Государство и религиозные объединения


ЦДДК "Старая Русь"

Меньшиков В.М. Неужели даже спасение детей - в России опасность?!?

 

Представьте себе ситуацию – ребёнок попал в опасность. Что делают все разумные люди? Спасают! И вдруг появляются люди, которые кричат: «Не допущу! Вы конституцию нарушаете!». Вы спросите: «Да кто же эти безумцы?». Отвечу: «Современные либералы». Любой человек, кроме либерала, знает, сколь тяжело положение современных российских детей, которое продолжает стремительно ухудшаться: алкоголизация, рост наркомании, преступности, деморализация, рост числа самоубийств.

Очевидно для любого разумного человека, что главной причиной, породившей проблемы сегодняшней школы, является бездуховность и безнравственность современного общества. Столь же явно, что преодолеть эту беду можно, только восстанавливая духовное воспитание, традиционную культуру и традиционное воспитание.

Именно поэтому многие регионы России в той или иной форме (от  полноценного духовного воспитания в православных гимназиях до уроков православия в государственных школах) начали возрождать православное просвещение, знакомящее детей с родной верой, культурой, с христианскими святынями, нравственными ценностями, историческими и культурными памятниками. И положительные результаты такой работы уже налицо.

 Там, где уроки православия поставлены хорошо, дети значительно меняются к лучшему. Свидетельствую об этом как один из руководителей Курской областной программы изучения православной культуры. Так в прошлом году мы по результатам изучения основ православной культуры провели анкетирование среди 2214детей и 1891 родителей.

 Результаты таковы: более 99 % детей и 93% родителей выступают за изучение православной культуры, причём более 70 % детей и 78 % родителей выступают за то, чтобы этот курс изучался постоянно.

1. На вопрос: «Изменилось ли в вас что-нибудь после изучения православной культуры?»

Положительно ответили 1841 детей (76,9%), отрицательно  322 детей (14,5%),

ответ «не знаю» – 150 человек (6,8%)

          нет ответа – 39 человек (1,8%)

2. На вопрос: «Придерживаетесь ли вы тех заповедей и правил, которые узнали на уроках православной культуры?»:

·                   положительно ответили – 1259 человек (56,9%),

·                   «частично» – 722 человек (32,6%),

·                   отрицательно – 229 детей (10,3%),

·                   «нет ответа» – 4 человека (0,1%) .

Данные свидетельствуют, что почти 90% учеников не только получают знания о православии, но и стараются придерживаться тех заповедей и норм, которые они изучали  на уроках.

 А вот ответы родителей.

1. На вопрос: «Считаете ли Вы нужным изучение православной культуры для Вашего ребенка?»

2. На вопрос: «Сколько, на Ваш взгляд, должно продолжаться изучение православной культуры?» Были даны следующие ответы:

3. На вопрос: «Изменилось ли что в Вашем ребенке?

4. На вопрос: «Как сказываются уроки православной культуры на развитии ребенка?»

Замечу, что многие ученики и родители описывают, в чем конкретно выразились данные изменения. И примерно такие же результаты изучения основ православной культуры мы наблюдаем и в других регионах. Так на НТВ  в «Свободе слова» прозвучала следующая статистика: более 92% детей г. Ногинска хотят изучать православную культуру.

 В этой ситуации Министерство образования России как настоящий орган государственной власти не только положительно оценило опыт регионов, но и опубликовало Примерное содержание образования по учебному предмету «Православная культура» в помощь учреждениям образования, если таковые захотят преподавать данный предмет. Совершенно правильная и  государственно мудрая позиция.

И что началось в средствах массовой информации! Кажется, государственный переворот не вызвал бы такой бурной и негативной реакции, какую вызвала слабая попытка отчаявшихся людей спасти своих детей. Но когда знакомишься со всей массой такого  негативного материала, то понимаешь одно: снова пришли наши либералы со своим  «не допущу», не понимая, того, чего они не допустят, против чего восстают и что запрещают, а главное, о чём они вообще говорят. Чтобы не быть голословным, давайте хотя бы рассмотрим две, помещенные в  «Российской газете» статьи от 19 ноября 2002 г. Они стоят того чтобы их проанализировать целиком – в конце концов, речь сегодня идет о спасении всего подрастающего поколения нашей страны.

