Государство и религиозные объединения


ЦДДК "Старая Русь"

Рыбаков С.Ю. Валеология – наука или сектантское учение?

 

Большинство книг по новомодной нынче валеологии “науке о здоровье” почти не оставляет сомнений при ответе на вопрос, поставленный в заголовке этой статьи. Ссылки на агни и хатха-йогу, космические ритмы, тантру, огромное количество пошлости и смакования непристойностей, однозначно не позволяет отнести валеологию к науке, а авторов к ученым, хотя некоторые и имеют ученые степени и высокие научные звания. Однако чтобы избежать обвинений в предвзятости, в том, что для анализа якобы взята низкопробная литература, имеющая экстремистский оттенок, написанная в состоянии некой неофитской окрыленности, эйфории, мы рассмотрим самые “спокойные”, “уравновешенные” книги и статьи, являющиеся выражением официальной позиции. В первую очередь, это “Программы общепрофессиональных дисциплин по специальности 040700 “Валеология”. Книга эта издана МПГУ, общеуниверситетской кафедрой педагогической валеологии для высших педагогических учебных заведений в 1999 г. Все авторы “программ” – кандидаты и доктора наук. Первая программа – “Общая валеология” - в книге представлена зав. кафедрой педагогической валеологии МПГУ кандидат пед. наук, проф. Тороховой Е.И. Ей же принадлежит и вторая программа – “Педагогическая валеология”. В пояснительной записке к программе по общей валеологии сформулированы три основные задачи, первая из которых “Изучение и анализ возникновения новой науки валеологии как особого явления общественной жизни”. Здесь возникает первое недоумение. Одна из трех основных задач – это исследование условий, при которых смогло зародиться в общественной жизни новое “научное” направление. Но в пояснительной записке об истории возникновения валеологии всего несколько слов: “Валеология – это новое понятие, которое впервые было введено в научный аппарат И.И.Брехманом в 1980 г. Возникло данное понятие в связи с одной из самых глобальных проблем современности – проблемой сохранения, укрепления и формирования здоровья человека, что имеет жизненно важное значение для всего человечества”. Как видно из цитаты, у Брехмана И.И. в 1980 г. возникло не научное направление, а только понятие “валеология”. Но от понятия до науки огромная дистанция. И, кроме того, где же здесь история, где выдающиеся имена, внесшие свой вклад в становление науки, где, наконец, изучение и анализ возникновения, обещанный в “основных задачах”? Откроем список литературы. Здесь нет ни одной книги по истории данного вопроса. Более того, как в списке основной, так и в списке дополнительной литературы приводятся издания, вышедшие после 1980 г. Даже великий Ньютон говорил о себе, что он карлик, вставший на плечи гигантов. У валеологов, как видно, ситуация иная. “Карлики”, в числе которых видим и академика Амосова Н.М., взгромоздились на плечи “гиганта” Брехмана. О самом Брехмане И.И. читаем довольно противоречивые сведения. Так, председатель учебно-методического совета по валеологии доктор биологических наук проф. З.В.Любимова пишет: “Был на дальнем востоке человек по фамилии Брехман, выпустивший книжечку, в которой и появился впервые термин “валеология”… Ничего особо нового там не было, все это было известно испокон веков”. /1,стр.34/ . А вот доктор педагогических наук, профессор кафедры экологического образования Санкт-Петербургского университета педагогического мастерства Л.Г. Татарникова, поставив Брехмана в один ряд с Гиппократом и Пушкиным, дает о нем следующую справку: “Брехман – наш Ленинградский ученый, проживший очень интересную светлую жизнь и ушедший в мир иной в девяносто один год”. Причем, “собственно рождением валеологии как научного направления мы обязаны нашему университету”, а не г. Брехману, который “в Севастополе, Санкт-Петербурге в медицинском университете … очень много делал для того, чтобы юноши, имеющие физические дефекты, но высокий интеллектуальный потенциал, не ощущали себя обездоленными” /1,стр.39 /. Собственно, кроме ссылок на Брехмана И.И. в другой литературе нам также не приходилось видеть изложения условий “возникновения новой науки валеологии”. Все это дает достаточно оснований, утверждать, что истории возникновения и становления у валеологии нет. Далее в пояснительной записке читаем: “В основе валеологии лежат нормальная физиология, биохимия, генетика, психология, педагогика. Предметом валеологии является индивидуальное здоровье человека как категория качества жизни”. И еще: “ В отличие от других наук о человеке валеология рассматривает здоровье человека в качестве самостоятельной категории, сущность которой может быть определена качественно и количественно. А также прогнозируема на различных уровнях – физиологическом, психическом и социальном”. То, что за основу новой науки взяты столь уважаемые дисциплины, - весьма воодушевляет. Правда, не совсем понятно, как можно объединить биохимию с педагогикой, если речь не идет о преподавании биохимии. В “Содержание” программ общепрофессиональных дисциплин входят около двадцати дисциплин, которые объединены тем, что прямо или косвенно изучают здоровье человека. Однако объединение различных наук в некое целое требует чего-то гораздо большего, чем элементарное упорядочение их. И если у всех перечисленных разделов научного знания о человеке и его функциях можно выявить присутствие одного общего для них объекта исследования – здоровье, то предметы и методы у них совершенно различны. Известно, что не всякое понятие обладает объединительными свойствами. Если возьмем пример из физики, то увидим, что даже такие общие категории как пространство или время не являются объединяющим центром для всех физических дисциплин. В этом смысле валеология представляет собой механическое соединение различных наук о человеке и обществе, развитых вне, а не внутри ее и не объединенных единой методологией. Ситуация с отсутствием собственного содержания очень хорошо показана в книге Н.