Государство и религиозные объединения


ЦДДК "Старая Русь"

Шахов М.О. Концептуальные проблемы формирования государственной вероисповедной политики // Религия и право. 2001. №1. С.4-6.

 

В настоящее время в Российской Федерации предпринимаются усилия по выработке теоретической основы государственной вероисповедной полити­ки. Принятый в 1997 году Закон «О свободе совести и о религиозных объе­динениях» достаточно убедительно показывает, что законотворчество, не опирающееся на концептуальные теоретико-методологические воззрения на роль религии и религиозных объединений в обществе, несет в себе внут­ренние противоречия и недостатки. В данной статье предпринимается по­пытка сформулировать некоторые положения мировоззренческого характе­ра, которые должны учитываться при формировании вероисповедной поли­тики государства.

Отношения государства с религиоз­ными объединениями (государст­венно-конфессиональные отноше­ния) представляют собой совокупность ис­торически складывающихся и изменяю­щихся форм взаимоотношений между ин­ститутами государства и институциональ­ными религиозными образованиями. В их основе лежат законодательно закреплен­ные представления о месте религиозных объединений в жизни общества, об их функциях, о сферах деятельности и компе­тенции всех участников этих отношений.

Государственно-конфессиональные отношения характеризуются включеннос­тью в них множества субъектов, обладаю­щих возможностью самостоятельно и не­зависимо определять свою социальную позицию. Свобода, которой обладают в рамках закона участники государствен­но-конфессиональных отношений, не поз­воляет государству управлять этими отно­шениями в одностороннем порядке. Госу­дарство как субъект отношений с религи­озными объединениями обладает возможностью реализовать свою вероисповедную политику, оказывая тем самым существенное влияние на эти отношения в целом.

Под государственной вероисповедной политикой понимает­ся система действий государства, включающая целеполагание, правовое обоснование, комплекс организационно-практических мер по обеспечению свободы совести и вероисповедания. Это важная сторона внутренней и внешней политики современного Российского государства. Государственная вероисповедная по­литика Российской Федерации должна ориентироваться на слу­жение нуждам духовной жизни общества, на обеспечение усло­вий для осуществления законной деятельности всех религиозных объединений, на упрочение общероссийской гражданской и ду­ховно-нравственной общности на основе соблюдения прав и свобод человека и гражданина. Вероисповедная политика го­сударства призвана выражать и воплощать в практической дея­тельности государства волю общества, которое определяет свои приоритетные духовные ценности; принимать меры по их сохранению; осуществлять регулирование прав и свобод в ин­тересах общества в целом.

При демократическом строе государство обязано направ­лять свою политику в соответствии с убеждениями и идеалами большинства общества, с учетом прав и интересов меньшинст­ва. Государство не должно использовать вверенные ему обще­ством механизмы власти и ресурсы для проведения вероиспо­ведной политики, не отвечающей запросам общества, в частно­сти для «воспитания» общества в соответствии с не разделяемы­ми им идеями. Решение вопроса о светском или конфессиональ­но ориентированном характере государства есть прерогатива народа. Государство не вправе учить народ, какое решение правильнее. Функция государство в данном случае состоит в том, чтобы объективно информировать общество о всех по­следствиях производимого им выбора.

Характеризуя современную российскую действительность, следует, увы, констатировать, что в обществе не выработаны четко оформленные представления о его духовных нуждах и ин­тересах. С общественным мнением (не путать с результатами опросов, рейтингами и с кампаниями в СМИ) власти не счита­ются. Это еще более осложняет выработку вероисповедной по­литики, которая реально служила бы общественному благу.

На государстве лежит обязанность целенаправленного рас­пределения пропорциональной доли общественного богатства на расходы, связанные с потребностями общества в сфере ду­ховной жизни, в том числе с предоставлением льгот и помощи религиозным объединениям. В сознании современного россий­ского гражданина, и государственного служащего тоже еще не­достаточно укоренилось понимание того, что действия государ­ства обеспечиваются использованием общественного богатст­ва, оплачиваются налогоплательщиками. Любой шаг государст­ва навстречу нуждам религиозных объединений, будь то налого­вые льготы или передача имущества, сопряжен с расходовани­ем средств, которые общество, граждане вверили государству. Государственная политика должна соответствовать потребнос­тям и возможностям общества, базироваться на теоретически обоснованных положениях и исходить из реальных интересов граждан, так как именно за их счет она осуществляется.

