Государство и религиозные объединения


ЦДДК "Старая Русь"

Устав о цензуре от 10 июня 1826 г. [Извлечения]

 

Глава первая. О цензуре вообще

§1. Цель учреждения цензуры состоит в том, чтобы про­изведениям словесности, наук и искусств при издании их в свет посредством книгопечатания, гравирования и литографии дать полезное или, по крайней мере, без­вредное для блага Отечества направление.

§2. Из сего следует, что ведению цензуры подлежат все вообще книги, сочинения, прописи, географические и топографические карты, рисунки, чертежи, планы, кар­тины, портреты и музыкальные ноты, издаваемые внут­ри государства.

§3. Обязанность цензуры при рассматривании всех сих произведений состоит в ограждении Святыни, Престола, постановленных от него властей, законов отечественных, нравов и чести народной и личной от всякого не только злонамеренного и преступного, но и неумышленного на них покушения.

 

Глава вторая. Управление и состав цензуры

§4. Главное управление цензуры вверяется министру на­родного просвещения.

§5. Для пособия ему в разрешении важнейших по цензу­ре дел и высшего руководства цензоров учреждается Верховный цензурный комитет.

§6. Три главнейших в отношении к цензуре попечения, а именно: а) о науках и воспитании юношества; б) о нра­вах и внутренней безопасности и в) о направлении об­щественного мнения, согласно с настоящими полити­ческими обстоятельствами и видами правительства - определяют состав Верховного цензурного комитета из трех членов: министра народного просвещения, мини­стра внутренних дел и министра иностранных дел или исправляющих их должности.

§7. Место правителя дел Верховного цензурного комите­та занимает директор канцелярии министра народного просвещения.

§8. Прочие части, составляющие цензуру, суть:

1. Главный цензурный комитет в С.-Петербурге

2. Московский цензурный комитет

3. Дершский цензурный комитет

4. Виленский цензурный комитет

 

Глава третья. Состав главного и других цензурных комитетов

§ 9. Главный цензурный комитет состоит из шести цензо­ров, между коими разделяется рассматривание книг на разных языках, и председателя, который наблюдает за точным исполнением всего, что постановлено цензурны­ми учреждениями.

(…)

§12. Главный цензурный комитет подчинен непосредст­венно министру народного просвещения, от которого и испрашивает нужные разрешения.

(…)

18. Цензурные комитеты подчинены попечителям учеб­ных округов, через которых и испрашивают в потребных случаях разрешения министра.

(…)

 

Глава пятая. Порядок производства дел в верховном цензурном комитете и обязанности оного

§27. Верховный цензурный комитет собирается по пригла­шению министра народного просвещения.

§28. Верховный цензурный комитет ни с кем не имеет ни­каких сношений, и дела поступают в оный на рассмот­рение не иначе как или по высочайшему повелению, или по назначению министра народного просвещения.

§29. Окончательному рассмотрению Верховного цензурно­го комитета подлежат дела по цензуре, требующие сооб­ражений в государственном виде как по отношению к внутреннему устройству России, так и внешних ее сно­шений.

(…)

§31. В случае разногласия членов Верховного цензурного комитета министр народного просвещения представляет журналы оного и разноречащее мнение на высочайшее благоусмотрение.

(…)

§33. Главнейшая обязанность Верховного цензурного ко­митета состоит в общем направлении действий цензур­ных комитетов к полезной и согласной с намерениями правительства цели и в разрешении важнейших обстоя­тельств, встречающихся при рассматривании предпола­гаемых к изданию в свет сочинений.

§34. На сей конец правителем дел Верховного цензурного комитета под наблюдением членов оного составляется ежегодно наставление цензорам, долженствующее содер­жать в себе особые указания и руководства для точней­шего исполнения некоторых статей Устава, смотря по обстоятельствам времени.

§35. Наставление цензорам, по рассмотрении в собрании Верховного цензурного комитета, представляется ми­нистром народного просвещения на высочайшее утверж­дение.

