Государство и религиозные объединения

назад

ЦДДК "Старая Русь"

О правомерности и терминологии

 

В Энциклопедии описаны организации, которые по статусу зарегистрированы как религиозные, коммерческие, некоммерческие или общественные, либо вообще не зарегистрированы. Их объединяет то, что все они являются по сути своей деятельности религиозными организациями той или иной направленности. Приведенные описания свыше 500 РАЗНЫХ религиозных новообразований НЕ направлены на оскорбление религиозных чувств верующих или нарушение их прав, а создана исключительно с целью описания действующих в России нетрадиционных религиозных новообразований. Право автора на написание, включая критический анализ вероучения и деятельности тех или иных религиозных новообразований, подготовку к выходу и выпуск в свет настоящей Энциклопедии закреплено частью 4 статьи 29 Конституции России. Материалы томов Справочника и Энциклопедии «Новые религиозные организации России, деструктивного, оккультного и неоязыческого характера» предварительно проходили лингвистический и юридический анализ с целью исключения потенциальных оскорблений религиозных чувств верующих. Термины «секта», «неоязыческий», «оккультный», «культ», «психокульт», «псевдохристианский», «финансово-пирамидальная квазисекта» не являются в Энциклопедии по отношению к конкретным организациям и группам, а также их членам оскорблением или уничижительными ярлыками, не нарушают прав граждан - членов указанных организаций и групп. Это всего лишь классификационные параметры, использованные для дифференциации всего массива действующих ныне в России соответствующих религиозных новообразований для удобства их научного изучения. Отношение к тем или иным объединениям со стороны мировых религий, специалистов или населения - это совершенно другой вопрос, касающийся права каждого конкретного пользователя Энциклопедии на свободу убеждения и слова. Автор справочника и составитель Энциклопедии не несет ответственности за то или иное мнение или убеждение, возникшее у конкретных людей после прочтения настоящей Энциклопедии или же подкрепленное ею. Задача автора справочника и составителя Энциклопедии состояла в описании максимально большого количества религиозных новообразований, действующих на территории России. Если в настоящей Энциклопедии относительно какого-либо объединения приведены факты ее деструктивной или противоправной деятельности, то эта проблема касается самой организации, а не автора справочника и составителя Энциклопедии, который просто передал информацию, реализовав свое конституционное право, закрепленное п.4 ст.29 Конституции России.

Люди должны знать правду о тех, кто приходит к их детям в школы, о тех, кто предлагает свои услуги на рынке медицинских и образовательных услуг, о тех кто предлагает позаботиться о душе. И утаивание или недонесение до граждан подобного рода информации, к чему так рьяно в той или иной форме, прямо или косвенно призывают некоторые немногочисленные мнимые правозащитники, нарушает конституционные права почти полутора сотен миллионов российских граждан.

Почему некоторые маргиналы, в том числе в ряде случаев ранее лечившиеся в психиатрических лечебницах, иностранные пришлые миссионеры, просто отдельные граждане должны абсолютно свободно реализовывать свои безумные оккультно-религиозные и прочие деструктивные религиозные идеи, взяв в качестве подопытных кроликов российских детей, наших детей (в настоящем издании приведено множество таких фактов)? Почему москвичи, рязанцы, томичи, новосибирцы, а с другой стороны - русские, татары, удмурты, евреи, башкиры должны беспрепятственно и бессловесно отдавать своих близких для оккультно-целительских опытов или для вовлечения в секты? Почему мы должны позволять ущемлять десятки наших прав, закрепленных как Конституцией РФ, так и Семейным и Гражданским кодексами, иными федеральными законами? И все это в угоду каким-то сомнительным личностям, возомнившим себя “реализованными личностями”, “божественными проявлениями”, “радастеями”, “планетарными педагогами Духа”, “саньясинами”, “представителями Махатм”, поборниками “разумных шаровых молний” и т.п., в угоду реализации единственного их права - права на свободу совести, кстати, довольно сильно ограниченного той же Конституцией России??? Никто не вправе реализовывать свои права в ущерб правам других!

Если не работает российское законодательство, полное пробелов в данной проблематике, если по ряду причин бездействуют правоохранительные и правоприменительные органы, то это еще не значит, что в отношении нетрадиционных религиозных организаций никто не вправе высказать свое собственное критическое мнение, дать собственную оценку, пусть даже она будет противоположна тем, которые адепты покупают за деньги у некоторых ангажированных религиоведов.

 

 

О слове «секта»

 

В документах, материалах или служебных аннотациях, приведенных в данной энциклопедии, термин “секта” не несет оскорбительной нагрузки и использован на законных основаниях в связи с тем, что:

1. Никто не вправе отменять конституционное право граждан на свободу убеждений, в том числе на свободу убеждения, что данная организация есть секта.

2. Конституционный суд России в Постановлении от 23 ноября 1999 года активно использовал термин “секта”, чем ввел его в российскую юридическую практику.

3. Доктор филологических наук В.Ю.Троицкий в своем экспертном заключении доказал, что термин “секта” не несет в себе оскорбительной нагрузки:

«Понятия “секта” и “культ” сами по себе не несут какой-либо оскорбительной смысловой нагрузки. Эти понятия широко распространены в обиходной русской речи и объективно отражают характер деятельности некоторых религиозных групп. В авторитетных словарях и научных исследованиях приводятся в целом сходные определения этих слов, и они нигде не трактуются в уничижительном, презрительном или оскорбительном смысле, не несут отрицательного отношения к религиозным движениям, означая всего лишь понятия о некой обособленной группе по отношению к той или иной религии.

Термином “секта” называется в обиходе или в публикации в СМИ та или иная религиозная группа, и это отнюдь не обуславливает ее общественной обструкции или уголовного преследования. Если та или иная религиозная группа, являясь по определению сектой, своим агрессивным или человеконенавистническим учением, антисоциальными, экстремистскими или безнравственными действиями (все это и составляет ее деструктивность) вызывает к себе негативное отношение общественности, то в этом вина исключительно этой религиозной группы. Даже если понятие “секта” не используется в нормативно-правовых документах России, это вовсе не определяет невозможность его законного использования в юридической практике. Ведь законодательство России не должно и не может юридически узаконивать употребление всех слов русского языка или толкование их.

В силу того, что термин “секта” не несет в себе никакой негативной нагрузки, запрещать русское слово “секта”, “править” русский язык по идеологическим и вкусовым мотивам было бы нелепо, самонадеянно и даже безнравственно. Кроме того, это явилось бы нарушением конституционных прав граждан Российской Федерации на свободу слова».

Точку в споре по поводу юридического или неюридического характера термина «секта», подтвердив возможность его использования, поставил 23 ноября 1999 г. Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении по делу о проверке конституционности абзацев третьего и четвертого пункта 3 статьи 27 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» от 26.09.1997 г. № 125-ФЗ в связи с жалобами Религиозного общества Свидетелей Иеговы в городе Ярославле и религиозного объединения «Христианская церковь Прославления».

 

Составители

 

 

© 2007-2012 Центр древнерусской духовной культуры "Старая Русь"