Государство и религиозные объединения


ЦДДК "Старая Русь"

Свод уставов о цензуре от 1857 г. [Извлечения]

 

Введение

1. Цензура имеет обязанностию рассматривать произ­ведения словесности, наук и искусств, назначаемые к изданию в свет внутри государства посредством книго­печатания, гравирования или литографии, а равно и привозимые из-за границы, и дозволять издание или продажу тех только из оных, кои в целом составе или в частях своих не противны изложенным ниже, в статье 3, общим правилам.

2. Под названием произведений словесности, наук и искусств разумеются книги всякого рода и на всех язы­ках, эстампы, рисунки, чертежи, планы, карты, а также и ноты с присовокуплением слов.

3. Произведения словесности, наук и искусств под­вергаются запрещению цензуры на основании правил сего Устава:

а) когда в оных содержится что-либо клонящееся к поколебанию учения православной церкви, ее преданий и обрядов или вообще истин и догматов христианской веры.

б) когда в оных содержится что-либо нарушающее неприкосновенность верховной самодержавной власти или уважение к императорскому дому и что-либо про­тивное коренным государственным постановлениям.

в) когда в оных оскорбляются добрые нравы и благо­пристойность и

г) когда в оных оскорбляется честь какого-либо лица непристойными выражениями или предосудительным обнародованием того, что относится до его нравствен­ности или домашней жизни, а тем более клеветою.

4. Цензура учреждается при Министерстве народного просвещения и разделяется на внутреннюю и иностран­ную. Первая рассматривает произведения словесности, наук и искусств, назначаемые к изданию внутри госу­дарства. Вторая дозволяет или запрещает продажу книг, эстампов и т.п., привозимых из-за границы.

5. Для общего надзора за действиями цензуры как внутренней, так и иностранной и за точным исполнени­ем всего, предписанного в сем Уставе, учреждено Глав­ное управление цензуры.

 

Глава первая. О цензуре внутренней

Отделение первое. Общие правила

6. Руководствуясь в точности постановленными в ст.3 правилами, цензура обращает особенное внимание на дух рассматриваемой книги, на видимую цель и намере­ние автора и в суждениях своих принимает всегда за ос­нование явный смысл речи, не дозволяя себе произволь­ного толкования оной в дурную сторону. Объяснения автора на намеченные цензурою места допускаются, если только сии объяснения не противны явному смыс­лу речи.

7. Следуя тем же правилам при рассматривании книг нравственного содержания, цензура не делает привязки к словам и отдельным выражениям, однако наблюдает, чтобы и в сих словах или выражениях о предметах важ­ных и высоких упоминаемо было с должным уважением и приличием.

8. Цензура обязана отличать благонамеренные сужде­ния и умозрения, основанные на познании бога, челове­ка и природы, от дерзких и буйственных мудрований, равно противных истинной вере и истинному любомуд­рию. Она должна притом различать творения дидакти­ческие и ученые, назначенные для употребления одних ученых, с книгами, издаваемыми для общенародного употребления.

(…)

10.    Никакой чиновник не имеет права без дозволения начальства обнародовать дел и сведений, вверенных и известных ему по службе; но всякое общее описание или сведение касательно истории, географии, статистики России дозволяется цензурою, если только изложено с приличием и без нарушения общих цензурных правил.

(…)

14. Охраняя личную честь каждого от оскорблений и подробности домашней жизни от нескромного и предо­судительного обнародования, цензура не препятствует, однако же, печатанию сочинений, в коих под общими чертами осмеиваются пороки и слабости, свойственные людям в разных возрастах, званиях и обстоятельствах жизни.

(…)

16. Издание новых журналов, сборников (повремен­ных изданий), газет и всех вообще периодических сочи­нений разрешается на следующем основании:

1) Прошения о том вносятся чрез местные цензурные комитеты в Главное управление цензуры, которое разре­шает новые периодические издания по части словеснос­ти, наук и искусств, кроме тех, кои по важности своего содержания или по каким-либо особенным обстоятель­ствам требуют высочайшего разрешения; на дозволение же периодических изданий политического содержания испрашивается высочайшее соизволение чрез Комитет Министров.

2) Под именем сборника следует разуметь собрание новых, оригинальных или переводных сочинений или статей разных писателей, издаваемое одним или не­сколькими частными лицами под общим заглавием. Сборник может выйти в свет один только раз или выхо­дит ежегодно. Содержание его бывает литературное, уче­ное или художественное с разделением, если признается нужным, по родам литературы, наук и искусств. Изда­ваемые одновременно сборники должны выходить в свет не иначе как в полном объеме своем, а не отдельны­ми выпусками или томами. К сборникам не относятся:

1) собрания напечатанных уже прежде сочинений и переводов, вроде хрестоматий;

2) собрание древних актов;

3) записки ученых обществ;

4) местные календа­ри;

5) разного рода словари.

3) Казенные места могут издавать периодические со­чинения по сношении о том с министром народного просвещения.

17. Запрещение существующего уже издания, какого бы содержания оно ни было, может последовать не иначе как по высочайшему повелению.

(…)

 

Отделение второе. О составе внутренней цензуры

20. Внутренняя цензура возлагается на цензурные ко­митеты или на определяемых для сего отдельных цен­зоров.

21.  Цензурные комитеты учреждены в С.-Петербурге, в Москве, в Риге, в Вильне, в Киеве, в Одессе и Тифли­се; отдельные цензоры назначены в Дерпте, в Ревеле и в Казани.