Статья первая «Внимание, опасность!» – автор В. Третьяков. Вот как оценивает значение введения курса православной культуры: «…данный шаг, безусловно, станет крупнейшим, революционным (в смысле глубины потрясения) изменением системы образования в стране. Равным по мощи тому, что принесло в своё время, то есть в 1917 году, исключение Закона Божьего из числа школьных предметов. Дело слишком серьёзное, чтобы решение о таком революционном нововведении решалось одним министром, одним министерством, даже одним Правительством. Это либо дело закона, то есть Думы и Совета Федерации, либо вообще всего народа, что означает проведение соответствующего референдума. Сразу скажу, что моя личная оценка данного нововведения – категорически отрицательная».

Подумать только! Какой-то учебный предмет – и референдум всего народа! И естественное, как  положено на то либералу – не допущу? Вы думаете, что автор принципиально против курса православной культуры? Ошибаетесь. На следующей строке он пишет: «Содержание курса, опубликованное через СМИ, показывает: курс  имеет полное право на существование. Но вне стен общеобразовательной школы. Ибо это курс абсолютно клерикален».

Итак, референдум уже не нужен, курс имеет право на существование, только в школу ни-ни! Может он несет зло, насилие, и т.д.? Ни чуть не бывало. Автор пишет: «В чём же этот вред? Конечно, не в том, что дети, подростки, юноши и девушки будут знакомиться с основами православной культуры и даже изучать их. Это полезно. И даже нужно. Вред в другом. Во многом другом».

Итак, курс полезен и нужен, только есть в нем вред. В чем же? В. Третьяков объясняет: «Прежде всего такое нововведение есть безусловное нарушение конституционных принципов светскости нашего государства и светскости нашего образования. А конституционные принципы должны и изменяться конституционно».  Как будто бы спасти детей можно. Только вот российская конституция, провозгласившая светский характер российского образования не позволяет этого сделать. (Хорошая конституция!!!), потому что изучение нравственную культуру, мы нарушаем конституцию. Хорошо, зададим вопрос: почему практически во всех школах Западной Европы, которые являются светскими государствами, изучается Закон Божий и это не является нарушением конституционных законов, а у нас даже изучение православной культуры является нарушением Конституции. Так ведь православная культура – клерикальная, потому что, цитирую статью: «…изложение курса «Православная культура» невозможно без изложения и преподавания самого православия». Да, логика! Преподавание физики невозможно, потому что там будут изучать физику! А как можно изучать православную культуру  без изложения самого православия? В. Третьяков представляет себе?! Но ведь изучение православия есть клерикализм. Нет. В терминологии В.Третьякова клерикализмом будет изучение Закона Божия.

Но в том-то и дело: православная культура и Закон Божий – это разные предметы, и кардинальное различие между ними состоит в том, что православная культура предполагает приобретение суммы знаний о религии, тогда как Закон Божий предполагает  и религиозную практику, отправление религиозного культа. И именно потому, что православная культура есть сугубо светская дисциплина, она может преподаваться в школе, как бы не толковали нашу конституцию, и именно поэтому изучение религии самой по себе разрешено в нашей школе и конституцией, и законами Российской Федерации, как их ни толковать.

В. Третьяков продолжает излагать свои «против»: «Во-вторых, какие кадры могут преподавать такой курс? Ясно, что только в массе своей православные священники…» –  где же столько священников мы найдем? (Вы только вдумайтесь в текст. И после революции русский народ и русское государство не явно, но не менее реально являются православными, но вот, изучать православие нельзя!?!)  – В.М.

