Энциклопедия "Новые религиозные организации России деструктивного, оккультного и неоязыческого характера"


Итоговое заявление участников научно-практического семинара “Мир сект и его влияние на личность человека” (г.Екатеринбург, март 1995 г.)

1. Мы, участники научно-практического семинара “Мир сект и его влияние на личность человека”, свидетельствуем, что все религиозные движения, в своей практике не нарушающие основных прав личности, устоев семейной жизни и общества и основ законодательства, не призывающие ни прямо, ни косвенно к ненависти и служению злу, имеют право на существование. Мы считаем, в отличие от некоторых участников аналогичных и однотемных семинаров, имевших место в последнее время, в том числе и в Екатеринбурге, недопустимыми огульные обвинения, навешивание ярлыков”, обливание грязью вместо квалифицированной аргументации в ходе полемики с любым религиозным объединением. Возникающие и волнующие нас проблемы необходимо решать в духе любви и заботы о заблудших.

2. Мы признаем, что религиозные общины имеют право публично разъяснять отличие своей веры от иных религиозных убеждений. Более того, религиозные общины имеют право выражать свой протест в тех случаях, когда авторитет их основателей, учителей, их терминологии, символики и даже их доброе имя используется для такой интерпретации основополагающей вести, которая по сути своей с нею несовместима. Например, христиане имеют безусловное право выражать свое возмущение теми интерпретациями Евангелия и христианства, которые предлагаются в оккультно-теософических системах, и утверждают, что идея близости этих эзотерических доктрин к Евангелию есть лжесвидетельство.

3. Мы, представители различных религиозных конфессий, имеющие серьезный опыт знакомства с различными религиями, свидетельствуем, что любая попытка создания “синкретической мировой религии” есть не что иное, как богоборческая химера и ложная духовная инициатива. Мы предупреждаем, что если какая-то религиозная или “культурологическая” группа говорит о себе, что нашла путь к синтезу всех мировых религий, к объединению христианства с каким-либо восточным или “эзотерическим” культом, то это явный признак того, что перед нами отнюдь не “всепримиряющее учение”, а очередная секта, которая пытается насадить той или иной псевдовосточный культ под маской симпатии к христианству. Аналогичным способом подвергаются разрушению и сами восточные культы.

4. Мы обращаем внимание на недобросовестность пропаганды проповедников синкретических сект, воинственно требующих “терпимости”. Объявляя невежественным и необразованным фанатиком любого человека, не согласного с их доктриной, зачастую утверждая, что между их адептами и оппонентами лежит расовая пропасть, они постоянно обвиняют несогласных в нетерпимости и сегрегационизме. Заявляя о себе как о носителях “широкого взгляда на мир”, они никогда не признают права других оставаться в рамках своего прежнего вероисповедания, уверяя, что людям, стоящим на такой позиции, нет места в новом мировом порядке, на утверждение которого направлены эти культы.

5. В ходе работы нашего семинара мы убедились, что секты и новые религии, вроде бы независимые друг от друга и противостоящие друг другу, образуют союзы с целью оказания согласованного противодействия любой критике в их адрес. Стремясь подавить всякую попытку критики, они без колебаний инициируют один за другим судебные процессы против своих оппонентов, используют духовный террор. В результате чиновники и публицисты, запуганные их угрозами, сдаются и устраняют все препятствия (в том числе совершенно необходимые по закону) для деятельности сект.

6. Предметом особого внимания сект является молодежь, и особенно студенчество. Между тем, молодой человек, которому не дали получить хотя бы элементарные знания об истории религии и своей Родины, легко может стать рабом молодежных сект. В некоторых их этих групп (прежде всего в секте Муна) упразднены основные права человека - такие, как свобода мысли и суждений, свобода обмена информацией, свобода выбора жены или мужа.

7. Мы полагаем, что достаточным поводом для общественной тревоги в связи с деятельностью того или иного религиозного движения является наличие у них скрытых вероучительных текстов. Свобода выбора гражданами религиозной позиции может быть реально защищена только в том случае, если религиозные движения правдиво излагают свои убеждения и любому желающему, в том числе и не прошедшему обрядов инициации, дают возможность полностью ознакомиться с системой их вероучения.

8. Мы не можем молчать и перед лицом распространения оккультных движений, включающих в себя теософию и “Живую этику” Рерихов, антропософию и “Вальдорфскую педагогику”, которые развиваются при поддержке государственных лидеров и структур и вызывают нашу тревогу.

9. Мы констатируем, что вопросы религиозной политики в России носят принципиально иной характер, чем на Западе. Это связано с тем, что в России вся земля, большинство публичных зданий, конференц-залов, кинотеатров, школ, библиотек и т.п. являются в той или иной степени государственными. Поскольку именно в такого рода публичных местах находится по большей части организационные и проповеднические центры тоталитарных сект, создалась ситуация, при которой деятельность этих сект, поддерживается государством. Мы считаем, что никакое светское государство не должно оказывать никакой поддержки тоталитарным сектам. В условиях российской реальности это означает, что государственные учреждения должны быть защищены от притязаний сектантов на их использование в качестве пропагандистских центров. Вырабатывание критериев, по которым государство способно определить свое отношение к религиозным организациям, должно быть гласным и юридически обоснованным. Но на основании этих критериев должен быть составлен список культов, с которыми оно не желает вступать в отношения сотрудничества. Даже если не удается доказать социальной или личностной опасности в современной деятельности той или иной секты, но все же есть основание настороженно относиться к истории данной общины и к ее идеологии, государство, даже зарегистрировав данную общину, обязательно предупредить: “Государственные средства массовой информации не должны распространять проповеди данной секты; школы, библиотеки, ДК, кинотеатры и другие учреждения, федеральные и муниципальные структуры не могут предоставлять свои помещения для ее деятельности, равно как и вообще сотрудничать с нею”.