(…)

§37. На попечение Верховного цензурного комитета воз­лагается изыскание средств к изъятию из обращения в народе вредных в каком бы то ни было отношении со­чинений, если бы таковые оказались в числе изданных до сего времени.

 

Глава шестая. Порядок производства дел в главном и прочих цензурных комитетах и обязанности оных

(…)

§46. Каждый цензурный комитет обязан при запрещении печатания представлять о том чрез попечителя мини­стру, который, передав таковое представление в Главный цензурный комитет, посылает циркулярные предписания прочим попечителям, в ведении коих состоят цензурные комитеты, для предостережения их. Последнее правило наблюдается и в случае запрещения какой-либо книги Главным цензурным комитетом.

(…)

§48. Главный цензурный комитет будет составлять ежегод­но список о всех запрещенных им и другими цензурными комитетами книгах для сообщения к сведению поли­ций, чрез министра внутренних дел, и объявления всем книгопродавцам и содержателям библиотек для чтения.

(…)

§50. Сочинитель, переводчик или издатель книги, также художник, желающий получить одобрение к напечатанию, литографированию или гравированию произведе­ния своего, должен при краткой просьбе в Цензурный комитет представить рукопись, рисунок, чертеж, геогра­фическую карту и проч., что он предполагает издать в свет; причем рукописи должны быть чисто, четко и ис­правно переписаны.

Примечание. К цензурному рассмотрению ни в каком случае не могут быть представлены сочинения, предпо­лагаемые к первому изданию, в отпечатанных уже лис­тах, но непременно в рукописях, не исключая из сего правила и повременные издания.

§51. В просьбе сей должно быть означено имя сочините­ля, переводчика или издателя и место его жительства.

§52. Сверх того, в случае если издатель не сам сочинил рукопись или книгу, которую намерен напечатать, обя­зан он представить письменное удостоверение, что право собственности на оную приобретено им законным образом.

(…)

§55. Если по рассмотрении цензора в рукописи не ока­жется ничего подлежащего перемене или запрещению, в таком случае, надписав на заглавном листе одобрение и скрепив рукопись по листам, он вносит оную в комитет.

§56. Комитет, сделав отметку в описи, что внесенная в оную рукопись пропущена к напечатанию таким-то именно цензором, такого-то числа, месяца и года, при­лагает к ней печать свою и возвращает издателю с рас­пискою его на поданной просьбе.

§57. Для ведомостей и повременных изданий, выходящих в известные сроки, установленный здесь порядок сокра­щается тем, что издатели при записках своих могут прямо препровождать рукописи к цензорам, рассмотре­нию коих они подлежат; а сии могут обращать их с одобрением к издателям без представления в комитет. Но в подобных случаях цензоры обязаны представлять о пропущенных ими номерах повременных изданий еже­недельные записки в Цензурный комитет, который, со­единив их вместе, составляет одно общее о сем дело.

(…)

§59. Буде при рассмотрении книги или рукописи цензор найдет в ней что-либо подлежащее перемене или исклю­чению и буде предполагаемая перемена или исключение некоторого места удобно могут быть произведены без повреждения целого содержания сочинения и без нару­шения существующей в нем связи, в таком случае цен­зор, означив сие место чертою, пишет против оного своею рукою: подлежит исключению или перемене на ос­новании такого-то параграфа Устава.

(…)

§61. Замечания и перемены цензоров означаются на руко­писях красными чернилами.

(…)

§63. При новом представлении в цензуру сей же самой, но исправленной рукописи наблюдается, чтобы не дозво­ленные цензурою места не были заменяемы точками, могущими подать повод к неосновательным догадкам и превратным толкам.

§64. Если вся или значительная часть рукописи или печат­ной книги будет подлежать запрещению, то цензор обя­зан представить таковую в комитет с письменным мне­нием своим, выписками и примечаниями, за верность коих он сам и ответствует.

