Государство и религиозные объединения


ЦДДК "Старая Русь"

Исатов Ю. Круглый стол в Министерстве образования // Славянский дом, апрель 2001 г.

 

(По жизни или по «конституции» решать вопрос?)

15 марта, в день праздника явления России иконы Божией Матери «Держав­ная», в Министерстве образования Рос­сии прошло обсуждение проблем ду­ховно-нравственного воспитания под­растающего поколения. На круглом сто­ле присутствовали директора школ, учителя-предметники и представители православной, мусульманской и иудей­ской конфессий, работающие в системе государственного и муниципального образования. Вопросы для обсуждения были сформулированы заместителем министра В.Д. Шадриковым так:

1.      Что такое светское государство и светское образование, каково отношение государства к церкви в России и как обес­печить единство духовной и светской мо­рали?

2.      Каково место религии в светском образовании и возможно ли здесь един­ство светского и религиозного взгляда на вещи?

3.      Как нам избежать двойственности в ситуации отделения церкви от государ­ства, в то время как традиционно в Рос­сии дело воспитания детей было делом семьи и церкви, а в светском государстве оно все более передается светским учре­ждениям?

Мы видим, что все вопросы были, до­статочно грамотно и профессионально, нацелены на поиск некоего ОБЩЕГО, при том как бы внекокфессиональиого, но в то же время и межконфессионального (иначе зачем было людей приглашать) поля деятельности, лежащего, однако, где-то в области светской морали. То есть опять вне религии (но как же может быть общим то, что принадлежит только одно­му?). Сразу заметим, что область нравст­венной морали вообще трудно себе пред­ставить вне традиционных, религиозно обусловленных институтов. В первую очередь институтов семьи и государства. Если. конечно, это не людоедская и раз­рушительная мораль всемирного комму­низма, сатанизма или современного гло­бального неоязычества.

Отвечая на вопросы Шадрикова, уча­стники круглого стола (а это, напоминаю, были практики, живо учитывающие на­зревшую для педагогики ситуацию), за­тронули УЖЕ РЕШАЕМЫЕ, БЕЗ ОГЛЯДКИ НА НЕСОВЕРШЕННЫЙ ЗАКОН, практиче­ские вопросы, вынужденно игнорируя правовую, совершенно абстрактную для реальной жизни их постановку. Ведь от­рицательная реальность сегодня не в том, что религию еще какие-то «массы» отри­цают, а в том, что на расчищенное мате­риализмом место вступают страшные бе­сы разврата, наркомании, богоборческих и человеконенавистнических сект. Поло­жительная реальность состоит в том, что нравственные идеалы, православия и других конфессий, уже и так преподают в государственных школах, опираясь на базовую систему образования. А также на новые структуры. В вузах - на кафедры и факультеты теологии. В дет­ских садах - на систему воскресных школ, куда ходят и родители и дети.

Но все это затруднено тем, что нрав­ственная норма явно не прописана ни в государственных программах образова­ния, ни даже в национальной доктрине.

Протоиерей Евгений Шестун (заве­дующий межинститутской кафедрой пе­дагогики Самарского Государственного университета) заявляет прямо: «Препо­давать традицию духовного опыта мы не можем без воздействия на стандарт образования».

И еще одно интересное соображение в пользу обязательного, а не только лишь дополнительного преподавания в госу­дарственной школе «основ православной культуры» прозвучало в выступлении отца Евгения. Смысл его таков: основой европейской культуры является христи­анство. А значит, - все народы, желаю­щие составлять европейскую цивилиза­цию, должны на христианство ориенти­роваться. Поэтому, если христианское мировоззрение будет оставаться преро­гативой семьи, исключительно семейного воспитания, и не войдет в систему базо­вых знаний, предоставляемых государст­вом, то другим конфессиям будет трудно войти в цивилизованный христианский мир и адаптироваться в нем (разумеется, без отказа от своих особенностей).

