Государство и религиозные объединения


ЦДДК "Старая Русь"

Высочайший Манифест от  29 февраля 1764 г.

 

Божию милостию МЫ, ЕКАТЕРИНА ВТОРАЯ, Императрица и Самодержица Всероссийская, и прочая, и прочая, и прочая

Объявляем всенародно

Прадед НАШ, блаженныя и вечнодостойныя памяти государь царь и великий князь АЛЕКСЕЙ МИХАЙЛОВИЧ, в 1649 году, учреждая правосудие в подданном своем наро­де, усмотрел количество имений духовных, не по намерению подателей употребляемое, помышлять начал о распоряже­нии оных и обращении на действительныя дела Церкви Христовой; но преемник его, НАШ вселюбезный ДЕД Им­ператор ПЕТР Великий с первых лет своего царствования то самое делом произвел. Сей высоких дарований государь в 1701 году генваря 31 дня обращать начал указом своим все имения недвижимыя духовныя на истинную пользу душеспасительную ж, для которой благочестивые податели награждали церковь Божию в империи НАШЕЙ. Он повелел графу Мусину-Пушкину взять оныя под свое ведение, и разпорядить на благолепие церковное и на достодолжное и незазорное содержание олтарю служащим, а остатки по­святить определил на учреждение училищ духовных, на пропитание Отечеству послужившим и оставшимся в ста­рости, ранах и болезнях, бедным и неимущим. Но чтобы удобнее желаемого конца достигнуть, в 1720 году составил он Духовный регламент, и все сии спасительныя дела предал в исполнение тем же властям духовным под правлением учрежденнаго тогда Синода. В 1724 году генваря 20 дня повелел он описать, сколько за осьмигривенным подушным окладом останется из духовных вотчин во всем государстве хлеба для содержания нищих, сирот и монахов, им служащих, такожде службу Божию и на училища; а по том генваря 22 дня учредил Камер-коллегию для всех с имений духовных сборов, полагая статы на епархии и монастыри, на соборы и прочил церковный места, а остатки употребить на госпитали. Почему у Синода с Сенатом были тогда разсуждения, и определено того же 1724 года Монастырский приказ переиме­новать Камер-конторою с принадлежащим к ней учреждени­ем; но не судил Бог сего столь богоугодного дела довершать великаго духа монарху, а кончиною его осталося все оное без исполнения. В следствие чего бабка НАША, блаженныя па­мяти государыня Императрица ЕКАТЕРИНА АЛЕКСЕЕВНА, 1726 года июля 12 дня и сентября 26 повелела быть Коллегии экономии синодального правления, и в первом указе все дела духовныя Всероссийской Церкви оному препоручила; а зем-ския и экономию всех церковных деревень в правление отдала той Коллегии единственное. То самое подкрепляемо было повторяемыми указами при покойной Императрице АННЕ ИОАННОВНЕ в 1736 и 1738 годах, доколе Синод при Вселю-безнейшей НАШЕЙ тетке, в Бозе почивающей Императрице ЕЛИСАВЕТЕ ПЕТРОВНЕ, сам испросил ту Коллегию эконо­мии в 1744 году отставить, а своим надзиранием обязался размножать экономию и употреблять доходы с вотчин духов­ных по намерению родителя ЕЯ. Но не достигши и чрез то до совершения, понудило ея величество в 1757 году сентября 30 дня, присутствуя в Конференции, объявить, что монастыри, не имея власти употреблять доходы церковные инако, как на положенные законами родителя ея расходы, суетное себе делают затруднение управлением деревень, а иногда и нало­гами, от чего и крестьяне их приходят в ослушание, и по тому начала было в том родителя своего делать разпорядки; одна-кож блаженная и ея кончина достигнуть того не допустила. Таковое было действие и старание о разпоряжении на дела богоугодныя имений духовных от времени государя Императора ПЕТРА Великаго через шестьдесят и три года в Бозе почивающих бывших до НАС монархов: но для чего оное конца своего не достигло, о том МЫ не изследываем, а осталося НАМ, как видим, судьбами Божиими, приняв скипетр в Империи НАШЕЙ перво всего^утвердить в народе те дела спасительныя Церкви НАШЕЙ православной, о которых столь много прежде было помышляемо. МЫ, в воздаяние Божияго к НАМ благословления, одно то поло­жили на сердце, чтоб общее народа НАШЕГО благо, НАШИМ собственным благополучием почитаем и для того, приемля первое всего за основание к тому дела душеспаси-тельныя Церкви НАШЕЙ православной, определили труд, предпринятый НАШИМИ предками, по истинному и бого­угодному их намерению к концу привести. Ревность НАША к Богу и вере НАШЕЙ православной первым подвигом были дело сие с поспешением начинать, дабы МЫ не явилися безответны пред Его судом, да не возмнит же кто, яко бы желание НАШЕ было достояние благочестивых подателей, церквам единожды посвященное, обратить на какое либо употребление, свету и его суете служащее. Но кто может