§65. Буде комитет с мнением цензора согласен, то в описи отмечается, что книга или рукопись запрещена; причем означаются числом и указанием страниц места, против­ные Уставу; а представившему ту книгу или рукопись объявляется от комитета за подписанием председателя, что она запрещается на основании таких-то именно параграфов Устава; самая же книга или рукопись удер­живается в комитете и приобщается к делу.

§66. В случае сомнения цензора о всем содержании или о некоторых местах рукописи или книги предоставляется ему полное право вносить ту рукопись или книгу на общее суждение комитета.

§67. При разногласии цензоров дело о запрещении книги представляется из Главного цензурного комитета прямо к министру, а из других цензурных комитетов - чрез посредство попечителей, которые в сем случае прилага­ют свое мнение.

(…)

§69. Издатель, получив обратно одобренную цензурою книгу или рукопись, волен отдать оную в какую рассу­дит типографию для напечатания.

(…)

§71. Содержатель типографии, прежде выпуска экземпля­ров отпечатанной книги, обязан один из них предста­вить при краткой просьбе в тот Цензурный комитет, ко­торый рассматривал рукопись, и приложить подлинник сей последней для сличения. Вместе с тем он должен представить в тот же комитет шесть отпечатанных эк­земпляров для рассылки в разные ведомства и библиоте­ки, согласно с высочайшею о сем волею.

Примечание. Сверх означенных семи экземпляров из­датели литературных, исторических и политических по­временных сочинений, как-то: журналов, ведомостей, альманахов, публичных листков и проч., а в отсутствие издателей - содержатели типографий обязаны тотчас по выпуске тех сочинений из типографий доставлять по од­ному экземпляру в канцелярию министра внутренних дел.

§72. Цензурный комитет, получив от содержателя типо­графии отпечатанный экземпляр и одобренную руко­пись, передает их для сличения тому цензору, который одобрил рукопись к напечатанию.

§73. Цензор, сличив печатный экземпляр с рукописью и нашед их во всех частях сходными, надписывает на за­главном листе первого: книга сия может быть выпущена из типографии - и, означив год, место и число, скрепля­ет сие свидетельство своею подписью. По исполнении сего как экземпляр книги, так и рукопись вносит в комитет, который передает их в библиотеку и архив, а со­держателю типографии выдает письменное позволение о выпуске книги за подписанием председателя и с прило­жением своей печати.

(…)

§77. По перепечатании означенных листов новые оттиски представляются установленным порядком в Цензурный комитет и подвергаются надлежащему рассмотрению, а прежние листы истребляются в присутствии цензора, который их рассматривал.

(…)

 

Глава седьмая. Порядок производства дел в общих собраниях цензурных комитетов и случаи, подлежащие рассмотрению сих собраний

(…)

§84. Никакое произведение словесности, наук и искусств, предполагаемое к изданию в свет, не может быть под­вергнуто решительному запрещению без рассмотрения в общем собрании цензоров того комитета, в который та­ковое произведение представлено.

§85. В общих собраниях цензурных комитетов объявляют­ся предписания и распоряжения начальства, причем в потребных случаях даются цензорам выписки из журна­лов сих собраний для руководства.

§86. В общих собраниях цензурных комитетов составля­ются объяснения по требованиям начальства и по жалобам сочинителей, издателей, книгопродавцев и других лиц, имеющих отношение к цензурным комитетам.

(…)

 

Глава десятая. Об исключениях из общих цензурных правил

§ 102. Книги Священного писания, догматические, церков­ные и вообще духовного и духовно-нравственного со­держания на славянском и русском языках подлежат рассмотрению духовной цензуры, состоящей в ведении Комиссии духовных училищ и Святейшего Синода. Сему же правилу подвергаются сочинения, касающиеся до церковного управления и церковной истории. Ис­ключение из сего общего правила допускается только в пользу униатов, о чем сказано пространнее в § 120.

§103. Книги, относящиеся к греко-российскому исповеда­нию, хотя бы написаны были на иностранных языках, рассматриваются в цензуре духовной.