(…)

24. В цензоры как по внутренней, так и иностранной цензуре могут быть определяемы только чиновники, по­лучившие образование в высших учебных заведениях или иным способом приобретшие основательные в на­уках сведения, если они притом достаточно ознакомле­ны с историческим развитием и современным движени­ем отечественной или иностранной словесности, смотря по назначению каждого. Во время занятия сей должнос­ти они не должны вместе с оною нести никаких других обязанностей, ниже принимать участие в редакции пе­риодических изданий. Сие правило распространяется и на библиотекаря Комитета цензуры иностранной, если... ему поручается цензурное рассмотрение книг.

(…)

 

Отделение третье. О Ведомстве внутренней цензуры

31. Рассмотрению внутренней цензуры подлежат все издающиеся как частными лицами, так и от казенных мест книги, сочинения и проч. с исключениями, изло­женными в следующих статьях.

32. Официальные акты, законоположения и т.п., обнародываемые от Правительствующего Сената, Главного штаба его императорского величества, министерств и местных начальств, воинских и гражданских, печатаются под надзором и ответственностию сих мест.

(…)

37. Книги собственно духовного содержания, то есть заключающие в себе изложение догматов веры, толкова­ния Священного писания, проповеди и т.п. на славянском и русском языках, рассматриваются и одобряются духовною цензурою, состоящею в ведении Святейшего Синода...

38.    Книги, относящиеся к нравственности вообще, даже и те, в коих рассуждения будут подкрепляемы ссылкою на Священное писание или приведением слов из оного, как на русском языке, так и на иностранном, подлежат рассмотрению светской цензуры. Если же в сочинении нравственном встретятся места совершенно духовного содержания, относящиеся или к догматам веры, или к священной истории, то светская цензура передает оные отдельно от прочего на уважение духов­ной цензуры и поступает сообразно ее заключению.

(…)

40. Предварительное рассматривание церковных, дог­матических, омилических и прочих духовного содержа­ния книг римско-католического и армянского исповеда­ний поручается митрополитам и местным архиереям сих церквей. Духовные книги исповедания протестантского рассматриваются духовными членами консисторий и со­ответствующих консисториям присутственных мест про­тестантского исповедания. Но по таком предваритель­ном рассмотрении иноверческих книг в отношении духовном оные должны быть вносимы в цензуру для одобрения к напечатанию на основании общих правил.

(…)

42. Сочинения по части законодательства, теорети­ческого или исторического содержания или заключаю­щие в себе собственные рассуждения самих авторов рас­сматриваются в общей цензуре. Те из сих сочинений, в коих теория законодательства или финансовой и ад­министративной науки применяется автором к сущест­вующим собственно у нас учреждениям, когда они, по содержанию предыдущей статьи, не подлежат рассмот­рению Второго отделения собственной его император­ского величества канцелярии предварительно рассмотре­ния их в общей цензуре, препровождаются сею послед­нею в те правительственные места и учреждения, до ко­торых сочинения сии по предмету своему относятся; засим общая цензура при окончательном их для раз­решения к напечатанию рассмотрении принимает за главное к заключению своему основание те отзывы и за­мечания, кои от упомянутых мест и учреждений сооб­щены.

43. Все вообще планы, фасады, чертежи, рисунки по части строительной и путей сообщения, представляемые в цензуру для пропуска в печать, предварительно рас­сматриваются в Главном управлении путей сообщения и публичных зданий, и те токмо из них дозволяется печа­тать, которые главноуправляющим путями сообщения и публичными зданиями будут одобрены.

44. Географические карты разных частей Российской империи разрешаются к печатанию по предварительном рассмотрении их в военно-топографическом депо.

45. Книги медицинские и ветеринарные, наравне с прочими, до наук относящимися, рассматриваются общею цензурою. Те же из них, кои содержат в себе лечебные наставления или правила для составления ле­карств с приложением к болезням, и вообще лечебники, назначаемые для общенародного употребления, предва­рительно рассматриваются в Санкт-Петербурге Медико-хирургическою академией), а в других университетских округах - медицинскими факультетами для исключения из них всего, что бы могло быть вредно в употреблении без совета и пособия врачей.

(…)

48. Порядок цензирования официальной части гу­бернских ведомостей определяется в Общем губернском учреждении; неофициальная же часть оных подвергается рассмотрению цензурных комитетов в тех городах, где они существуют, а в прочих обязанность цензирования возлагается на одного из профессоров или училищных чиновников, по усмотрению попечителей учебных окру­гов и утверждению министра народного просвещения, с подчинением действий сих лиц на общем основании заведыванию Главного управления цензуры...

49. Цензура периодических изданий в пограничных губерниях, а именно Прибалтийских, Виленской, Грод­ненской и Новороссийских, подчиняется ведению та­мошних главных начальников губернии. Цензор рас­сматривает сии издания, одобряет их и доносит о том своему непосредственному начальству по установленной форме, но все постановления и разрешения в случаях сомнительных получает от помянутого местного началь­ства.

50. Военные ведомости («Русский Инвалид») одобря­ются к напечатанию при Главном штабе его император­ского величества; а Сенатские ведомости издаются под ответственностию канцелярии Правительствующего Се­ната.

(…)

52.    Драматические сочинения одобряются к представ­лению в театрах Третьим отделением собственной его императорского величества канцелярии, а к напечата­нию - общею внутреннею цензурою.

(…)

55. Рассматривание всякого рода афиш и мелких объ­явлений возлагается на местные полицейские начальства под главным надзором Министерства внутренних дел.

(…)

 

Отделение четвертое. О порядке производства дел по внутренней цензуре

58. При представлении в цензуру рукописи или вновь издаваемой печатной книги отмечается на заглавном листе, от какого именно казенного места или частного лица оная представлена.