Конституцией РФ закреплен светский, религиозно и идеоло­гически нейтральный характер государства и его институтов. Данный принцип означает не только соблюдение в государст­венной политике прямо сформулированных в законодательстве норм, обеспечивающих отделение религиозных объединений от государства и недопустимость использования властных полно­мочий для формирования отношения к религии. Косвенное предпочтение, особое покровительство и помощь со стороны органов власти в отношении какой-либо конфессии также могут оказывать на отдельных граждан и на общество психологичес­кое давление, фактически формирующее определенное отно­шение к религии. Поэтому использование органами власти пре­доставленных законом полномочий по оказанию помощи рели­гиозным организациям и по сотрудничеству с ними не должно принимать дискриминационного характера. В то же время веро­исповедная политика не может не учитывать неравнозначную социальную роль конфессий, исполнять волю общества при избрании мер поддержки конкретных конфессий.

Государственно-конфессиональные отношения складывают­ся (в общем виде и во всех частных областях) как результат со­циального компромисса между субъектами этих отношений, ча­стями общества, обладающими различными, подчас альтерна­тивными религиозно-мировоззренческими убеждениями и соот­ветствующей им социальной практикой. Различные религиозные конфессии, как правило, в более или менее категорической форме говорят об исключительной правильности собственной доктрины и об ошибочности остальных, стремятся переубедить последователей иных учений. Ввиду того, что вера в истинность своего учения является высшей мировоззренческой ценностью для религиозных людей, правильнее говорить не о достижении «согласия» между конфессиями, догматы которых подчас взаим­но исключают друг друга, а о достижении ими социального ком­промисса ради мирного сосуществования в обществе. Государ­ство призвано выполнять роль посредника и гаранта при дости­жении такого компромисса.

Компромиссный характер государственно-конфессиональ­ных отношений имеет то следствие, что любая модель вероис­поведной политики государства оказывается не свободной от издержек, от объективно неизбежных недостатков. Было бы на­ивным надеяться на создание идеальной вероисповедной поли­тики, при реализации которой не пришлось бы ограничивать чьи-либо права, жертвовать какими-то возможностями.

Выбранная Российской Федерацией светская модель также не идеальна, и ее реализация в различных сферах государст­венно-конфессиональных отношений сопровождается не только позитивными, но и негативными эффектами. В частности, сотруд­ничество государства с некоторыми традиционными конфессия­ми, прежде всего с Русской Православной Церковью, в ряде конкретных областей могло бы быть более развитым и плодо­творным, что отвечало бы желаниям значительной части русско­го народа, исповедующей православие. Но это привело бы к нарушению конституционных принципов, ущемлению прав ре­лигиозных меньшинств. Поэтому светская модель является опти­мальной, предпочтительной в сравнении с другими теоретичес­ки возможными моделями государственной вероисповедной по­литики в поликонфессиональном и полиэтническом государстве, ставящем своей задачей защиту основных прав и свобод чело­века и гражданина, соблюдение норм международного права.

Воплощение в жизнь светского варианта государственно-конфессиональных отношений должно, во-первых, производить­ся с учетом неизбежности проявления всей полноты как жела­тельных, так и нежелательных последствий соответствующей го­сударственной политики и, во-вторых, ориентироваться на пред­видение и максимальное снижение роли побочных негативных эффектов. Последние суть неизбежная цена, которую общество и государство платят за поддержание мира и согласия, за обес­печение равенства прав и свобод. Государство должно нахо­дить оптимальное соотношение между эффективностью полити­ки в достижении конкретных целей и учетом интересов всех граждан России. Необходимо поддержание баланса интересов личности, общества и государства.

Нормы права, регулирующие отношения в области свободы совести, определяют границу между дозволенным и запрещен­ным, указывают обязательные требования, которые должны со­блюдать субъекты отношений: государство и религиозные объе­динения. Внутри очерченных законодательством рамок эти субъ­екты обладают значительной свободой в формировании кон­кретных взаимоотношений.