столь не разумен и дерзновен пред Богом явится, чтоб благолепие церковное, поучение народа, нищим призрение, в старости, ранах и болезнях послужившим за веру и Отечество содержание не принимал за те добродетели, к которым НАС прямая вера Христова поучает? И не МЫ ли, самодержавную власть от Бога приявши над многими наро­дами, паче всех земных о том помышлять должны? Сии и прочия к тому служащия размышления верою и законом, а к кому и собственною НАШЕЮ любовию к исполнению должности НАШЕЙ в сердце НАШЕМ питаемыя, понудили НАС дар Божий по завету Его обратить на сии богоугодныя дела, и составляющее не малую часть доходов государст­венных, а некоторыми властями безпорядочно иногда уп-t равляемое привести в такой порядок, о котором предки НАШИ чрез шестьдесят лет и больше трудилися, но не окончали. Для сих причин в прошлом 1762 году ноября 29 числа учредили МЫ при Дворе НАШЕМ Духовную коммис-сию, состоящую их трех духовных персон и из пяти свет­ских, которой повелели быть под НАШИМ единственным ведением, снабдив оную довольною от НАС инструкциею, за НАШИМ собственноручным подписанием, и помощию сего департамента под НАШИМИ часто даваемыми резо­люциями и повелениями по многим той Коммиссии докла­дам, достигли МЫ совершить следующее: 1. Понеже в камер-коллежской ведомости по последней ревизии оказа­лось всех архиерейских, монастырских и церковных крес­тьян девять сот десять тысяч восемь сот шестьдесят шесть душ, и управление столь великаго числа деревень духовны­ми часто переменяющимися властями происходило тем самым домам архиерейским и монастырям тягостное, а временем или за расхищением служками, или и за незнани­ем прямаго хозяйства деревенскаго безпорядочное и самим крестьянам разорительное; сверьх же того многия епархии, монастыри, соборы и белое священство так были не урав­нены, что одни перед другими весьма малые доходы, а другие и никаких не имели, то МЫ, учредя Коллегию экономии, повелеваем от сего времени принять ей все оныя вотчины, со всеми казенными в них наличностьми под свое ведение и управление. А яко Коммиссия за сходственное и удобное крестьянам без отягощения их нашла и о том НАМ свое мнение представила, чтоб на каждую душу вместо всех архиерейских и монастырских пашенных и сенокосных работ и всякаго рода хлебных и других окладов положить оброку денежнаго по полтора рубли с души, то МЫ, оное коммисское представление утвердя, повелели по тому окла­ду и начать собирать с сего 1764 года генваря с 1 числа; а вместо того 2. Все архиерейские домы и мужеские и девичьи монастыри, имевшие за собою до сего времени вотчины, разделили на три класса, на которые, так, как и на вотчин­ные и ружные соборы и церкви сделали особенные статы, и в них имянно означили, сколько домов архиерейских и мужеских и девичьих монастырей в тех классах по древним церквам единожды посвященное, обратить на какое либо употребление, свету и его суете служащее. Но кто может столь не разумен и дерзновен пред Богом явится, чтоб благолепие церковное, поучение народа, нищим призрение, в старости, ранах и болезнях послужившим за веру и Отечество содержание не принимал за те добродетели, к которым НАС прямая вера Христова поучает? И не МЫ ли, самодержавную власть от Бога приявши над многими наро­дами, паче всех земных о том помышлять должны? Сии и прочия к тому служащия размышления верою и законом, а к кому и собственною НАШЕЮ любовию к исполнению должности НАШЕЙ в сердце НАШЕМ питаемыя, понудили НАС дар Божий по завету Его обратить на сии богоугодныя дела, и составляющее не малую часть доходов государст­венных, а некоторыми властями безпорядочно иногда управляемое привести в такой порядок, о котором предки НАШИ чрез шестьдесят лет и больше трудилися, но не окончали. Для сих причин в прошлом 1762 году ноября 29 числа учредили МЫ при Дворе НАШЕМ Духовную коммис-сию, состоящую их трех духовных персон и из пяти свет­ских, которой повелели быть под НАШИМ единственным ведением, снабдив оную довольною от НАС инструкциею, за НАШИМ собственноручным подписанием, и помощию сего департамента под НАШИМИ часто даваемыми резо­люциями и повелениями по многим той Коммиссии докла­дам, достигли МЫ совершить следующее: 1. Понеже в камер-коллежской ведомости по последней ревизии оказа­лось всех архиерейских, монастырских и церковных крес­тьян девять сот десять тысяч восемь сот шестьдесят шесть душ, и управление столь великаго числа деревень духовны­ми часто переменяющимися властями происходило тем самым домам архиерейским и монастырям тягостное, а временем или за расхищением служками, или и за незнани­ем