(…)

65. Данное цензорам позволение на напечатание одобренной рукописи остается действительным в течение следующих сроков: для сочинений однотомных - одного года, для сочинений, заключающих от двух до трех томов, - двух лет. Во всех сих случаях отпечатанное сочинение прежде выдачи билета на выпуск оного в свет должно быть соображено с требованиями цензуры, по­следовавшими после дозволения напечатать рукопись. Для ограждения же прав частного лица, могущего поне­сти убытки от перепечатания по вторичном пересмотре книги некоторых листов оной, потребные на сие из­держки... относятся на счет остаточной суммы цен­зурных комитетов.

(…)

68. По напечатании рукописи представляется из ти­пографии в цензуру (сверх экземпляров, рассылаемых в разные казенные места на основании сего Устава) два экземпляра отпечатанного листа или книги со свиде­тельством директора, содержателя или фактора типогра­фии, что оный лист или книга напечатаны во всем сход­но с прилагаемою при том, одобренною в цензуре рукописью... Секретарь передает один из печатных экземпляров (с рукописью) цензору, рассматривавшему сочинение, который, сличив печатный экземпляр с одобренным, подписывает по установленной, при сем приложенной под литерою А форме позволительный билет на выпуск книги в продажу. Сей билет прикрепля­ется печатью цензуры к одному из вышепомянутых пе­чатных экземпляров и выдается с оным типографии. Другой экземпляр листа или книги остается в цензуре, а рукопись возвращается издателю или же в типографию. Представление печатных книг и выдача билетов на вы­пуск оных в свет отмечаются в особом реестре установ­ленным порядком по форме, при сем приложенной под литерою Б.

(…)

70.    Если цензор найдет, что рассмотренная им книга или целая статья в периодическом издании не может быть напечатана, то представляет о сем комитету в общем заседании, который дозволяет или запрещает печатание оной по большинству голосов. Но если попечи­тель с решением большинства не согласен, то имеет право остановить исполнение до получения требуемого в таком случае разрешения от Главного управления цензуры.

71.    Всякая рукопись, запрещаемая цензурою, удержи­вается при делах комитета, а представившему ее выдает­ся свидетельство, что «оная не одобрена к напечатанию на основании такой-то статьи Устава цензурного». Но когда автор или издатель, не убедясь сим решением, будет настоятельно требовать, чтобы его книга или ста­тья была пропущена, то оная препровождается в Главное управление цензуры на окончательное рассмотрение вместе с объяснениями как комитета, так и недовольно­го решением.

(…)

73.    Во всех сих случаях ответственность за одобрение книги или статьи, противной общим правилам цензуры, или за произвольное запрещение того, что по сим пра­вилам долженствовало быть одобрено, лежит на цензоре или на подписавших состоявшееся о том определение членах Цензурного комитета... Несогласные с общим решением записывают свои мнения в журнал обыкновенным порядком.

(…)

76. Представляемые в цензуру рукописи и книги должны быть рассматриваемы без всякого отлагательст­ва, а срочные издания всех поспешнее. Вообще не до­зволяется цензору задерживать рукописи или книги самой обширной долее трех месяцев, а статьи, назначае­мой для периодических изданий, - долее того срока, в который положено программою выходить каждой книж­ке или листу оных. В продолжение сего времени всякая рукопись должна быть рассмотрена, одобрена или запре­щена или же возвращена предъявителю для исправления замеченных мест.

(…)

78.    По истечении каждого месяца цензурные комите­ты представляют Главному управлению цензуры вместе с выписками из журналов своих заседаний ведомости о рассмотренных ими рукописях и книгах с отметкою, сколько оных и какие именно остались от прежнего ме­сяца и по какой причине не рассмотрены окончательно в продолжение истекшего. Сия ведомость составляется в виде выписки из книг по форме, при сем приложенной. Отдельные цензоры представляют сии ведомости цен­зурным комитетам в двух экземплярах, из коих один ос­тается в комитете, а другой препровождается им в Глав­ное управление цензуры.

79.    Цензурные комитеты и отдельные цензоры, полу­чая, сверх означенных выше, в статье 68, двух, еще по пяти экземпляров каждой вновь отпечатанной книги, отправляют немедленно из оных два в Императорскую Публичную библиотеку, один в Гельсингфорсский Алек­сандровский университет, один в Императорскую Акаде­мию наук и один в Главное управление цензуры. Сверх того, 1) содержатели типографий обязаны доставлять в Третье отделение собственной его императорского вели­чества канцелярии по одному экземпляру печатаемых у них газет, журналов, альманахов. 2) С каждого изда­ваемого в пределах империи сочинения, более или менее относящегося к законоведению, и в особенности отече­ственному, доставляется по экземпляру в библиотеку Второго отделения собственной его императорского ве­личества канцелярии. 3) В библиотеку Генерального штаба доставляются безденежно два экземпляра книг, относящихся до географии физической, математической, политической и военной, топографии, путешествий, ста­тистики, фортификации, археологии, истории полити­ческой, естественной и военной, физики, химии, мате­матики чистой и прикладной, астрономии, артиллерии и вообще сочинений, входящих в обширный круг военных познаний, исключая только сочинений чисто литератур­ных, как-то: стихотворений, повестей, романов. Цензур­ные комитеты и отдельные цензоры отмечают на посту­пающих в цензуру рукописях, следует ли таковые по издании выслать на сказанном основании в библиотеку Генерального штаба. 4) При отпечатании сочинений и журнальных статей, подлежащих рассмотрению Воен­но-цензурного комитета, один экземпляр оных достав­ляется в сей комитет. 5) Сверх книг, исключительно одобренных духовною цензурою православного испове­дания и на основании сей статьи представляемых типо­графиями по напечатании в известном числе экземпля­ров в духовно-цензурные комитеты, доставляются в оные по одному экземпляру и тех книг или статей, в коих рассмотрены духовною цензурою некоторые места, переданные в оную для сего из цензуры светской.