10. Мы просим журналистов, преподавателей, деятелей культуры и просвещения проявлять осторожность при знакомстве с новыми религиозными течениями и не рекламировать их без предварительного всестороннего изучения. Будучи сами религиозными деятелями, журналистами и преподавателями, мы напоминаем, что наш профессиональный долг - быть честными перед аудиторией и свидетельствовать лишь о том, что мы действительно знаем, - должен исполняться и при нашем рассказе о религиозной жизни.

11. Мы полагаем, что законодательство России о деятельности религиозных организаций еще не достаточно разработано. В частности сегодня оно дает фактические преимущества тем религиозным группам, которые устраняются от регистрации в качестве религиозных объединений. Выступая в качестве культурных, информационных или методических центров, некоторые секты получают прямой доступ в школы. Более того, при этом в некоторых случаях школьная администрация закрывает доступ к учащимся для представителей традиционных, реальных и юридически оформленных конфессий. Конечно, мы не можем не выразить нашего возмущения практикой введения сектантского обучения в виде обязательных уроков (как, например, произошло в г. Екатеринбурге с сектой Муна, развернувшей преподавание в 60 школах областного центра). Экспансия нетрадиционных религий в педагогику не преследует собственно образовательных целей, а несет в себе вербовочный и прозелитический прицел.

12. Мы требуем создания межконфессиональной экспертной комиссии при Министерстве юстиции и Министерстве образования России или аналогичных совещательных органов на областном уровне, без рекомендаций которых было бы невозможно введение религиозных и религиоведческих программ в государственных школах и институтах.

13. Мы выражаем свою обеспокоенность активным проникновением структур так называемой церкви “саентологии”, в частности Хаббард-колледжа, в промышленность и административные органы региона. По заключению ряда авторитетных международных экспертиз, церковь “саентологии” является организацией, соединяющей в себе элементы экономической преступности и психического террора в отношении собственных членов с бизнесом и сектантскими приемами.

14. Мы информируем, что в ходе семинара на богатом фактическом материале была выявлена духовная и физическая опасность тоталитарных сект по отношению к населению России и государству. Тоталитарные секты “Церковь Объединения” (Муна), “Церковь саентологии” Хаббарда (“дианетика”), “Церковь святых Иисуса Христа последних дней” (мормоны), “Семья” (“Дети Бога”), “Новоапостольская церковь”, “Свидетели Иеговы”, “Церковь Христа”, “Церковь Божией Матери Преображающейся” (“Богородичный Центр”), “Белое братство”, “АУМ Синрике”, “Церковь Последнего Завета” (Виссариона), “Общество Сознания Кришны”, “Бахаи”, а также общества и движения Рерихов (“Живая этика”), теософия, антропософия (“Вальдорфская педагогика”), различные группировки, входящие в движение “Новой Эры” (“New Age”) и прочие разновидности оккультизма завлекают в свои сети молодых людей, вырывая их из семьи, работы учебного заведения, зачастую превращают в мелких торговцев, попрошаек и вербовщиков данной секты. Таким образом, государство теряет специалиста, возможного ученого, квалифицированного рабочего; семья теряет кормильца, сына, дочь, что ведет к большим психологическим травмам и трагедиям. Кроме того, тоталитарные секты, изменяя сознание человека при помощи методов психической обработки, а зачастую и гипноза, что подтверждается рядом судебно-медицинских экспертиз, нарушают основные конституционные права человека, превращая своего адепта в послушное орудие. Также сектантами практикуется отвращение новообращенных от прохождения срочной военной службы, что является уголовно наказуемым преступлением.

Осознавая опасность тоталитарных сект, деятельность которых, по своей сути, направлена на разрушение духовной и материальной мощи нашего государства, мы требуем строго ограничит их деятельность и сделать все возможное для защиты семьи и личности от вредных чужеродных воздействий.

Мы с радостью свидетельствуем, что мы смогли достигнуть взаимопонимания перед лицом опасности глобальной проповеди неоязычества и оккультизма, несовместимой с духовными ценностями традиционных религий, и осознать, что мы едины в желании соединить свои усилия ради блага будущей России.

Мы просим всех наших братьев, по неведению вовлеченных в сети тоталитарных сект, найти в себе силы и отказаться от гибельных заблуждений.

Принято 30 марта 1995 года участниками семинара, в числе которых были 314 ученых, работников просвещения, здравоохранения, культуры, правоохранительных органов из городов Екатеринбурга, Перми, Москвы и Санкт-Петербурга, представители Пермской, Челябинской и Екатеринбургской епархий Русской Православной Церкви (Московский Патриархат), Екатеринбургской православной старообрядческой общины Белокриницкого согласия, Екатеринбургского прихода Римско-католической Церкви, Библейской церкви “Живое слово” христиан Веры Евангельской, церкви евангелистских христиан-баптистов, церкви евангелистских христиан-пятидесятников, церкви адвентистов седьмого дня, духовного управления мусульман Екатеринбургского муфтиата, управлений образования и здравоохранения администрации г. Екатеринбурга, аппарата главы администрации г. Екатеринбурга.

© 2007-2012 Центр древнерусской духовной культуры "Старая Русь"