§104. Но поскольку и не в духовных по главному содержа­нию книгах весьма часто могут находиться места собст­венно духовного содержания, то в подобных случаях, при сомнении цензурных комитетов Министерства на­родного просвещения, обязаны они сноситься с духов­ною цензурою и руководствоваться ее заключениями.

§105. Под сию статью не подходят, однако, встречающиеся в разных книгах общие рассуждения о боге и совершен­ствах его, также о христианской вере вообще, ибо пра­вильные о сих предметах понятия не могут не быть из­вестны всякому просвещенному христианину, и в особенности цензорам.

(…)

§107. Университетам и академиям ведомства Министерства народного просвещения и Медико-хирургической с ее отделением в Москве, а также Медицинскому совету при Министерстве внутренних дел предоставляется право рассматривать и одобрять к напечатанию без учас­тия цензурных комитетов речи, ученые рассуждения и всякого рода другие сочинения, в собраниях сих сосло­вий читанные и от имени оных, а не от лица членов их издаваемые.

§108. Университетам, сверх того, поручается цензура изда­ваемых оными, по утверждению министра народного просвещения, повременных сочинений.

§ 109. При Казанском университете остается цензура татар­ских книг.

§110. Цензура армянских книг остается на прежнем осно­вании в ведении армянских архиереев и духовных властей.

§111. Цензура издаваемых при Академии наук С.-Петер­бургских, русских и немецких ведомостей остается на прежнем основании и не принадлежит к ведению цен­зурных комитетов.

§112. Таковому же изъятию подлежат военные ведомости и издаваемое под ведением Министерства иностранных дел повременное сочинение.

§113. Цензура отечественных и иностранных ведомостей и повременных сочинений в остзейских и литовских гу­берниях предоставляется распоряжению и надзору главноуправляющих теми губерниями.

§114. Ведению цензуры не подлежат акты воинские, к на­печатанию в типографии Военного ведомства по высо­чайшему повелению поступающие, акты гражданские и духовные, по распоряжению Правительствующего Сена­та и Святейшего Синода в их типографиях печатаемые, акты министерств и местных губернских начальств, пре­даваемые тиснению в принадлежащих к сим местам ти­пографиях.

§115. Просмотрение всякого рода афиш и мелких публич­ных объявлений входит в круг действия местных поли­ций и подлежит надзору Министерства внутренних дел.

(…)

§118. Церковные, догматические и прочие духовного содер­жания книги римско-католического исповедания рас­сматриваются предварительно в С.-Петербурге митропо­литом римско-католических в России церквей, а в других городах - местными архиереями сего исповеда­ния, которые, скрепив рукопись по листам, означают собственноручно на заглавном листе, что в ней не со­держится ничего противного положительным началам их исповедания, что и утверждают своею подписью.

§119. По исполнении сего помянутые книги представляют­ся установленным порядком в один из цензурных коми­тетов, где, не касаясь догматического их содержания, рассматриваются в других отношениях по точному смыслу Устава и получают одобрение к напечатанию с соблюдением правила, означенного в § 56.

§120. Сие же самое наблюдается и относительно к униат­ским духовного содержания сочинениям и рукописям; но как некоторые церковные и молитвенные книги, а также катехизисы их печатаются на славянском языке и могут быть принимаемы вместо издаваемых от Святей­шего Синода, то для предупреждения всякого в подоб­ном случае недоразумения на заглавном листе явственно означается: для униатских церквей или для униатов, сиречь принявших соединение с римскою церковью.

(…)

§121. Все церковные и догматические книги, а также кате­хизисы протестантского исповедания рассматриваются предварительно богословским факультетом Дерптского университета, члены коего скрепляют своею подписью упомянутое в § 118 засвидетельствование, и потом руко­пись или книга поступает в Цензурный комитет, на ос­новании сказанного выше сего о книгах римско-католи­ческого исповедания.