(…)

 

Отделение пятое. О обязанностях лиц, на коих возложено исполнение Цензурного устава в отношении к внутренней цензуре

I. О попечителях

82. Попечитель учебного округа, председательствуя в Цензурном комитете, состоящем в его ведомстве, на­блюдает за успешным течением цензурных дел по уста­новленному единожды с общего согласия комитета по­рядку; принимает и разрешает жалобы авторов и издателей на цензоров; старается соглашать их в случае разномыслия, с тем, однако же, чтобы от сего не могло произойти упущения ни в исполнении предписанного Уставом, ни стеснения прав лица частного.

(…)

II. О цензорах

89.    Цензоры обязаны отправлять свою должность по словам и разуму Цензурного устава, не увлекаясь ника­кими личными видами, пристрастием или предубежде­нием, не взирая на лица и не потворствуя злоупотребле­ниям, кем бы оные замышляемы ни были.

90.    Цензоры долженствуют главнейше обращать вни­мание свое на дух и направление книг, не останавлива­ясь на частных неисправностях, требующих только не­большой перемены, и на словах или отдельных выражениях, когда самая мысль не предосудительна и не противна правилам Устава.

91.    Цензор, не имея права переменять что-либо в представляемых на его рассмотрение рукописях и печат­ных книгах, тем еще менее может прибавлять к оным от себя какие-либо примечания или толкования. Заметив противное цензурным правилам место красными черни­лами, цензор предоставляет сочинителю или издателю исключить или переменить оное и потом уже подписы­вает одобрение рукописи к печатанию. Впрочем, от воли издателя зависит вверить цензору исправление замечен­ных мест по его усмотрению.

92.    Одобрив рукопись или книгу к печатанию своею подписью, цензор не имеет уже права требовать печат­ных или корректурных листов для вторичного просмотра и обязан подписать позволительный на выдачу книг билет, когда только оная напечатана сходно с одобрен­ным подлинником. Если же до выпуска одобренной книги в продажу он приметит, что по неосторожности и поспешности сделано им какое-либо важное упущение, то может просить комитет о позволении исключить из печатаемой или напечатанной книги предосудительное место. По получении сего позволения листы книги пере­печатываются на счет сего цензора; но о всяком таковом случае извещается Главное управление цензуры.

93. Цензоры имеют право на пенсии по правилам Об­щего пенсионного устава; за преступления же и про­ступки по цензурной части подвергаются ответственнос­ти на основании статей 1361-1364 Уложения о наказаниях.

94. Когда сомнения цензора бывают разрешаемы пред­писанием начальства, то всякая ответственность с него снимается.

(…)

 

Глава вторая. О цензуре книг иностранных

Отделение первое. Общие правила

98. Цензура иностранных книг вообще руководствует­ся правилами, изложенными для цензуры внутренней в первой главе сего Устава. Ей предоставляется привозимые из-за границы книги или дозволять к обращению в целом их составе или с исключением некоторых мест, или запре­щать ко всеобщему лишь в публике обращению, или же запрещать безусловно.

99. При рассматривании книг иностранных более еще, нежели при одобрении к напечатанию книг, изда­ваемых в России, надлежит обращать внимание на цель оных, на дух и намерение автора, не принимая всех его выражений в тесном смысле.

100.  Книга не должна быть подвергаема запрещению, если в ней приведены из другой книги предосудитель­ные мнения с изъявлением справедливого негодования или же с искренним намерением опровергнуть оные собственными рассуждениями и доводами автора; одна­ко о выпуске такой книги представляется на разрешение Главного управления цензуры.

101.  Из книг духовного содержания подвергаются за­прещению все те, кои заключают в себе умствования и мнения, противные главным началам христианской веры, или опровергающие учение православной церкви, или же ведущие к безбожию, материализму, неуважению Священного писания и т.п. Но учение всякой христиан­ской церкви иного исповедования, изложенное с благонамеренностию и скромностию, не подвергается запре­щению, если токмо в оном не заключается каких-либо опровержений догматов учения или преданий право­славной церкви.

(…)

 

Отделение второе. О составе цензуры иностранной

104. Рассмотрение привозимых из-за границы книг возлагается на учрежденный в Санкт-Петербурге при Министерстве народного просвещения Комитет цензуры иностранной и на подведомственных ему отдельных цензоров в Риге, Вильне и Одессе.

(…)

106. Председатель Комитета цензуры иностранной определяется и увольняется по представлению Главного управления цензуры именным высочайшим Указом.

(…)

 

Отделение третье. О предметах Ведомства цензуры иностранной

110.  Рассмотрению иностранной цензуры подлежат все выписываемые из-за границы, как казенными места­ми, так и книгопродавцами и частными лицами, произ­ведения наук, искусств и словесности, а равно и книги, находящиеся в лавках и в библиотеках для чтения. Из сего исключаются:

а) Иностранные периодические сочинения всякого содержания, привозимые из-за границы по почте, кои подлежат рассмотрению отдельной цензуры, учрежден­ной при Почтовом ведомстве.

Ученые и литературные издания, выписываемые кни­гопродавцами и частными людьми не прямо чрез под­писку в почтамтах, а чрез особых комиссионеров сухим путем и морем, поступают на рассмотрение иностранной цензуры, как и все другие книги, привозимые из-за гра­ницы.

б) Книги, напечатанные в чужих краях с одобрения цензуры внутренней...

в) Книги, привозимые на имя пребывающих в Рос­сии иностранных дипломатических особ.

г) Книги, выписываемые местами и лицами, полу­чившими на то особенное высочайшее дозволение.