Отец Антоний Ильин (Москва) вы­сказал следующее: хотя у нас, в России, Церковь формально и отделена от управ­ления, но при этом она никак не отделе­на от общества. Не может Церковь, хотя бы опосредованно, через семью, не уча­ствовать в управлении сознанием людей. Да, пока еще, к сожалению, продеклари­рованная в юридических документах светскость системы образования, к тому же весьма убого продекларированная в смысле духовности и нравственности, определяет государственный стандарт. Но дети и их родители, в соответствии со всеми нравственными, в том числе меж­дународными нормами, должны иметь право знать о предмете «христианская культура» изнутри конфессии, а не из то­го, как этот предмет понимают случай­ные люди, внешние по отношению к хри­стианству. Именно так должна пони­маться нравственная свобода в обществе, а не как свобода для деструктивных сект образовывать свои замаскированные и не очень замаскированные филиалы в учебных, научных и дошкольных заведе­ниях. Нам нужна не свобода падшего че­ловека, не свобода падения, а свобода и возможность каждому выстраивать себя по образу и подобию Божию. Нацио­нальный и конфессиональный компо­ненты должны быть в стандарте об­разования. Здесь важное значение при­обретают программы воспитания цело­мудрию (сегодня же у нас широко пропа­гандируются только знания о разврате, которые способны не оградить, а наобо­рот приобщить к этому разврату подрас­тающее поколение). В США сегодня ожи­дается принятие федеральной програм­мы обучения воздержанию. В России же до сих пор жива профашистская про­грамма «планирования семьи» РАПС, предназначенная для стран «третьего мира», с целью ограничить их развитие.

В дополнение к этому выступлению, старший научный сотрудник Института семьи и воспитания Р.А. Галицкая приве­ла примеры того, как в Англии, Германии и Италии организовано светское конфес­сиональное образование (включая кате­хизис), с опорой на конституцию этих стран. «Сознавая свою ответствен­ность перед Богом и людьми...», - вот такими словами начинается Основной за­кон Федеративной республики Германии.

Вслед за этим, директор Института педагогической инновации В.И. Слобод-чиков, отметил, что наука - это лишь один, но не единственный способ полу­чения знания о мире, никак не может по­страдать от «конкуренции» боговдохновенного знания, определяющего, кстати, и всю мировую культуру. Нельзя здесь не вспомнить слова Маркса о том, что куль­тура (в частности эллинская) никакими материальными причинами объяснена быть не может.

Выступивший вслед за адептом со­хранения в школе атеизма Маратом Мур-тазиным (он вроде бы сначала и заявил, что школа лишилась духовного содержа­ния и не дает никакого духовного воспи­тания, но, по его же логике, - коммуниз­ма что ли, как «духовного светоча», ли­шилась?), директор государственной школы с этнокультурным еврейским ком­понентом В.Г. Куравский, еще раз преду­предил о практике проникновения в школы негативных явлений нашего больного общества. Он особо отметил, что, не обсуждая вопрос о статусе школы, нужно обратить внимание на «приорите­ты семейного воспитания». Политика школы зависит от того, кто приходит в школу учиться, существует реальный, со­вершенно определенный социальный за­каз, и «я не могу допустить насилия над родителями», если они требуют религи­озного образования. Духовно-нравст­венное воспитание - есть реализация собственно воспитания. И здесь не тре­буется определения, какая должна быть школа - светская или церковная. Если вопрос стоит о воспитании, а не о чем-то ином.

Мы можем смело заметить, что в ре­зультате состоявшегося круглого стола в Министерстве образования РФ, ориенти­ровка в существующей, все еще ограни­ченной пережитками атеизма и рудимен­тарным, реликтовым законодательствам, в пока еще реальной, но совершенно ди­кой для человека нравственного ситуа­ции, эта необходимая ориентировка про­изошла. Нужен следующий шаг. Нужны новые законодательные инициативы и конституционные поправки, если мы по­нимаем твердо и, без дураков, решим, нужно ли нашим детям нравственное бу­дущее и государство, построенное на нравственных принципах.

Ю.С.ИСАТОВ

 

 

© 2007-2012 Центр древнерусской духовной культуры "Старая Русь"