъяснить, что пересылка  контрреволюционного духовенства из одной губернии в другую с точки зрения обезвреживания этих элементов не достигает цели, наделяя ими соседнюю губернию; с точки же зрения наказания ссылка, а тем более пожизненная, недопустима, ибо не соответствует революционному сознанию и не предусмотрена в числе наказаний ни одним декретом Советского правительства.

12. В качестве репрессивной меры по отношению к служителям культов некоторыми Совдепами применяет­ся абсолютное запрещение в храмах какой бы то ни было проповеди на чисто религиозные темы. Мера эта явно противозаконна и не достигает цели. Необходимо помнить, что с религиозными предрассудками и темно­той народных суеверий следует бороться не столько карами и репрессиями', сколько хорошей школой, пропагандой коммунизма и организацией хозяйства на ком­мунистических началах.

13. Некоторыми представителями власти на местах запрещаются вообще какие-либо собрания граждан, сто­ронников данной религии, посвященные выяснению хо­зяйственных или вероисповедных нужд. Такие общие запрещения, если они не вызываются условиями данного момента и конкретной опасностью подобных собраний в контрреволюционном отношении, являются незаконными.

14. Незаконным является и запрещение группе граж­дан, заключившей соглашение с местным Совдепом, про­изводить добровольные сборы - складчины на приобре­тение предметов религиозного культа, на содержание своих служителей культа, на покупку дров и на приобре­тение различных предметов хозяйственного обихода для нужд своего храма. Конечно, принудительное взыскание таких сборов, хотя бы под страхом только церковных кар, недопустимо.

15. С отделением церкви от государства и введением в пределах Советской Республики гражданского брака и гражданского развода так называемый церковный брак является лишь известной религиозной церемонией частного характера. Поэтому предъявление служителям культов требования о венчании граждан, расторгнув­ших церковный брак, в порядке только гражданском и применение репрессий при их отказе венчать неправиль­но. Такое требование не соответствует самому принципу отделения церкви от государства и вместе с тем являет­ся как бы косвенным признанием со стороны Советских властей так называемого церковного брака.

16. В некоторых местах представители Совдепов, на­ряду с метрическими книгами, производят отобрание у служителей культов книг, так называемых брачных обысков, в которых излагаются сведения о вступающих в брак, применительно к «каноническим» основаниям данного религиозного культа. Само собой разумеется, книги эти не относятся к числу метрических и -отобра­нию не подлежат.

17. С изъятием у служителей культов метрических книг представителям данного исповедания должна быть предоставлена полная возможность вести какие угодно свои книги с записями в них о совершении тех или иных религиозных обрядов. VIII Отдел вновь предлагает к точному руководству местных Совдепов правило, изло­женное в п. 27 инструкции Народного Комиссариата Юстиции, коим после изъятия книг служителям культов предоставляется право, при желании, снять нужные им копии с них.

 

 



[1]  1918 г. (ред.).

© 2007-2012 Центр древнерусской духовной культуры "Старая Русь"