 

Отделение четвертое. О порядке производства дел по цензуре иностранной

111.  На рассмотрение Комитета цензуры иностран­ной поступают:

а) все присылаемые и привозимые из-за границы в С.-Петербург книги, картины гравированные и литографированные, планы, ландкарты, музыкальные ноты с присовокуплением слов и т.п.;

б) фактуры или рукописные реестры книг, каталоги книжных лавок и библиотек для чтения, представляемые для одобрения их к напечатанию;

в) книги, привозимые из-за границы на имя высших ученых и учебных заведений, находящихся не только в С.-Петербурге, но и в других городах Рос­сийской империи, и

г) доставляемые от иногородних цензурных комитетов, отдельного цензора в Ревеле, местных гражданских начальств и других ведомств спис­ки поступающих к ним новым или неизвестного содер­жания книгам.

112.  Присылаемые из-за границы на имя книгопро­давцев кипы, тюки, ящики и проч. с иностранными книгами по очистке их пошлинами препровождаются из таможен с таможенными пломбами в цензурные учреж­дения. Цензурные учреждения по доставлении в оные кип, тюков, ящиков и проч. с иностранными книгами вскрывают их в присутствии книгопродавца или его уполномоченного, которые в то же время обязаны пред­ставить, если сие не сделано ими еще прежде получения книг, подлинные фактуры или же реестры книгам в двух экземплярах. Поверив книги с фактурами или реестра­ми, цензурные учреждения приступают к разбору и рас­смотрению книг, и затем книги, известные цензуре и ею уже прежде дозволенные, передаются книгопродавцам без замедления; те из новых книг, которые могут быть выпущены в продажу беспрепятственно, препровожда­ются книгопродавцам также без замедления; а книги, которые при рассмотрении их цензурою будут признаны подлежащими безусловному запрещению, запечатывают­ся и по распоряжению Главного управления цензуры от­правляются обратно в таможни для хранения до отсылки за границу; о чем извещается и книгопродавец с тем, что он обязывается означенные книги отправить за границу в течение года. Что касается книг, которые будут дозво­лены с вырезкою нескольких листов, то цензурные уч­реждения по рассмотрении сих книг уведомляют о том книгопродавцев и потом, согласно их требованиям, вы­дают им по стольку экземпляров тех книг с вырезками, сколько они пожелают получить для продажи, а прочие экземпляры и все вырезанные листы удерживают у себя до того времени, пока книгопродавцы изъявят намере­ние отправить оные за границу. В таком случае означен­ные экземпляры, а равно и те, которые могут быть воз­вращены книгопродавцами в цензурные учреждения, по вложении в оные вырезанных листов отправляются за границу тем же порядком, какой установлен выше в от­ношении книг запрещенных.

Примечание. Все иностранные запрещенные книги, которые по каким-либо причинам не будут вывезены или высланы обратно за границу из Империи и Царства Польского в течение установленного срока, равно и все подлежащие конфискации, тайно водворенные запре­щенные книги, передаются из таможен в полное распо­ряжение Императорской Публичной библиотеки.

(…)

117. Для свободного ввоза или обращения всякой иностранной книги достаточно одобрения читавшего оную цензора, но запрещение или исключение ее из ка­талогов зависит от решения, постановленного в общем заседании комитета по большинству голосов. При встре­тившемся каком-либо важном сомнении комитет или же председатель оного испрашивает разрешения у Главного управления цензуры на том же основании, как поста­новлено в первой главе сего Устава о цензуре внутренней.

(…)

 

Глава третья. О цензуре в кавказском учебном округе

I. О Кавказском цензурном комитете

137.  В Тифлисе учрежден Кавказский цензурный ко­митет для цензурования, по общим постановлениям о внутренней цензуре, журналов, газет и всякого рода со­чинений, издаваемых в пределах Кавказского учебного округа. Сему же комитету вверено рассмотрение сочине­ний, привозимых из-за границы в Закавказский край, а также книг на восточных языках...

138.  На наместника Кавказского возложены обязан­ности Главного управления цензуры относительно Кав­казского цензурного комитета. Представления комитета к наместнику Кавказскому идут чрез попечителя; сно­шения же с прочими лицами и местами производятся прямо от комитета за подписью председательствующего в оном.

(…)

140.  Рассмотрению Кавказского цензурного комитета подлежат все издающиеся в пределах Кавказского учеб­ного округа книги, сочинения и проч., с следующими исключениями:

1) Ведомству внутренней цензуры не подлежат гу­бернские ведомости, приказы, отдаваемые по войскам, и сочинения, издаваемые по распоряжению или с разре­шения наместника Кавказского.

2) Сочинения духовного содержания на русском и грузинском языках, предполагаемые к изданию в преде­лах Кавказского учебного округа, препровождаются из Кавказского цензурного комитета к Экзарху Грузии для рассмотрения оных чрез духовных лиц, по назначению Экзарха. С тою же целью препровождаются из Кавказ­ского цензурного комитета к Патриарху и Католикосу всех армян сочинения духовного содержания на армян­ском языке, предполагаемые к изданию в пределах За­кавказского края или привезенные из-за границы.

3) Предполагаемые к изданию в пределах Закавказ­ского края книги духовного содержания на армянском и грузинском языках, которые предназначаются собствен­но для закавказских католиков, препровождаются на предварительное заключение префекта римско-католи­ческого исповедания в Закавказском крае и потом, с мнением его, вносятся чрез наместника Кавказского в Министерство внутренних дел для рассмотрения в Рим­ско-католической духовной коллегии.

4) Сочинения медицинские рассматриваются в Уп­равлении медицинскою частью Гражданского ведомства на Кавказе на общем основании.

(…)

 

Глава четвертая. О главном управлении цензуры

Отделение первое. О составе Управления

148.  Главное управление цензуры состоит в С.-Петер­бурге при Министерстве народного просвещения.