Законодательство о свободе совести и о религиозных объ­единениях предоставляет органам власти значительные права и возможности, среди которых: предоставление религиозным организациям налоговых и иных льгот, оказание им финансовой, материальной и иной помощи, безвозмездная передача имуще­ства религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности, информационная поддержка (предоставление доступа к государственным СМИ).

Эти возможности являются правами органов власти, кото­рые они могут реализовывать в том или ином объеме по свое­му усмотрению, но не их обязанностями, исполнения которых заинтересованные религиозные объединения требовать не мо­гут. В соответствии с конституционной системой органов власти в РФ, все органы власти на федеральном, региональном, муни­ципальном уровне, обладающие возможностями распоряжаться определенными финансами и имуществом, могут самостоятель­но определять, с какими религиозными объединениями и в ка­ком объеме они взаимодействуют, фактически выстраивая соб­ственную вероисповедную политику, собственные, не управляе­мые и не координируемые из единого центра отношения с ре­лигиозными объединениями.

Последовательная и детальная регламентация работы от­дельных органов власти разного уровня в сфере государствен­но-конфессиональных отношений лишит их возможности учиты­вать специфику конкретных ситуаций. В то же время оно снизит влияние субъективных факторов на их работу, обеспечит прове­дение единой вероисповедной политики, защитит реальное ра­венство конфессий. Сохранение за различными органами влас­ти свободы выбора действий по реализации предоставленных законом возможностей несет опасность волюнтаризма, сращивания государственных и религиозных элит, но в то же время предоставляет властям возможность разумной избирательности в сотрудничестве с религиозными объединениями.

Реализация вероисповедной политики государства, выстраи­вание его отношений с религиозными объединениями в преде­лах свободы, предоставленной -законодательством, требует функционирования специальных государственных структур. При соблюдении конституционных принципов светского государ­ства, равенства религиозных объединений перед законом, одно­временно возможна и легальна значительная дифференциация в отношениях между государством и различными религиозными объединениями в зависимости от их численности, традиционно­сти для России, уровня социальной адаптации, характера учас­тия в жизни общества и т.д. Формирование определенной госу­дарственной политики в данной сфере является возможным только при наличии координации деятельности и единой подчи­ненности органов, осуществляющих связь с религиозными объе­динениями.

Наиболее многочисленные религиозные организации, дейст­вующие на территории России, в первую очередь РПЦ, облада­ют четко структурированной системой органов, осуществляю­щих взаимодействие с государством и обществом. Эти органы подчинены единому центру, действуют, специализируясь на раз­личных аспектах взаимоотношений, на федеральном и регио­нальном уровнях, обеспечивая проведение единой политики. Наметилось явное отставание государства по уровню органи­зованности и координированности его органов, участвующих во взаимодействии с религиозными объединениями.

Эта проблема может быть решена путем создания феде­рального государственного органа по делам религиозных объе­динений, который возьмет на себя функции проведения вероис­поведной политики в Российской Федерации. Показательно, что наиболее последовательным противником создания такого ор­гана выступает именно Московская Патриархия. В настоящее время иерархи РПЦ могут решать ее проблемы, напрямую обращаясь к высшим лицам государства, руководителям минис­терств, главам регионов. Реальные возможности контактов на таком уровне у представителей других конфессий значительно ниже. Создание органа по делам религиозных объединений способно существенно выровнять характер государственно-конфессиональных отношений.

Серьезнейшие мировоззренческие проблемы возникают в связи с происходящей адаптацией российского общества к ат­мосфере идейного плюрализма. Это касается таких сфер жизни общества, как образование, культура, деятельность СМИ.

В России установлен светский характер образования в го­сударственных и муниципальных учреждениях. Однако школьное образование, сопряженное с воспитанием, формированием личности, на практике не может быть абсолютно мировоззрен­чески нейтральным. Российской, прежде всего русской, культур­но-философской традиции искони были свойственны представ­ления о существовании фундаментальных устоев, позволяющих личности четко ориентироваться в мире, давать определенную духовно-нравственную оценку окружающей реальности и само­му себе.