К.Смирнова “Валеология”/2/: “Интегрировав элементы понятийного аппарата, некоторые теоретические конструкты и наработанную фактологию профилактической медицины, физиологии, педагогики, психологии, экологии и других наук, валеология оказалась перед проблемой, от решения которой зависит ее дальнейшее развитие или постепенная консервация, оказаться “мусорной корзиной” фактов и теорий, касающихся категории здоровья, или найти свой подход к предмету изучения…”. Выход из этой ситуации автором предложен весьма оригинальный: “Валеология – это здоровье через образование. При таком понимании все становится на свои места”. Иначе говоря, не нужно выяснять, что является предметом преподавания, нужно просто его (этот предмет) преподавать. В подтверждение того, что такова позиция не только у Смирнова Н.К. обратим внимание, что в словаре “Валеология” Е.И.Тороховой “предмет валеологии” отсутствует, но есть “предмет педагогической валеологии”. Тезис о том, что “здоровье” - это самостоятельная категория, требует особого рассмотрения. Если имеется в виду самостоятельность, как отдельность, т.е. не слитность с другими научными и философскими категориями, то здесь совершенно нет научной новизны. Именно так воспринимается здоровье даже на бытовом уровне. Здесь, по-видимому, речь идет о самостоятельности категории в смысле ее независимости от других. На эти размышления наводит тот факт, что другие важнейшие философские категории, такие, как болезнь, жизнь, смерть, цель, причинность, духовность, нравственность и прочие, традиционно связанные со здоровьем, вообще не употребляются в рядоположении валеологов. В таком понимании самостоятельность категории “здоровья” теряет всякую научную ценность. Т.к. интерес имеет именно взаимосвязь категорий и понятий. Такая взаимосвязь отображается в истории любой науки, где в лицах и обстоятельствах можно проследить ход человеческой мысли в установлении сочетания, взаимопроникновения, синтеза различных категорий. По-видимому, такое же понимание заложено Е.И. Тороховой, в пояснительной записке к программе “Общая валеология” когда она говорит: “Дисциплина “Общая валеология” рассматривает проблемы методологии, историю возникновения и развития новой отрасли научных знаний, ее структуру и компоненты, место валеологии в системе наук о человеке и возникшие ее отрасли”. Возникает вопрос: а зачем собственно валеологам нужно объединять такие разные, пока еще совсем не склонные к этому, научные дисциплины? На данном уровне развития науки большое удовлетворение вызывает ситуация, когда удается в некотором едином контексте рассмотреть две – три области знания. Здесь же явно чувствуется претензия на глобальность, на философски-мировозренческий уровень. Наше предположение о том, что валеология стремится стать именно мировоззренческой дисциплиной, находит свое подтверждение в статье профессора Л.Г. Татарниковой: “Согласно моей концепции, предметом валеологии является мировоззрение человека”/ 1 /. Но в таком случае мировоззрение, не основанное на традиционных для науки подходах, т. е. с неопределенным предметом, с отсутствием фиксированной методологии, без сколь-нибудь глубокого философского фундамента, наконец, даже с не выявленной историей своего возникновения – не является научным. Об этом свидетельствует и директор Института возрастной физиологии РАО, заместитель председателя учебно-методического совета по валеологии при Министерстве образования Р.Ф., доктор биологических наук М.М. Безруких “… валеология пока еще не наука”/1,стр44/. Всего же мы имеем два рода мировоззренческих парадигм: научную и религиозную. То, что валеология не удовлетворяет критериям, позволяющим отнести ее к науке, заставляет нас рассмотреть другой возможный вариант – это религиозное учение. За отсутствием каких-либо указаний на этот счет в “Программах по валеологии” обратимся к уже цитированной статье проф. Татарниковой, где она обещает буквально следующее: “… даже если нам будут мешать, мы все равно пойдем тем путем, который определяет духовную сущность нашего народа…”. В связи с этим возникает вопрос: в каких пунктах может быть, ожидаемое валеологами, противодействие? Представляется, что со стороны ученых и педагогов, а также и огромного большинства родителей, сильное возражение может встретить, например, позиция Татарниковой Л.Г., по вопросу о содержании школьного обучения: “те знания, которые дети получают в школе, отнюдь не нужны им для поступления в вуз и обретения профессии. То, чему учат наших детей в школе, уже давно никому не нужно…” Ей же вторит доцент С-Петербургского университета педагогического мастерства, кандидат пед. наук Г.К.