149.  Главное управление цензуры состоит: из прези­дентов Академии наук и Академии художеств, из товари­ща министра народного просвещения, из сторонних чле­нов: от Духовного ведомства православного исповеда­ния, Министерства внутренних дел и Министерства иностранных дел, определяемых именными высочайши­ми указами, из управляющего Третьим отделением соб­ственной его императорского величества канцелярии, из попечителя С.-Петербургского учебного округа и из дру­гих лиц, на которых возложена будет сия обязанность по особому высочайшему доверию. В Главное управление цензуры назначается также один член от Царства Поль­ского на том же основании, как особые члены от разных ведомств империи.

(…)

150.  В Главном управлении цензуры председательст­вует министр народного просвещения, а в отсутствие его - управляющий сим министерством или товарищ мини­стра; в случае же их небытности председательствует старший из членов.

(…)

 

Отделение второе. О предметах Главного управления цензуры

152.  Главное управление цензуры составляет частные и временные наказы цензорам, служащие пояснением настоящему Уставу, и представляет оные на высочайшее утверждение через министра народного просвещения.

(…)

154.  Главное управление цензуры долженствует наблюдать за точным исполнением правил Цензурного ус­тава как внутреннею, так и иностранною цензурою.

(…)

157. Сверх того поступают в Главное управление цен­зуры представления цензурных комитетов о разрешении сомнительных случаев и жалоб сочинителей, издателей и других лиц, кои почитают себя обиженными в приложе­нии общих цензурных правил комитетами. Главное уп­равление цензуры рассматривает те и другие дела и решает оные на основании законов окончательно по большинству голосов.

(…)

 

Глава пятая. О местах и лицах, имеющих сношение с цензурою

(…)

Отделение второе. О сношениях с цензурою сочинителей, издателей книг и содержателей типографий

(…)

164.  Если сочинитель или издатель книги недоволен решением Цензурного комитета, то может обратиться с жалобою в Главное управление цензуры и просить удов­летворения.

165.  Содержатели типографий и литографий, граверы и проч. могут предавать тиснению только те произведе­ния словесности и искусств, кои действительно были рассмотрены и одобрены цензурою.

(…)

169. Во время печатания дозволяется автору делать перемены и поправки в слоге и выражениях, с тем, од­нако же, чтобы смысл оных не был противен общим правилам цензуры. Важнейшие перемены, сделанные ав­тором, должны быть отмечены в особой записке, пода­ваемой в цензуру при представлении печатного экзем­пляра.

(…)

171.  Если цензор найдет, что сделанные во время пе­чатания поправки предосудительны, то объявляет о том чрез канцелярию содержателю типографии, который обязан перепечатать замеченное место на счет автора, сделавшего ту непозволительную перемену, и предста­вить исправленную книгу вновь для получения билета. Если во время печатания одобренной книги включено в оную что-либо цензурою запрещенное или вообще про­тивное общим правилам цензуры, то листы, в коих тако­вые места заключаются, перепечатываются вновь на счет виновного, а листы, прежде напечатанные, уничтожают­ся при свидетеле, от цензуры доверенном, и, сверх того, содержатель заведения подвергается ответственности на основании статьи 1368 Уложения о наказаниях.

172.  За напечатание не дозволенной цензурою книги содержатели типографий или управляющие оными, а также и наборщики подлежат ответственности на осно­вании статьи 1366 Уложения о наказаниях.

(…)

174.  Содержатель типографии, получив из цензуры билет на выпуск книги с представленным от него экзем­пляром, освобождается от всякой ответственности за сию книгу, если оная только во всем напечатана сходно с экземплярами, представленными в цензуру.

(…)

 

Отделение третье. О сношениях с цензурою книгопродавцев

I. О книгопродавцах, торгующих книгами российскими

177.  Торгующие книгами российскими и в России из­дающимися, также мелкие продавцы и комиссионеры книжной продажи при казенных местах обязаны пред­ставлять в комитеты внутренней цензуры каталоги имеющихся у них книг. Каждый продающий заведомо напечатанные без дозволения цензуры книги предается суду по законам.

178.  Если правительство признает за нужное запре­тить напечатанную с одобрения цензуры книгу, то кни­гопродавцы обязываются через полицию подпискою не иметь и не продавать оной, подвергаясь за нарушение сего взысканию по законам. Напечатавший же одобрен­ную и потом запрещенную книгу получает от правитель­ства удовлетворение за понесенный через то убыток.

 

II. О книгопродавцах, торгующих книгами иностранными

179.  Книгопродавцы, содержатели библиотек для чте­ния и магазинов для продажи разных произведений сло­весности, наук и искусств, не должны отнюдь продавать или же выпускать в обращение иным каким-либо обра­зом книг, эстампов, нот с присовокуплением слов и т.п., не рассмотренных и не одобренных Комитетом цензуры иностранной.

180.  Содержатели библиотек для чтения обязаны иметь в оных для обращения в публике те только книги, которые поименованы в одобренных цензурою каталогах или в рассмотренных ею реестрах.

(…)

 

Глава шестая. О духовной цензуре по ведомству православного исповедания

Отделение первое. О духовной цензуре по Ведомству православного исповедания вообще

182.  Цензура духовных книг, относящихся к право­славному исповеданию, зависит от академических кон­ференций и составляемых при них цензурных коми­тетов.

(…)

184.  В духовных цензурных комитетах: Санкт-Петер­бургском, Московском и Киевском - рассматриваются все духовные сочинения на российском языке и перево­ды на сей язык, кем бы оные ни были составлены, а из сочинений и переводов на иностранных языках те, кото­рые издаются по Ведомству православного исповедания. Книги сии вступают в комитеты Санкт-Петербургский, Московский и Киевский, в каждый из своего округа.

(…)

 

Отделение второе. О составе духовных цензурных комитетов при духовных академиях православного исповедания

187.  Санкт-Петербургский и Московский духовные цензурные комитеты составляются каждый из трех чле­нов академической конференции.