 «В-третьих, светский курс «Православная культура» уже давно присутствует в нашей школе (даже и в советской атеистической присутствовал) – в виде преподавания истории России, то есть русского народа и русского государства, каковые и до революции 17-го года, и, что менее явно, но не менее реально, и после 17-го года были православными. Курс истории России дополняется в этом смысле (и не только в этом) курсом русской литературы, православной на 99 %, даже в своей революционности (хрестоматийный пример – «Двенадцать» Блока), даже в своей атеистичности (почти весь Горький, например, шолоховские и «Тихий Дон», и даже «Поднятая целина»). Православны и Платонов, и Солженицын, и Шукшин. Несколько менее, да и то лишь в «Мастере и Маргарите» православен Булгаков. Я уже не говорю о том, что среди изучаемых в школе великих русских поэтов православными поэтами (помимо их прочих качеств) являются и Пушкин, и Лермонтов, и антиклерикальны Некрасов, и уже упоминавшийся Блок, и левый Маяковский, и уж точно Есенин, Цветаева, Ахматова. Еще более того, два крупнейших русских православных мыслителя России, творивших под личинами гениальных писателей, Лев Толстой и Федор Достоевский, слава богу, еще не вычеркнуты из школьной программы».

Не поймешь этих русских! Вот оставили им Есенина и Ахматову, и Толстого с Достоевским, которые творили под «личинами» гениев (а мы-то безумцы думали, что они настоящие гении!), пока не убрали из школы, а им православную культуру подавай!

Но если вы думаете, что В.Третьяков на самом деле против православной культуре в школе, то вы снова глубоко ошибаетесь. Далее он пишет: «Пойдем далее. Я бы не видел никаких собственно профессионально-образовательных препятствий к введению такого курса в средней школе даже в качестве обязательного, а не только факультативного предмета (что, видимо, и имеют конечной целью авторы идеи), если бы были соблюдены три совершенно необходимых условия». Итак, В. Третьяков идет дальше министра, он не только за факультативное, но и за обязательное изучение, только три условия. Они таковы: «Первое: курс должен называться честнее, например «Основы и история русского православия». Второе: преподавать его должны  исключительно светские педагоги. Но главное – третье условие: параллельно и одномоментно должен быть введен в школьное образование курс «Основы и история философии». Все-таки религиозная философия и, скажем так, естественно-научная философия, родившись почти из одного ядра, составляют две взаимодополняющие друг друга, но и конкурирующие мировоззренческие системы, два взаимодополняющих метода познания и осмысления мира. Вводить одно, не вводя другое, в общеобразовательном учебном заведении нельзя. В специальном (в данном случае – церковном) – можно».

 Первое условие. Уместно спросить:  какую православную культуру мы прежде всего будем изучать: греческую, румынскую, болгарскую или русскую? Конечно, русскую!!! Как не называй курс. Так что – это условие выполнено.

Второе  условие – уже выполнено: в настоящее время курс православия в школе в основном читают светские преподаватели, за редким исключением – священники с педагогическим образованием, то есть те же учителя, только принявшие сан. Более того, даже если бы мы всех священников отправили бы в школы, их бы катастрофически не хватало бы. Ведь в России огромное количество районов, где один храм с одним священником и 20 – 40 школ. Как может один священник преподавать во всех них?!

Третье же условие может выполнить только сам В.Третьяков, если объяснит, как можно преподавать философию, начиная с детского сада и начальной школы. Поскольку это условие никогда не будет выполнено и даже сам Третьяков не решит эти проблемы, то, я думаю, мы можем смело вводить православную культуру в школу. Все, условия выполнены. Таможня даёт добро! Так бы и сказал сразу! А то не меньше как референдум требовал!