Зайцев: “Знание физики, математики совершенно неактуально до определенного момента…Валеологическое обеспечение системы школьного образования – главное стратегическое направление”/1,стр.38/. Заметим, что это говорят не малообразованные представители какой-нибудь “рабочей” профессии, а профессор и доцент университета педагогического мастерства. Создается впечатление, что научные знания вообще мало интересуют наставников по валеологии. В этой связи возникает вопрос: тогда чему же собираются учить детей валеологи? Неужели они опасаются, что им запретят преподавать генетику или физиологию? Впрочем, действительно, с нашей точки зрения, преподавать такие дисциплины должны профессионалы и только там, где это уместно, т. е. в соответствующей по возрасту и подготовленности аудитории. Представим, все же, что предложения Татарниковой и Зайцева по модернизации учебного процесса вдруг стали реализовываться Министерством образования. В школах прекратилось преподавание “ненужных” физики и математики, а также и всех других дисциплин, основой которых они являются, т.е. химии, биологии, физиологии. Спрашивается, что же тогда останется от тех двадцати дисциплин, лежащих в основе валеологии? Практически ничего! Получается, что валеологи сами стремятся разрушить ту основу, на которой стоит их “наука”. Отметим также, что удаление практически всего естественнонаучного цикла из школьных программ подрывает как все высшее научно-техническое образование, так и вообще всю систему образования в целом. Ну, как тут не вспомнить Гитлера, который мечтал оставить для “низшей расы” славян четырехклассное образование. Но дело не только в подрыве системы образования в России. Следует обратить внимание на слова профессора Татарниковой о том, что путь, по которому она с коллегами собирается вести наших детей, не определяется какими либо научными разработками – отношения к таким предметам у валеологов весьма пренебрежительное, – но характеризуется как духовная сущность. Но духовность – это предмет религии, и Татарникова озвучивает не научную, а религиозную программу, причем с явно агрессивным оттенком. Ни одна из традиционных религиозных систем такого названия как валеология не знает, а, следовательно, мы имеем дело с новым религиозным учением. Как известно, во всем мире сейчас имеется сотни и тысячи религиозных направлений, с разных позиций пытающихся строить свое мировоззрение. Право создавать свои учения имеет всякий, кто хочет и может этим заниматься. Но кто имеет право навязывать свои взгляды? Как назвать тех людей, которые для распространения своих взглядов акцент делают на суггестивных методах? А ведь именно так собирается действовать г-жа Татарникова, если судить по ее рекомендациям в книге “Валеология в педагогическом пространстве”/3/, где она в качестве способов обучения предлагает гипноз, музыкално-ритмические воздействия, а также с помощью методик йоги и китайской медицины. Такой подход не просто не соответствует отечественной и европейской педагогике, но несет в себе прямую угрозу психическому и физическому здоровью детей. Расширить наши представления о новой “науке” помогут еще несколько книг и учебников. Например, в учебнике Чумакова Б.Н. “Валеология” почти треть материала посвящается вопросам секса. Он подчеркивает, что половое воспитание начинать лучше с детского сада. Татарникова Л.Г., Поздеева М.В. в учебнике “Валеология подростка 5,6,7 класс”/4/ в разделе, посвященном венерическим заболеваниям, для профилактики СПИДа детям 12-13 лет рекомендуют воздерживаться от половых контактов с незнакомыми и мало знакомыми людьми и применять презервативы. Еще один аспект действий валеологов раскрывает доктор медицинских наук, проф. Колбанов В.В., по утверждению которого валеологи “замаскировались. Замаскировались для того, чтобы кроме уже указанной задачи разрушения системы образования, параллельно решать еще одну стратегическую задачу – это разрушить связь поколений. “Представьте себе ситуацию: ребенок начинает воспитывать своих родителей… Я считаю, что это здорово”/1/ – восхищается профессор. Что здорово? То, что дети перестанут слушаться своих родителей, перестанут уважать старших, которым поручено их воспитание? Как видно профессор Колбанов живет в системе ценностей не свойственных не только нашему народу, но и большинству культурных народов земного шара, где заповеди “чти отца твоего и мать твою”, “не прелюбодействуй”, “не сотвори себе кумира” – являются неотъемлемой частью жизни общества. Нарушения этих основных законов бытия приводит к гибели тех народов, где такие нарушения происходят. Как видим, именно это является истинным намерением валеологов, а вовсе не распространение каких-либо научных знаний и учебных методик. Спрашивается, какая же это религия, если слово “Бог” даже не употребляется и о связи с ним ничего не говорится в учении, пропагандируемом валеологами? Ответ на этот вопрос очень простой: богоборчество! Для неискушенного читателя поясним, что в практике религиоведения известно множество случаев, когда слово “бог” заменяется другими словами, например “природа”, “абсолют”, “космический разум” и т. д. Некоторые секты используют для своих целей научную или псевдонаучную терминологию. Так большой популярностью пользуются: “энергия”, “ноосфера”. В этом отношении совершенно в русле соответствующей традиции находятся и валеологи, призывая к “ноосферной педагогике”/1,стр40/. Подводя итог, можно утверждать следующее: 