прямаго хозяйства деревенскаго безпорядочное и самим крестьянам разорительное; сверьх же того многия епархии, монастыри, соборы и белое священство так были не урав­нены, что одни перед другими весьма малые доходы, а другие и никаких не имели, то МЫ, учредя Коллегию экономии, повелеваем от сего времени принять ей все оныя вотчины, со всеми казенными в них наличностьми под свое ведение и управление. А яко Коммиссия за сходственное и удобное крестьянам без отягощения их нашла и о том НАМ свое мнение представила, чтоб на каждую душу вместо всех архиерейских и монастырских пашенных и сенокосных работ и всякаго рода хлебных и других окладов положить оброку денежнаго по полтора рубли с души, то МЫ, оное коммисское представление утвердя, повелели по тому окла­ду и начать собирать с сего 1764 года генваря с 1 числа; а вместо того 2. Все архиерейские домы и мужеские и девичьи монастыри, имевшие за собою до сего времени вотчины, разделили на три класса, на которые, так, как и на вотчин­ные и ружные соборы и церкви сделали особенные статы, и в них имянно означили, сколько домов архиерейских и мужеских и девичьих монастырей в тех классах по древним ное довольствие, где дали пристойное пропитание и чуже­странным духовным, которые за православие или изгнаны от других иноверных, или по неимуществу в отечестве их пропитания, в НАШЕЙ империи убежища по единоверию себе ищут; а напоследок и стат жалованью Святейшаго Синода и его в Москве Конторе из тех же в Коллегию доходов определили, так, как и дом Патриарший Синодаль­ный удовольствовали. 7. За таковыми знатными расходами, единственно к славе, имени Божия служащими, оставалось НАМ самое важное устроить, о чем предки НАШИ в Бозе почивающие монархи, столь долговременно паче всего тру-дилися, а именно: дабы часть доходов определить от тех имений, которыми боголюбивые податели церкви Божия наградили больным, престарелым, дряхлым и за веру и любовь по ревности к отечеству, в тяжелой воинской, морской и сухопутной службе, раны понесшим. Сами пас­тыри духовные в церкви поучают, сколь великая есть жертва Богу разумевать на нища и убога и ведать скорбь их и болезни, а паче от службы без пропитания изнемогших и оставшихся, и коликаго вечнаго воздаяния от Бога каждый християнин надеяться за призрение таковых должен; коль-ми паче МЫ, принявши от небесныя силы бремя правитель­ства всех НАШИХ народов, к устроению таких дел одол­жаемся, и не церковь ли сама, питая нищих и болящих, сей дар в снедь им принести от избытков своих долженствует? Для того МЫ знатную годовую сумму от той же Коллегии экономии определили на пенсии верно и долговременно служившим и без пропитания оставшимся офицерам, на инвалидов, на госпитали, богадельни и на многия по смерть временныя дачи, такожде вдовам и сиротам. И всего более двух сот пятидесяти тысяч рублей в год к тому назначали, так, как то особливо в росписаниях находится НАМИ, конфирмованных. Но для твердаго и непоколебимаго по­рядка и самой Коллегии экономии в Москве и к ея Конторе в Санктпетербурге определили МЫ стат с довольным каж­дому в оных чину и служителю содержанием из тех же доходов. При окончании же всех сих богоугодных дел, когда МЫ с крайним НАШИМ прилежанием все то раз-сматривали, что Коммиссия духовная, по повелению НА­ШЕМУ росписав, НАМ всеподданнейше представляла, рев­ность НАША к Церкве православной побудила НАС сверьх всего, что МЫ в оном росписании нашли, исправили и высочайше уже конфирмовали, прибавить еще подаяния повсягоднаго епархиям, монастырям, соборам и церквам ружным, а притом и инвалидам от собственнаго сердца НАШАГО движения и усердия к Церкве святей до сорока тысяч рублей на раздел, которую сумму и повелели МЫ из Коллегии отпускать повсягодно по приложенному при сем особливому росписанию во все места. И дабы всем НАШИМ верноподданным известно было подробное всему вышеписанному объяснение, то МЫ все то, что утвердили, при сем напечатать и публиковать во всем государстве Сенату НАШЕМУ указали. Сим образом бо-гоугодныя дела, о которых предки НАШИ столь дол- говременно трудилися, делом самим,  МЫ совершили,  и тем Богу послужили. Не НАМ, но имени Его буди Слава.

Дан в Санктпетербурге февраля 26 дня 1764 года.

Подлинный   подписан   собственною   ЕЯ   ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА рукою тако:

 

ЕКАТЕРИНА

Печатан в Санктпетербурге при Сенате февраля 29 дня 1764 года

(М.П.)

 

 

Источник: Законодательство Екатерины II. В 2 т. Том 1. М.: Юридическая литература, 2000.

 

 

 

© 2007-2012 Центр древнерусской духовной культуры "Старая Русь"