(…)

 

Глава одиннадцатая. О приобретении права издавать ведомости и другие повременные издания

§127. Повременные издания вообще можно разделить на два разряда: на издаваемые от разных мест, находящихся в составе государственного управления или под наблю­дением оных, и на издаваемые от частных лиц и об­ществ.

§ 128. В первом случае по предварительном сношении глав­ного начальства того места, которое намерено издавать повременное сочинение, с Министерством народного просвещения испрашивается высочайшее соизволение. Во втором - предоставляется давать разрешения мини­стру народного просвещения.

§129. Право издавания в свет всякого повременного изда­ния может быть предоставляемо только человеку добрых нравов, известному на поприще отечественной словес­ности, доказавшему сочинениями хороший образ мыс­лей и благонамеренность свою и способному направлять общественное мнение к полезной цели.

§130. Посему желающим получить таковое право предо­ставляется обращаться с просьбою в тот Цензурный ко­митет, рассмотрению коего должны подлежать предпо­лагаемые к изданию повременные сочинения; причем имеет быть представлено: а) обстоятельное изложение цели и содержания повременного сочинения; в) преж­ние просителя печатные сочинения; с) послужной спи­сок и другие свидетельства, если он имеет их, о ревност­ном исполнении обязанностей, понесенных в разное время по званию, какое он занимал в обществе.

(…)

§132. Цензурный комитет, рассмотрев все сии сведения и удостоверясь, во-первых, что предполагаемое к изданию повременное сочинение, при точном соблюдении пред­начертанного плана, не только не может иметь никакого вредного на нравы или на общественное мнение дейст­вия, но и должно принести пользу по отношению к про­свещению или благонравию, представляет о том попечи­телю, а сей с своим заключением - министру.

§133. По соображении в собрании Главного цензурного ко­митета докладывается сие дело министру народного просвещения, и в случае согласия его выдается от сего ко­митета письменное просителю позволение за подписа­нием председателя с надлежащею скрепою и печатью.

(…)

§135. В случае если издатель вознамерится прекратить по­временное сочинение свое, обязан он дать о сем знать Цензурному комитету, которому оно было подведомо, и представить в оный данное ему от Главного цензурного комитета письменное позволение.

§136. Если Цензурный комитет по немалому числу запре­щенных им статей удостоверится, что издатель повре­менного сочинения не имеет хорошего образа мыслей и намерен давать своему изданию вредное для читателей направление, то, сделав из таковых статей выписку, представляет, чрез кого следует, министру народного просвещения с мнением о воспрещении уличенному таким образом в неблагонамеренности писателю продол­жать издание повременного своего сочинения.

§137. По рассмотрении дела сего в Главном цензурном ко­митете министр народного просвещения волен запретить всякое повременное издание, не дожидаясь окончания года, и тогда подписчикам предоставляется право отыс­кивать на издателе или на издателях следующие им по расчету за невыданные части годового издания деньги.

§138. Издатель или издатели повременного сочинения, подвергшиеся единожды помянутому пред сим запреще­нию, навсегда лишаются права издавать повременные сочинения как сами собою, так и в товариществе с дру­гими.

 

Глава двенадцатая. Содержащая общие положения для руководства при рассматривании разного рода произведений

§139. В издаваемых вообще от частных людей книгах и со­чинениях, разумея в том числе и повременные, запреща­ется помещать официальные статьи, известия о важных событиях, относящихся к России, и высочайшие рес­крипты прежде, нежели они обнародованы будут от пра­вительства.

§140. Рескрипты в бозе почивающих государей отечествен­ных, в свое время не обнародованные, не иначе могут быть напечатаны, как по особенному разрешению мини­стра народного просвещения или Верховного цензурного комитета, с испрошением в нужных случаях высочайше­го на то соизволения.

§141. Статьи, касающиеся до государственного управления, не могут быть напечатаны без согласия того министерст­ва, о предметах коего в них рассуждается.