Однобокое построение образования по принципу «нейт­рального» информирования учащихся об альтернативных миро­воззренческих системах и религиозных учениях чревато появле­нием у подрастающего поколения морально-этического реляти­визма, исчезновением ясных представлений о добре и зле. Предметом совместных усилий педагогов, философов, религиоз­ных деятелей и деятелей культуры должен стать поиск оптимума между крайностями идеологизированной системы образования, навязывающей всем обязательные воззрения, и плюралистичес­кой системы, построенной на представлениях об относительном характере любых истин и в конечном счете подрывающей мо­рально-нравственные устои общества.

На протяжении мировой истории и истории Российского го­сударства, в частности, традиционные религиозные организации вносили огромный вклад в развитие культуры. Традиционные конфессии давали идейно-мировоззренческую основу для твор­чества, обеспечивали материальные условия для создания и со­хранения культурных ценностей. Велика роль религиозных орга­низаций в собирании и сбережении культурного наследия. Они активно участвуют в ведении культурно-просветительской рабо­ты. За минувшие годы накоплен значительный позитивный опыт взаимодействия государства и религиозных организаций, ре­зультатом которого является возрождение к жизни традиций и обычаев, памятников письменности, музыки, архитектуры.

Вместе с тем следует отметить, что в сфере культуры, в том числе в отноше­нии к культурному наследию, между инте­ресами религиозных организаций и инте­ресами других лиц, образующих в целом российское общество, имеют место как совпадения, так и противоречия. Данная ситуация объективно неизбежна, так как принципиально невозможно полное сов­падение интересов граждан и их объеди­нений, придерживающихся различных ми­ровоззренческих убеждений и культурно-эстетических взглядов. Задачей государст­венной вероисповедной политики в обла­сти культуры является поиск и поддержа­ние компромисса и сотрудничества между последователями различных конфессий и неверующими гражданами в культурном творчестве, в сохранении культурного наследия. Принцип светского характера государства, законода­тельно закрепленное равенство возможностей граждан приоб­щаться к ценностям культуры обеспечивают справедливую и беспристрастную позицию государства.

Гарантируя свободу слова и свободу художественного твор­чества, государство не должно допускать, чтобы под предлогом «творческих поисков», «самовыражения» происходило оскорбле­ние религиозных чувств граждан, профанация священных симво­лов, чтимых святынь и личностей. Подобные факты, не всегда квалифицируемые как правонарушение, к сожалению, имеют место и свидетельствуют о низком уровне правовой и общей культуры.

Необходимо всесторонне и критически осмысливать стрем­ления современных религиозных лидеров и организаций присва­ивать себе авторитет, завоеванный конфессией в прошлом, и представать распорядителями, владельцами и истолкователя­ми всего ее культурного наследия. Современные религиозные организации являются духовными наследниками и продолжате­лями традиций прошлого, они заслуживают поддержки и уваже­ния. Но тенденции монополизировать культурное наследие про­шлого, отождествить себя с его создателями, не могут быть при­няты обществом и не оправданы логикой истории.

Процессы реализации прав на свободу совести и на свобо­ду слова не поддаются исчерпывающей формальной регламен­тации. Поэтому здесь возможны столкновения интересов и воз­никновение конфликтов. Государственное регулирование дея­тельности СМИ не может предотвратить всех ситуаций, когда не являющиеся нарушением законодательства публикации факти­чески оскорбляют религиозные чувства. Для обеспечения защи­ты личности и общества требуется воспитание и развитие у всех граждан РФ, особенно у работников и владельцев СМИ, пра­вовой культуры, стремления добровольно исполнять не только букву, но и дух закона.

Государственные СМИ должны соблюдать принцип равно­правия религиозных организаций к доступу на страницы перио­дической печати и при предоставлении эфирного времени. Ос­вещение жизни различных конфессий должно соответствовать их распространенности. В то же время именно степень внима­ния СМИ к той или иной конфессии способна влиять как на чис­ло ее последователей и сторонников, так и на роль данной кон­фессии в обществе. СМИ являются эффективным инструментом политики государства. Деятельность государственных СМИ должна строиться с учетом принципов государственной вероис­поведной политики и содействовать достижению ее целей.

 

Шахов Михаил Олегович

Доктор философских наук, профессор кафедры религиоведения Российской академии государственной службы при Президенте РФ.

 

© 2007-2012 Центр древнерусской духовной культуры "Старая Русь"