Однако не спешите. И вы услышите «плач» В.Третьякова, воздыхающего о потерянной русской культуре: «Но зачем в средней школе и то, и другое? Разве не логичнее, не естественнее, не ответственнее, не научнее (ибо общеобразовательная школа есть не только образовательное, но и научное учреждение) расширить (а не сужать, что происходит сейчас) преподавание истории России и истории русской литературы (факультативно изучая в последнем курсе, например, «Выбранные места из переписки с друзьями» Гоголя)?»

Вот и снова русскую культуру вспомнили. Удивительные эти либералы.

Когда в начальной школе вводится 2 часа  иностранного языка, причем за счет русского языка – совершенно нормально, когда в начальных классах вводятся не нужная компьютерная грамотность, за счет математики, это тоже нормально, но стоили ввести за счет регионального или школьного компонента один час православной культуры, то все заголосили о потерянной русской культуре. Как же начинают беспокоиться наши либералы о русской культуре, как только речь заходит, действительно, о русской культуре.

 Шендерович сразу поспешил всех припугнуть: мол, будут вместо Пушкина Псалтырь изучать. И  еще об одной опасности предупреждает В. Третьяков: «За очевидностью лишь коротко коснусь в заключение того, что, несмотря на презумпцию невиновности, можно заранее квалифицировать как преступление: разбить, расчленить по конфессиональному признаку школы, классы, единые коллективы детей, детей-друзей, до введения этого курса и не подозревавших, что они – разные, разной крови, разной веры, разной культуры(!). И нигде не расчленить поровну – всюду образовать большинство и меньшинство, всюду наплодить париев, автоматически загоняемых в «культурные резервации», озлобляя, порождая комплексы «свой – чужой», по сути – стравливая. И это в России, и так-то стране крайностей!»

Что это все мы про войну и про войну! Почему в Западной Европе почти во всех странах идет многоконфессиональное обучение религии в школе, только введен, и ничего, а у нас в России – так сразу за ножи возьмутся, войну учинят. Да, войну учинить можно. И не только на различиях вер и конфессий. На всем. Ведь весь мир состоит из противоположностей. И мир человеческий, начиная с противоположности мужчины и женщины. И эти противоположности в равной степени могут создать и гармонию,  и ад, даже в собственной семье. Всё можно сделать, если захотеть. И в школе тоже. У нас совместное обучение мальчиков и девочек. Но есть занятия, которые идут раздельно, и не везде поровну, где больше мальчиков, где – девочек. Вот вам и повод для тотальной войны в школе.

И религиозные различия могут служить либо источником силы, развития и расцвета культуры, либо источником войны. Это уж как мы постараемся. Да и то сказать, почему это на Западе совершенно спокойно уживаются в школе представители разных конфессий, а у нас так сразу война. Ну почему вы принимаете нас за идиотов? До революции в России не было практически ни одного религиозного конфликта. Да и современный опыт свидетельствует: проблема, если ее решать на уровне региона, района, школы, то ее решить легко и просто. Так в Курской области дети нехристианских  вероисповеданий охотно посещают уроки православной культуры. И это вполне понятно: уроки православной культуры не преследуют миссионерских целей, а знать историю и культуру своей страны должен каждый человек, какую бы веру он не исповедовал. Что поделаешь, если православие сыграло определяющую культурообразующую, историообразующую, нравственнообразующую, смыслообразующую роль. Ну что сделать, если все великие люди России, начиная с равноапостольной Ольги, были православными. Ну что сделаешь, если именно в рамках православия мы создали свою цивилизацию?  Ну что скажешь, если мы такие, какие есть? Что будем делать? Отрекаться и уничтожать свою культуру, проклиная своих предков, за то, что ни создали великую державу, культуру в расчете на немецкое пиво и гуманитарную помощь или знать, изучать, хранить, беречь и приумножать? Так что мы будем делать, господин Третьяков?

Вторая статья «Новый краткий курс. Православия?».  Ее автор господин А. Волин – категорически против изучения православия. Почему? Читаем: «ПЕРВОЕ. Министерство образования должно понимать, каким образом могут быть интерпретированы исходящие из его стен рекомендации и письма. На местах они очень часто превращаются в указание к действию, тем более, если написаны на восьми страницах плотным набором. По поводу факультативного предмета вообще не должно быть никаких министерских разработок, как и каким образом его следует изучать».