§142. Никакие стихи, посвящения и сочинения, надписан­ные государю императору и особам высочайшего дома, не могут быть напечатаны: в первом случае - без высо­чайшего разрешения, а в последнем - без соизволения тех лиц, кому они поднесены или написаны.

§143. Запрещается печатать записки частных людей по тя­жебным делам, исключая производящиеся в присоеди­ненных от Польши губерниях...

§144. Возбраняются творения, заключающие в себе учения каких-либо тайных обществ, обнаруживающиеся обык­новенно эмблемами и преданиями, нередко к Библии и учению евангельскому примешиваемыми.

(…)

§148. Политические и официальные статьи, относительные к Царству Польскому, должны быть заимствованы ис­ключительно из Варшавской газеты, а таковые же ста­тьи, касающиеся до Великого княжества Финляндии, - из Гельсингфорсской газеты под заглавием: Finlands Allmanna Tidnung, причем наблюдать следует за точным переводом чинов, должностей и званий.

§149. Творение, в котором под предлогом защиты или оп­равдания одного из иноверных христианских исповеда­ний порицается другое, подлежит запрещению.

(…)

§151. Не позволяется пропускать к напечатанию места в сочинениях и переводах, имеющие двоякий смысл, ежели один из них противен цензурным правилам.

§152. Запрещается сочинителям и переводчикам в печат­ных произведениях их означать целые места точками или другими знаками, как бы нарочно для того поста­новляемыми, чтобы читатели угадывали сами содержа­ние пропущенных повествований или выражений, про­тивных нравственности, благопристойности или общест­венному порядку.

§153. Статьи под названием критик и антикритик, предпо­лагаемые к напечатанию в повременных изданиях или отдельно, должны быть основаны на беспристрастных суждениях. Причем, однако, наблюдается, чтобы в тако­вые статьи не вкрадывалось личное оскорбление и чтобы они не обращались в бранную, совершенно бесполезную для читателей переписку.

§154. Сочинения и рукописи на языке отечественном, в коих явно нарушаются правила и чистота русского язы­ка или которые исполнены грамматических погрешнос­тей, не пропускаются к напечатанию без надлежащего со стороны сочинителей или переводчиков исправления.

§155. Сие правило имеет силу и в отношении к печатае­мым в России на иностранных языках книгам и рукопи­сям, если они исполнены грубых ошибок и погрешнос­тей против правил языка.

(…)

 

Глава тринадцатая. Правила для руководства цензоров

§159. Всякое сочинение, перевод, подражание и извлече­ние, в котором отвергается, ослабляется или представля­ется сомнительным святое учение откровения, достовер­ность и святость книг Священного писания, подвер­гается запрещению.

(…)

§161. Все, что в сочинениях или переводах окажется про­тивным надлежащему уважению к иерархии церковной вообще, и в особенности к иерархии греко-российской церкви и к местам и лицам, ее составляющим, подверга­ется запрещению.

(…)

§164. Равным образом запрещается всякое произведение словесности и искусств, противное добрым нравам, бла­гопристойности или чести народной и личной.

§165. Все, что в каком бы то ни было отношении обнару­живало в сочинителе, переводчике или художнике нару­шителя обязанностей верноподданного к священной особе государя императора и должного уважения к ав­густейшему его дому, подлежит немедленному преследо­ванию; а сочинитель, переводчик или художник - задер­жанию и поступлению с ним по законам.

§166. Запрещается всякое произведение словесности, не только возмутительное против правительства и постав­ленных от него властей, но и ослабляющее должное к ним почтение.

(…)

§169. Запрещаются к напечатанию всякие частных людей предположения о преобразовании каких-либо частей го­сударственного управления или изменении прав и пре­имуществ, высочайше дарованных разным состояниям и сословиям государственным, если предположения сии не одобрены еще правительством.

§170. Цензоры обязаны строго наблюдать, чтобы ни в каком одобряемом ими к напечатанию творении не за­ключалось ничего неуважительного или обидного для держав, находящихся в дружественных с Россиею отно­шениях, и в особенности для Священного союза и дер­жавных членов оного. А потому все противное обнаро­дованным началам сего союза, его актам и поста­новлениям подлежит запрещению.