188.  Сии члены избираются в собрании действитель­ных членов местной академической конференции, на каждое место по два кандидата, и с согласия епархиаль­ного преосвященного, чрез посредство Духовно-учебно­го управления, представляются Святейшему Синоду на утверждение.

(…)

 

Отделение третье. О предметах духовных цензурных комитетов

199.  Рассмотрению духовных цензурных комитетов <....> подлежат все вообще духовные сочинения и пере­воды, а именно:

1) Все вновь составляемые сочинения, относящиеся до церковного служения и жизнеописания святых.

2) Сочинения и переводы, содержащие изложение или защищение христианской веры или религии вообще.

3) Сочинения и переводы, содержащие изложение истин, относящихся к основаниям христианской веры или религии вообще.

4) Сочинения и переводы, содержащие изложение или защищение христианской веры вообще и в особен­ности догматов православной церкви, также правил и оснований христианского нравоучения.

5) Разные поучительные слова, духовные рассуждения и прочие мелкие сочинения и переводы духовного и христианского содержания.

6) Сочинения и переводы, заключающие в себе целое или части церковной истории.

7) Сочинения и переводы о предметах, относящихся к церковному управлению, и, наконец,

8) Все сочинения и переводы, назначаемые к класси­ческому употреблению в духовных училищах, по каким бы то ни было предметам.

200.  Рассмотрению комитета не подлежит токмо то, что издается с дозволения Святейшего Синода.

(…)

 

Отделение шестое. Об отношениях духовных цензурных комитетов к разным установлениям и частным лицам

I. Отношения комитетов к Святейшему Синоду

257. Определения или мнения о книгах, назначаемых для общественного употребления и заключающих в себе:

а) вновь назначаемые к печатанию сочинения, к церков­ному служению относящиеся,

б) жизнеописания святых, в первый раз издаваемые,

в) сочинения и переводы, со­держащие изъяснения целых книг Священного писания,

г) сочинения и переводы, содержащие изложение догма­тов православно-кафолической веры и правил христиан­ской деятельности,

д) сочинения и переводы, относя­щиеся к церковному управлению, - комитет пред­ставляет Святейшему Синоду и не прежде попускает та­ковые сочинения и переводы к напечатанию, как по рассмотрении и разрешении Святейшего Синода.

(…)

259.  Что касается сочинений и переводов, заключаю­щих в себе:

1) изъяснение некоторых частей в книгах Свя­щенного писания,

2) рассуждения о частных предметах, относящихся к основаниям христианской религии,

3) рас­суждения, заключающие изложение или защищение каких-либо неосновных догматов веры и христианской де­ятельности,

4) изложение церковной истории, целое или по частям,

5) исследование вопросов филологических, ис­торических и хронологических, относящихся к изъясне­нию Священного писания, истин веры, священной исто­рии и христианских древностей,

6) разные поучения или слова, издаваемые порознь и в совокупности, и прочие мелкие сочинения и переводы, - таковые сочинения ко­митет одобряет и отдает к напечатанию или не одобряет и отказывает в напечатают сам собою.

260.  Так как многие книги выходят из Цензурного комитета без ведома Святейшего Синода, то по истече­нии каждого года комитет представляет Святейшему Синоду отчет в том: какие книги и когда вступили в коми­тет, какие из них рассмотрены одним или всеми членами комитета и какие из них пропущены или не пропущены к напечатанию и по каким причинам.

(…)

 

III. Взаимные отношения цензурных комитетов

265. Для предупреждения злоупотреблений, могущих произойти со стороны сочинителей, переводчиков или издателей, коих рукописи рассмотрены в одном из ко­митетов, но не одобрены к напечатанию, каждый из ко­митетов сообщает другому о не одобренном им сочине­нии или переводе, излагая вообще содержание его и в особенности некоторые неодобренные места.

(…)

 

V. О сношениях с комитетами содержателей типографий

271. Содержатель типографии не должен печатать ни­какой духовной книги, относящейся к православному исповеданию, если она не одобрена духовным Цензур­ным комитетом.

(…)

 

Глава седьмая. О праве собственности на произведения наук, словесности, художеств и искусств

Отделение первое. О правах собственности на произведения наук и словесности

282.  Каждый сочинитель или переводчик книги имеет исключительное право пользоваться во всю жизнь свою изданием и продажею оной по своему усмотрению, как имуществом благоприобретенным.

283.  По смерти сочинителя или переводчика исключи­тельное право сие переходит к его наследникам по закону или по завещанию или же к тем лицам или учреждениям, коим от него оное передано; но право сие не может про­должаться долее пятидесяти лет со дня смерти сочинителя или переводчика.

Примечание. Действие сей статьи распространяется только на те лица, для коих до 15 апреля 1857 г. не истек еще установленный прежними правилами срок ис­ключительного пользования правом издания и продажи дошедших к ним по наследству или завещанию сочине­ний или переводов.

284.  В отношении к сочинениям и переводам, кото­рые изданы или будут изданы после смерти сочинителя или переводчика, означенный пятидесятилетний срок считается со времени первого издания сих сочинений или переводов.

285.  Первые издатели народных песен, пословиц, ска­зок и повестей, сохранившихся одним изустным преда­нием, пользуются такими же правами, как и сочинители новых книг, равным образом и первые издатели древних рукописей, что, однако ж, не препятствует другим изда­вать те же летописи или другие древние манускрипты с полнейшего, вернейшего или по чему-либо отличного списка.

286.  Сочинения и переводы рукописные и напечатан­ные, никому сочинителем или переводчиком не продан­ные, не завещанные и никаким иным образом не уступ­ленные, не могут быть проданы на удовлетворение кредиторов ни при жизни сочинителя или переводчика без собственного его на то согласия, ни после смерти без согласия его наследников. В случае продажи имуще­ства книгопродавца за долги и по конкурсу принадлежа­щие ему рукописи и право на напечатание оных переда­ются покупающим не иначе как с обязательством исполнить все условия, заключенные прежним оных хозя­ином.