Вот так. Кому не ясно, как следует выполнять указы, 8 страниц  текста плотного набора – и все в порядке. А то даже Президенту  трудно: не все его указы выполняются.

«Второе. Российская Федерация – светское государство. Поэтому ни о каком преподавании религиозных дисциплин, тем более одной религиозной дисциплины, в государственных школах речи быть не может. Единственное, о чем может идти речь, – преподавание курса «История религий и атеизма». Всех религий, а не только тех, которые есть на территории РФ. В рамках факультатива».

Господин Волин, хотя бы в кошмарном сне Вы можете представить себе подобный курс, да ещё в рамках факультатива? Как заведующий кафедрой религиоведения могу со всей ответственностью заявить, что это невозможно сделать даже на религиоведческом факультете, а уж на факультативе в школе тем более. Представьте себе факультатив в первом классе, где изучаются православие, католицизм, людоедская религия какого-нибудь племени, и, разумеется, ваш любимый атеизм! Читаем далее: «Третье. Образование должно объединять людей. Когда мы говорим о едином стандарте, то исходим из того, что по окончании школы у нас появятся люди, имеющие общее образование, общее понимание о самих себе, что и объединяет их нацию. Если одни будут углубленно изучать православие, другие – буддизм, третьи – ислам, то вместо объединения нации мы получим ее разъединение».

Еще раз подчеркнем: что касается разнообразия, то оно может послужить и злу, и благу, это как постараться, но геометрическое однообразие уже мертво по определению: в дистиллированной воде не живет ничего живого, а на языке эсперанто не пишут стихи.

«Когда министр образования говорит о нас как о «духовно нищих», он забывает, что не дело государства заниматься идеологией граждан. Этому особое внимание уделяют обычно тоталитарные режимы, которые в конечном итоге находят свое место на свалке истории. Семья и общество в состоянии объяснить людям, что такое хорошо и что такое плохо».

Конечно, знания исследуемой А. Волиным проблемы поражают. Во-первых, духовность, идеология и нравственность – это же разные вещи. Это знают даже студенты. Педвузов. Первых курсов. И подход к их формированию у государства должен быть адекватным. Именно у государства.

Что касается вопроса: должно или не должно государство заниматься идеологией, то пусть господин Волин назовет, хотя бы одно государство среди всех существующих на свете  до сегодняшних дней, которое не занималось бы своей идеологией.  Может современная Америка этого не делает? Просто всё дело как это делать. Ведь уже с древнейших времён хорошо известно, что это можно делать, как это делалось в Спарте – прямо и жестко, а можно опосредованно, косвенно, но не менее жёстко, как это делалось в Афинах! Результаты будут разные, безусловно, но они будут. Но в любом случае государство заниматься идеологией будет. И отказаться от идеологии государство может только в одном единственном случае – когда нет самого государства. Но тогда зачем и вы, нужны господин Волин как государственный чиновник? Что касается проблемы формирования духовности и нравственности, то это более сложный вопрос. Однако государство не может быть безразличным к этим проблемам. Поэтому чаще всего оно ставит духовное и нравственное воспитание под свою плотную опеку. И это глубоко правильная позиция? Почему государство должно заботиться об обучении всех грамоте, хотя научить грамоте ребенка в принципе может любой из грамотных родителей, и не заботиться о более существенном – формировании нравственного, духовного облика ребенка! Ни одно разумное государство не может отказаться от этого по определению!

«Ну и последнее. Зная уровень учителей, которые, скорее всего, и будут преподавать этот предмет, а это бывшие обществоведы, совершенно ясно: чтобы они не преподавали (будь то обществоведение, краткий курс православия или курс интенсивной любви к родине), ничего, кроме краткого курса КПСС, не получится. При таком подходе единственно, чего мы добьемся, – увеличения числа воинствующих атеистов».