(…)

 

Глава четырнадцатая. О книгах и сочинениях по части словесности, истории, географии и статистики со включением правил касательно изображений, предполагаемых к гравированию и литографированию

§173. В отношении к классическим разного рода книгам, то есть образцовым произведениям древних и новейших авторов, цензор должен различать издания полные от ручных книг, издаваемых для юношества и употребления в училищах...

§174. В случае сомнения цензурных комитетов в признании произведений какого-либо новейшего автора за класси­ческие разрешает сие обстоятельство министр народного просвещения или Верховный цензурный комитет.

(…)

§178. Если сочинитель, описывая последовавшие в разных государствах против законной власти возмущения, ста­рается прямо или косвенно оправдывать виновников оных и закрывать происшедшие от того преступления, ужасы и злосчастия целых народов; если всех сих го­рестных последствий не представляет в спасительное по­лучение современникам и потомкам, то сочинение его, осуждаемое справедливостью и человечеством, подвергается строгому запрещению.

(…)

§183. При рассматривании всякого рода изображений, представляемых к одобрению для гравирования или литографирования, наблюдается:

1) чтобы оные имели нравственную, полезную или, по крайней мере, безвредную цель;

2) чтобы не были оскорбительны правительст­ву, народной чести, какому-либо сословию вообще или лицу в особенности;

3) чтобы портреты лиц августейшей фамилии имели художественное достоинство, приличе­ствующее изображению особ высочайшего дома, и жела­тельное в сих случаях сходство.

(…)

§185. Карикатурные изображения, представляющие в смеш­ном виде пороки людей, если они только не касаются личности, не подлежат никакому запрещению.

 

Глава пятнадцатая. О сочинениях логических, философических, юридических, а также по части естественных наук и медицины

§186. Кроме учебных логических и философических книг, необходимых для юношества, прочие сочинения сего рода, наполненные бесплодными и пагубными мудрова­ниями новейших времен, вовсе печатаемы быть не должны.

(…)

§190. Что касается до дидактических, умозрительных сочи­нений о правах и законах, заключающих в себе теории о праве естественном, народном, гражданском и уголов­ном, изложенных в виде метафизических изысканий, то всякая вредная теория, таковая, как, например, о перво­бытном зверском состоянии человека, будто бы естест­венном, о мнимом составлении первобытных граждан­ских обществ посредством договоров, о происхождении законной власти не от бога, и тому подобные, отнюдь не должны быть одобряемы к печатанию.

(…)

 

Глава шестнадцатая. О книгах еврейских

§194. Запрещаются еврейские книги, изданные до сего вре­мени в России без разрешения цензуры.

§195. Дозволяется печатать в России следующие еврейские книги:

1) книги Священного писания без толкований и

2) молитвенники без прибавления о предметах посто­ронних.

(…)

§197. Книги, в коих содержится хуление на христианство и на божественного основателя его, подвергаются строго­му запрещению.

(…)

 

Глава восемнадцатая. Порядок и мера ответственности лиц, употребляемых по цензуре или имеющих к ней отношение

§203. В случае противозаконного одобрения книги или руко­писи, представленной цензором в собрание Цензурного комитета с примечаниями, подвергаются ответственности все цензоры и председатель, как чиновник, доверенный от правительства к наблюдению за точным исполнением цензурных постановлений.

§204. Письменное разрешение начальства снимает с цен­зурных комитетов всякую ответственность.

§205. Если министр заметит упущения и отступления от за­конов по действиям председателя Главного цензурного комитета или если дойдут к нему о том уважительные сведения, - в таком случае, по истребовании предвари­тельных объяснений, предается дело сие рассмотрению Главного правления училищ, обвинительное решение коего, утвержденное министром, представляется Прави­тельствующему Сенату.

(…)

§208. Чиновники сии отрешаются от должностей и преда­ются суду с высочайшего разрешения.