1.Валеология не является наукой, но претендует на выработку мировоззрения, т.е. является религиозным учением. 

2.Валеологи стремятся оказать воздействие на широкие круги детской, школьной (подростковой), и молодежной аудитории. 

3.Валеологи имеют целью разрушить сложившуюся систему образования и воспитания и, что особенно опасно, покушается на основы семьи. 

4.Валеология формирует культ тела и имеет резко выраженный акцент на вопросы половых отношений. Это приводит к развитию у детей эгоцентризма и эгоизма, нарушению адекватного восприятия окружающего мира, различным психическим и физическим отклонениям. Иначе говоря, валеология разрушительна по сути, агрессивна по формам и методам своего распространения и антинаучна, что позволяет отнести ее к религиозным сектантским учениям тоталитарного свойства. Какие силы стоят за этой сектой, кто возглавляет, направляет, финансирует ее работу – предстоит выяснить в будущем. Данных пока по этому вопросу мало. Есть не которые основания предположить, что валеологи финансируется из тех же структур, которые разработали программу “полового воспитания”. Об этом говорит обязательное присутствие соответствующих разделов во всех их книгах и учебниках. Однако не будем спешить с выводами. Спешить надо с принятием соответствующих мер, требующих исключить валеологию из программ вузов и не допустить нашествия валеологов на школы. 

Москва 1999 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ: 

Преподаватель. - Вып.5(7) М., 1998.

Смирнов Н.К. Валеология. - М.,1995. 

Татарникова Л.Г. “Валеология в педагогическом пространстве / Монография–эссе. - СПб, 1999.

ТатарниковаЛ.Г., Поздеева М.В. Валеология подростка. 5, 6, 7 класс. - СПб, 1998.

© 2007-2012 Центр древнерусской духовной культуры "Старая Русь"