287.  Права на второе издание книги должны быть следствием предварительных соглашений между сочини­телем, переводчиком или издателем и книгопродавцем. Если между ними нет никакого письменного условия, то сочинитель, переводчик или издатель или же, в случае их смерти, наследники их могут печатать книгу вторым изданием по прошествии пяти лет со дня выдачи из цензуры позволительного на выпуск оной билета.

288.  Условия, заключаемые между сочинителями, переводчиками или издателями и типографщиками или книгопродавцами, составляются на обыкновенной гер­бовой бумаге и записываются на основании общих пра­вил в маклерской книге.

289.  Сочинитель имеет право, несмотря ни на какие условия, напечатать книгу свою вторым изданием, если в ней прибавлены или переменены по крайней мере две трети или когда книге сей дана совершенно другая форма, так что она может быть почитаема за новое со­чинение.

(…)

291.  Издатели журналов и других периодических со­чинений, а равно и альманахов и вообще книг, состав­ляемых из разных мелких сочинений или статей, пользу­ются исключительным правом перепечатывать оные в той же форме на общем сей главы основании.

292.  Помещением сочинения или перевода в журнале или ином собрании сочинитель или переводчик не ли­шаются права напечатать оные особо, если только сему не препятствуют условия их с издателями.

293.  Частные письма, не предназначавшиеся для пуб­лики, могут быть издаваемы в свет токмо с совокупного согласия как того лица, коим они писаны, так и того, к кому писаны; в случае же смерти его - с согласия его наследников.

294.  Частные записки и другие бумаги, не предназна­чавшиеся в свет, могут быть издаваемы не иначе как с воли сочинителя, а в случае смерти его - с согласия его наследников.

(…)

297. Самовольным изданием (контрафакциею) почи­тается и то, если:

а) кто под названием второго или третьего и так далее издания печатает книгу, уже напе­чатанную, не исполнив условий, означенных в ст. 287 и 289;

б) кто, перепечатав в чужих краях книгу, изданную в России или с одобрения цензуры российской, хотя бы и с переводом на другой язык, будет продавать напеча­танные таким образом экземпляры в России, не имея письменного на то позволения законного издателя;

в) кто без согласия сочинителя напечатает произнесенную или читанную им публично речь или иное сочинение;

г) журналист, под видом рецензии или же под другим предлогом перепечатывающий постоянно и вполне мелкие из чужих изданий статьи, хотя бы оные занимали и менее одного печатного листа; но случайное перепечатание в каком-либо издании мелкой статьи, не занимаю­щей более одного печатного листа, а равно и перепечатание известий политических или относящихся к словесности, наукам и художествам с указанием источ­ника, откуда оные заимствованы, не воспрещается. При определении, как велика помещенная в журнале или каком-либо ином собрании статья, принимается в ос­нование последнее издание книги, из коей взята сия статья.

(…)

305.  Если кто-либо издаст чужое сочинение под своим именем или же продаст свою рукопись или право на издание книги нескольким лицам порознь без взаим­ного их согласия, то таковое действие признается подло­гом, и сверх взыскания, которое определяется судом по рассмотрению дела в пользу обиженного, виновный под­вергается наказанию по правилам, постановленным в статье 2275 Уложения о наказаниях.

306.  Напечатавший книгу без наблюдения правил Цензурного устава лишается всех прав на оную.

307.  При новых изданиях книг, прежде уже напеча­танных, издателям постановляется в непременную обя­занность означать на заглавном листе, что сия книга пе­чатана с издания такого-то года с исправлениями или без оных.

 

Отделение второе. О правах академий, университетов, училищ, ученых и других обществ на издаваемые ими произведения наук и словесности

308.  Общества, издающие книги или иные произведе­ния науки и словесности, пользуются исключительным правом собственности на сии произведения, если автор им оное предоставил, в продолжение пятидесяти лет. По истечении сего времени такие произведения становятся собственностию публики, кроме лишь случаев, когда автор оных еще в живых и удерживает за собою сию ли­тературную собственность.

(…)

 

Отделение третье. О действиях судебных и правительственных мест по делам, касающимся прав собственности на произведения наук и словесности

313.  Комитеты внутренней цензуры и Главное управ­ление оной наблюдают, каждый по своей части, за точ­ным исполнением правил...

314.  Все споры между сочинителями, переводчиками, первыми издателями или типографщиками и книгопро­давцами на собственность книги или иного произведе­ния наук и словесности решаются третейским судом, а в случае несогласия на оное спорящих - обыкновенными присутственными местами, начиная с Гражданской па­латы или равной ей инстанции в той губернии, где имеет жительство ответчик. При разрешении таковых споров палаты в случаях сомнительных требуют заклю­чения университетов.

(…)

316.  Преследование за самовольное издание может быть начато токмо вследствие жалобы обиженного.

(…)

320.  Доколе дело не решено окончательно, продажа книги или вообще произведения наук и словесности, со­ставляющего предмет спора, воспрещается на основании общих узаконений о запрещении спорных имуществ. Суд определяет меру вознаграждения и убытки от сего прекращения продажи, если оные понесены правою сто­роною.

(…)

 

 

Источник: Сборник постановлений и распоряжений по цензуре с 1720 по 1862 год. СПб.: Тип. Морского министер­ства, 1862. С.315-396. Власть и пресса в России: К истории правового регулирования отношений: (1700-1917): Хрестоматия. - М.: Изд-во РАГС, 1999.

 

 

© 2007-2012 Центр древнерусской духовной культуры "Старая Русь"