(…)

§210. Всякого цензора, подвергшегося, по надлежащем ис­следовании дела, троекратному замечанию министра на­родного просвещения за пропуск к напечатайте непо­зволительных сочинений, в случае если обстоятельство сие не могло, впрочем, причинить никаких важных пос­ледствий, подвергающих сего чиновника большей ответ­ственности, волен министр народного просвещения сам удалить или представить об удалении от должности, смотря по тому, зависит ли сие от его власти или от вы­сочайшего разрешения.

(…)

§213. Так как Устав о цензуре не должен быть не извест­ным никому из писателей или художников, издающих в свет произведения свои, то, в случае важных обстоя­тельств, ответственность за содержание напечатанных уже творений их не прекращается от того, что они напе­чатаны по одобрению цензора. Ибо гораздо виновнее тот, кто, занимаясь на свободе одним только сочинени­ем своим, обдумывает в тишине кабинета что-либо вред­ное для общественной безопасности и нравов и потом издает в свет, нежели цензор, рассматривавший сочине­ние его по обязанности своей наряду со многими другими.

§214. Вследствие сего, если и по издании в свет какого-либо сочинения, перевода или другого произведения правительство обратит внимание на вредное оного со­держание и найдет его противным Уставу о цензуре, в таком случае все наличные экземпляры оного отбирают­ся от самого сочинителя и переводчика или книгопро­давца и издателя безденежно, а сочинитель, переводчик или художник, которые произвели таковое творение на свет, и цензор, одобривший оное к напечатанию, под­вергаются, смотря по важности дела, ответственности по законам.

§215. Книгопродавец, приобретший печатные экземпляры отобранного у него произведения, имеет право требовать возврата заплаченной за них суммы от сочинителя, переводчика или художника, который оные ему продал. Сие же право предоставляется издателям, которые купи­ли сочинение или перевод в рукописи.

(…)

§218. Всяк, кто, не приобрев законным образом права на содержание типографии, уличен будет в печатании руко­писи или книги, хотя бы оная, впрочем, ничего вредно­го в себе не содержала и даже напечатана была с одобре­ния цензуры, подвергается трехмесячному заключению, отобранию всего типографического заведения, всех на­печатанных экземпляров и пени пяти тысяч рублей.

§219. Если же книга или сочинение, таким образом напе­чатанное, будет содержать места, противные Уставу о цензуре, в таком случае виновный, сверх отобрания ти­пографического заведения, подвергается суду, а напеча­танная книга или сочинение предается сожжению.

§220. Если содержатель типографии уличен будет в напеча­тают или перепечатании без дозволения цензуры книги или сочинения, хотя бы оные не заключали, впрочем, ничего противного цензурным правилам, то он подвер­гается: в первый раз - трехмесячному заключению и пени трех тысяч рублей; во второй раз - запечатанию типографии на два года и суду; в третий раз - лишению права навсегда содержать типографию и суду. Экземпля­ры же недозволенной книги во всех случаях подлежат ото­бранию.

§221. Содержатели типографий, уличенные в печатании без дозволения цензуры книг и сочинений, содержание коих противно цензурным правилам, лишаются права содер­жать типографию и предаются суду, а экземпляры не до­зволенной к напечатанию книги сжигаются.

(…)

§227. Отбираемые от виновных типографические и лито­графические заведения, книги и другие произведения, также взимаемые с них пени обращаются в распоряже­ние Верховного цензурного комитета для употребления по особому высочайшему назначению.

(…)

 

 

 

Источник: Сборник постановлений и распоряжений по цензуре (полное собрание законов). СПб., 1862. С. 130-190. Власть и пресса в России: К истории правового регулирования отношений: (1700-1917): Хрестоматия. М.: Изд-во РАГС, 1999.

 

 

Вскрытие машин
Подробное описание швейных машин, оверлоков и аксессуаров
service-samara.com

© 2007-2012 Центр древнерусской духовной культуры "Старая Русь"