Государство и религиозные объединения


ЦДДК "Старая Русь"

Решение VII Всероссийской научно-практической конференции «Филология и школа: учитель словесности - высшее образование - мировоззре­ние - личность» (21-22 ноября 1997 г.)

 

Русский Вестник, 1998 г. - №33-35.

 

Решение VII Всероссийской научно-практической конференции «Филология и школа: учитель словесности - высшее образование - мировоззре­ние - личность» (21-22 ноября 1997 г.), организованной по инициативе Комиссии по вопросам преподавания литературы и русского языка в средней школе при Отделении литературы и языка Российской акаде­мии наук с участием Института мировой литературы им. А.М. Горького РАН, Кафедры филологии Академии повышения квалификации и пере­подготовки работников образования. Всероссийского педагогического общества. Российского земского движения. Отделения экологии Рос­сийской народной академии наук. Международной славянской акаде­мии, Межрегионального фонда «Русская школа».

VII Всероссийская научно-практическая конференция «Филология и школа», под­тверждая актуальность выводов и рекомен­дации IV-VI одноименных конференций[1], осуждая проводимую под прикрытием ре­форм постепенную перестройку средней и высшей школы РФ по образу и подобию школ колониального уровня и типа, отмеча­ет:

1. Несмотря на отдельные достижения в филологическом образовании, осущест­вляемые на очередном этапе его рефор­мирования мероприятия зачастую отличают­ся непродуманностью и способствуют пере­ориентации государственной системы обра­зования по западным и убогим американ­ским образцам, заметному снижению его объема и уровня, разрыву с богатейшими научно-образовательными традициями Рос­сии. «Новации», вводимые во всевозмож­ные установочные документы, нередко на­ходятся вне понятий научной истины, объек­тивности и исторического опыта. Этим унич­тожаются значительные достижения госу­дарственного образования советского пери­ода, ухудшается подготовка специалистов-филологов в российских вузах.

2. Декларируемая реформаторами «де­мократизация» образования оборачивается не расширением его реальных возможнос­тей для народа, как должно быть, а увели­чением элитарных «образовательных ус­луг». По преимуществу снижается уровень знаний в общеобразовательной школе. Ос­новная масса школьников по существу пере­водится на ликбез, что становится непре­одолимым препятствием на пути большинст­ва к высшему образованию.

По преимуществу вреден по своим прак­тическим результатам переход иных высших учебных заведений на платное обучение. Все это означает деградацию государствен­ной системы высшего образования.

3. На уровень вузовской подготовки спе­циалистов-филологов пагубно влияют внед­ряемые (и контролируемые МО) стандарты высшего образования. Многие из них сос­тавлены неквалифицированно и ориентиро­ваны на минимум содержания, а практичес­ки - на снижение научного фундаменталь­ного уровня профессиональной подготовки филологов.

Вопреки здравому смыслу в госстандар­тах по филологии более половины учебных часов отводится на общеобразовательные дисциплины, часть которых имеет весьма отдаленное отношение к основной профес­сии. Это является серьезной помехой для фундаментального научного освоения тру­доемких дисциплин филологического про­филя, программы и количество часов по которым год от года сокращаются.

4. Недопустимое сокращение объема предназначаемых к изучению художествен­ных текстов усугубляется конъюнктурным приспособленчеством составителей некото­рых программ и учебных книг историко-литературного цикла. Вопреки фактам и науч­ным изысканиям в ряде программ (особен­но по русской литературе XX века) прово­дится волюнтаристская переоценка твор­чества писателей, их места и значения в ли­тературе, нарушается научный принцип ис­торизма, внедряется искусственная перио­дизация, оторванная от реальной картины историко-литературного развития. (Напри­мер, некоторые программы МГУ по рус­ской литературе XX века, курс «Актуаль­ные проблемы современной литературы» Иркутского гос. университета и многое дру­гое). Крайне обеднены программы по осно­вополагающим, корневым предметам рус­ской филологии: фольклору, древней рус­ской литературе, русской литературе XVIII века и др.

5. Снятие внешних политических шор с изучения литературы во многих случаях не привело к научной объективности. В обра­зовательных стандартах и многих програм­мах по литературе отсутствуют основопола­гающие понятия - православной духовнос­ти и культуры, нравственного идеала, идей­ности, народности, национальной идеи, пат­риотизма и др., без чего научный разговор о русской литературе невозможен. Снижа­ется теоретическая подготовка филологов. В то же время глухой формализм, «отми­рание сердца» (И. Ильин) все шире распро­страняется в вузовском обучении.

6. Вреднейшим актом явилось изъятие ис­тории России из курсов факультетов рус­ского языка и литературы педвузов, что исключает полноценное образование по специальности «русская литература»,

7. В целях сохранения и развития высшего филологического образования в России не­обходимо добиваться от Министерства об­разования РФ приведения убогих государст­венных стандартов филологического обра­зования в соответствие с уровнем филоло­гической науки и высшей школы в России. Требовать включения в стандарты и про­граммы соответствующего объема учебно­го материала и количества часов по соб­ственно филологическим дисциплинам, сос­тавляющим основу профессионального об­разования филолога.

8. Отстаивая принцип научности в высшем филологическом образовании, необходимо добиваться официального рецензирования и оценки (с участием ведущих ученых РАН и крупнейших вузов России) внедряемых го­сударственных стандартов и современных вузовских программ, а также учебных книг по профилирующим филологическим дис­циплинам с целью выработки обновленных научно обоснованных материалов, коррек­тирующих имеющие место в указанных до­кументах волюнтаристские, субъективные подходы и положения, находящиеся в про­тиворечии с установленными наукой факта­ми, принципами и законами.

9. Учитывая, что научное освоение- рус­ской литературы, возросшей и развивав­шейся в лоне православной культуры, не­мыслимо вне представлений о Православии, добиваться включения в государственные стандарты обязательного курса «Основы Православия и православная культура», подготовленного при участии ученых-богословов.

Ввести в курсы изучения русской литера­туры сочинения основных выдающихся пра­вославных писателей Тихона Задонского, Феофана Затворника, Игнатия Брянчанинова.

10. Сохранение и развитие филологичес­кого образования в России немыслимо без достаточного уровня гуманитарного обра­зования в массовой школе. В связи с этим необходимо, чтобы методика преподавания литературы и русского языка вновь заняла достойное место на филологических фа­культетах университетов и педагогических институтов.

Конференция предлагает:

1. Довести до сведения МО РФ и филоло­гических кафедр основных вузов настоящее решение.

2. Просить Комиссию на всех уровнях со­действовать реализации решений Конфе­ренции, подготовке и изданию вузовских книг и пособий по филологии, основанных на принципах научности, с учетом богатейшего потенциала русской филологической науки.

3. Просить ОЛЯ РАН расширить деятель­ность Комиссии ОЛЯ РАН по вопросам пре­подавания литературы и языка в средней школе, включив в ее сферу и проблемы высшего филологического образования.

 

 



[1] Материалы для практического использования и дальнейшего сотрудничества в деле защиты образования в России М Межрегиональный фонд «Русская школа»,1996, с. 22-27, «Русский Вест­ник», № 8-10, 1997, с. 14.

© 2007-2012 Центр древнерусской духовной культуры "Старая Русь"