Что касается превращения курса православия в краткий курс истории КПСС, то можно сказать, что курс партии потому и приказал долго жить, что взял на себя роль Закона Божия. Но мёртвое оно и есть мёртвое. Нельзя, вынув душу, сохранить человека, нет души – и мёртв человек. А где труп – там и орлы.

Бессмысленно объяснять господину Волину, что православие это не культ племени тумба-юмба, что это его, Волина, культура, его история, духовность, мораль, его прошлое, настоящее, а значит и будущее. Следовательно, православие должен знать каждый российский человек, даже чиновник. Читаешь эти статьи против православной культуры и невольно думаешь, как измельчал нынешний либерал. Это во времена М.Е. Салтыкова-Щедрина не могли определить, чего они хотят: конституции или севрюжины с хреном. Теперь же они на любой вызов, задачу, проблему могут реагировать только одним способом – «Не допущу!». И всё равно, о чём при этом идёт речь, даже пусть о спасении собственных детей.

Бесспорно, это обидит и Волина, и Третьякова, еще два-три  десятка известных деятелей либерального бомонда, которые считают себя кем угодно, но только не русскими. Бессмысленно объяснять им что-либо, ибо, имея глаза, они не видят, имея уши, не слышат, имея ум, не понимают.

Да, можно весело посмеяться над людьми, которые, обсуждая проблему, не только не понимают ее сути, но и не понимают того, о чем они вообще говорят. Но ведь речь  идет о судьбе всего подрастающего поколения, кем оно станет: наследием преступников, проституток, киллеров, алкоголиков, наркоманов, оборвав на себе историю российской цивилизации, или же поколением, которое продолжит органическое развитие  российской цивилизации. Либералы формируют сегодня будущее противозаконное, это будущее преступников и блудниц, и строят его они весьма успешно. И никто не смеет уже возражать…

 Ни народ, ни общество, ни государство, ни президент. Никто даже пикнуть не смеет. Любого сметут.  Президента. Министра. Его заместителей. Любого. И вот здесь действительно понимаешь весь истину и глубину следующих слов: «Господь никого не наказывает, он только лишает людей разума». Он только лишает людей разума».

Но вспоминаются слова Митрополита Курского и Рыльского Иувеналия, произнесенные им на Рождественских чтениях в 2001 году: «И вот, когда сегодня я знаю, что тысячи курских детей молятся о спасении своих душ, родных, близких, когда я читаю детские молитвенные прошения, в душе моей укрепляется надежда. Позвольте воспроизвести одно из таких молитвенных прошений 12-летней Марины: «Господи, я знаю, что где-то там наверху ты слышишь меня, грешную. Боже, я прошу Тебя, спаси нашу семью. Дай понять моей маме, что она поступает неправильно. Я очень хочу помолиться за неё. Господи, пожалуйста, не отворачивайся от моей семьи. Мы очень верим в Тебя. Боже, еще я хочу попросить у тебя терпения, смирения. Научи меня верить, прощать и любить. Ещё мне очень хочется помолиться за всех грешников. Мы не имеем права их судить, но стоит покаяться, и Господь простит им грехи. Господи, помоги мне стать на верный путь и прости меня, грешную. Аминь». Я знаю, что Господь не оставил и не оставит нас и нашу страну по молитвам этих деток. Он умягчит ожесточившиеся сердца миллионов взрослых, и они разрешат детям приходить к Господу и Спасителю своему Иисусу Христу, они не будут отлучать детей от Матери их Небесной – Пресвятой Богородицы, они позволят узнать об их небесных покровителях и защитниках – святых нашей Православной Церкви».

Господь, вразуми всех нас!                                               

 

 

Доктор педагогических наук

(Курский государственный педагогический университет)

Меньшиков В.М.

 

© 2007-2012 Центр древнерусской духовной культуры "Старая Русь"