Государство и религиозные объединения


ЦДДК "Старая Русь"

Из СМИ

 

К узаконению термина «традиционные конфессии» призывают авторы проекта Концепции государственной политики в сфере отношений с религиозными объединениями в РФ // Информационное агентство «Благовест-инфо, 8 июня 2001 г.

 

Москва, 8 июня, Благовест-инфо. Проект Концепции государственной политики в сфере отношений с религиозными объединения в Российской Федерации, разработанный Институтом государственно-конфессиональных отношений и права и Главным управлением Министерства юстиции РФ по г. Москве был опубликован 5 июня. В разработке проекта приняли участие заместитель начальника столичного управления Минюста В.Н. Жбанков и группа юристов.

Помимо собственно правовых, авторы документа ставили перед собой и этические цели: в частности, «развитие духовно-нравственного потенциала многонационального народа Российской Федерации». Они исходили из необходимости обеспечить «единство культурного пространства и государственной целостности России в новых исторических условиях ее развития». Разработчики проекта надеются, что Концепция станет «методологической основой для органов государственной власти при совершенствовании нормативного правового обеспечения, практического осуществления и перспективного развития отношений с религиозными объединениями».

В проекте утверждается, что народ России пережил многие испытания, выпавшие на его долю, во многом благодаря религиозной вере, которая в нашей стране представлена преимущественно «традиционными религиями», сыгравшими государствообразующую и «объединяющую» роль. Авторы документа, ссылаясь на российскую Конституцию, подчеркивают, что государство не может поддерживать «пропаганду атеистических идей и учений, включая атеистические или агностические взгляды на религию», однако умалчивают о возможности поддержки государством религиозной проповеди. Государство, указывается в документе, должно сотрудничать «с традиционными религиозными организациями» и содействовать сохранению их духовного и культурного наследия.

Среди целей сотрудничества государства и религиозных объединений в Концепции обозначены восстановление «духовно-нравственных основ института семьи», сохранение и развитие «культурной идентичности и духовной самобытности народов России», становление гражданского общества, борьба с религиозным экстремизмом и религиозными объединениями, наносящими «ущерб нравственности, здоровью, правам».

Авторы документа утверждают, что ныне действующие нормативные акты в сфере церковно-государственных отношений (в частности, Конституция и закон о свободе совести) содержат «правовые пробелы в правовом регулировании отношений государства с религиозными объединениями» и не обеспечивают «позитивного развития этих отношений».

Согласно проекту, государство гарантирует тайну исповеди, которая понимается как «невозможность привлечения священнослужителя к ответственности за отказ от дачи показаний по обстоятельствам, которые стали известны ему из исповеди». Авторы документа возлагают на государство обязанность создать «эффективные правовые и организационные механизмы запрещения и пресечения деятельности религиозных объединений, наносящих ущерб или угрожающих нравственности, здоровью, правам и законным интересам граждан, основам конституционного строя, обеспечению обороны страны и безопасности государства», а также предлагают закрепить в законе «критерии определения традиционности религиозных организаций России и их соответствующего статуса».

Во всем тексте Концепции «традиционные конфессии» противопоставляются остальным религиозным объединениям, что явно противоречит провозглашенному в начале документа принципу конституционного равенства всех религиозных объединений. Среди «традиционных конфессий» особо выделено православное христианство, которое, как утверждают разработчики проекта, «явилось государствообразующей религией в России, оказало определяющее влияние на формирование русского народа». В документе также особо выделены ислам и старообрядчество, которое, таким образом, отделено авторами от православного христианства. Среди предложенных в проекте критериев выявления «традиционных конфессий» особо выделены этнический фактор и понятие «историческая территория». Помимо прочего, государству вменяется в обязанность сотрудничать с «традиционными конфессиями» в сферах здравоохранения, СМИ (в том числе, что особо оговорено, светских), в ходе разработки образовательных стандартов, учебных программ и пособий по гуманитарным предметам.

Среди конкретных предложений, с которыми выступили разработчики проекта Концепции, – совершенствование Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», разработка государственных целевых программ с участием «традиционных религиозных организаций», размещение госзаказов «на производство телевизионных, радиопрограмм и печатных изданий, освещающих вопросы... традиционных нравственных... ценностей».

 

 

Лидеры конфессий поддержали проект концепции государственной политики в сфере отношений с религиозными объединениями в РФ // Информационное агентство «Благовест-инфо», 13 июня 2001 г.

 

Руководители ведущих религиозных организаций России поддержали Проект государственной политики в сфере отношений с религиозными объединениями в РФ, разработанный Главным управлением Министерства юстиции Российской Федерации по г. Москве и Институтом государственно-конфессиональных отношений и права.

Председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата (ОВЦС МП) митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл (Гундяев) заявил, что основные положения проекта, разработанного учеными, «свободными от рецидивов мышления периода государственного атеизма», заслуживают положительной оценки. По его словам, авторы проекта «вполне оправданно и обоснованно выделяют сферы сотрудничества государства и традиционных религиозных организаций, говорят о предоставлении последним возможности широко участвовать в общенациональных трудах в сферах духовно-нравственного воспитания личности, социальной работы, науки, культуры, сохранения исторического наследия». Митрополит Кирилл отметил, что «в концепции ответственно представлены принципы, цели и задачи государственной политики в сфере отношений с религиозными организациями».

Председатель Центрального Духовного управления мусульман России и европейских стран СНГ (ЦДУМР), верховный муфтий России Талгат Таджуддин подчеркнул, что «религиозные организации России нуждаются в последовательной, устойчивой и функциональной модели взаимодействия с ними государства, которая устраивала бы обе стороны». «Государству надлежит заботиться не только о политических и экономических интересах, но и охранять духовную сферу», - говорится в отзыве верховного муфтия. Он указал на необходимость «восстановления» традиционных религиозных организаций и «противостояния религиозному экстремизму». По мнению Талгата Таджуддина, «прошлое, настоящее и будущее правоверных мусульман и последователей традиционных конфессий в нашей стране взаимосвязано». «Верующие, исповедующие традиционные религии, веками мирно жили в России при полном сохранении своей самобытности», – говорится в отзыве верховного муфтия России.

Директор Института религии и права Анатолий Пчелинцев, представляющий интересы протестантских организаций, отметил положительную сторону данного проекта: в нем отражен позитивный опыт построения государственно-конфессиональных отношений в зарубежных государствах и международная практика. Юрист подчеркнул, что проект, «не вступая в противоречие с принципом светского характера российского государства», вводит понятие «традиционной религиозной организации». «Это вполне согласуется с конституционным принципом равенства религиозных объединений перед законом», – считает директор Института религии и права. В его отзыве отмечается, что государство вправе отдавать предпочтение тем конфессиям, к которым причисляет себя значительная часть граждан России. Анатолий Пчелинцев выразил уверенность, что к «традиционным» религиозным организациям следует отнести и «укорененные в Российской Федерации крупнейшие протестантские конфессии, представленные в Совете по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте РФ».

 

 

СМИ почти не возражают против концепции отношений государства с религиозными объединениями // http://www.smi.ru/2001/07/17/995374184.html, 17 июля 2001 г.

 

«Новые известия» под заголовком «Путин строит церкви» на первой полосе опубликовали статью о «Концепции государственной политики в сфере отношений с религиозными объединениями в РФ».

Лейтмотив: «Концепция - фактически сепаратный общественный договор исполнительной власти с руководителями религиозных ведомств». По мнению «Новых известий», самое страшное в Концепции то, что «найдутся хоть и не миллионы, но сотни, кто неплохо заработает на новой «Концепции...». Ведь она открывает дорогу дальнейшему сращиванию господствующих конфессий с теневым бизнесом, который, стремясь к налоговым, таможенным и прочим льготам, сегодня использует РПЦ для отмывания капиталов и ухода от налогов».

Комментарий: Проект Концепции появился примерно месяц назад: его опубликовали на сайте «Государственно-конфессиональные отношения», который делается совместно Главным управлением Минюста по г. Москве, кафедрой религиоведения Российской академии госслужбы при президенте РФ и Институтом государственно-конфессиональных отношений и права. Вместе с публикацией документа на сайте были представлены и отзывы представителей конфессий, а также юридическое обоснование.

На публикацию сразу отреагировал только «Полит.ру» текстом «Властная вертикаль прорастает в религиозную жизнь». Аргумент о «сращивании господствующих конфессий с теневым бизнесом» «Полит.ру» не использует, а анализирует содержательную часть Концепции. «Главное в предложенном проекте Концепции - его общая консервативно-ксенофобская направленность».

«Полит.ру» также предполагает, как будут развиваться события. «Вряд ли обсуждаемый проект должен рассматриваться как последнее или хотя бы предпоследнее слово Кремля. Такие документы всегда составляются «с запасом» - в перспективе будущего торга. К тому же через три дня после публикации появился и долгожданный проект, подготовленный кафедрой религиоведения РАГС, возглавляемой профессором Николаем Трофимчуком, членом того самого Совета по взаимодействию с религиозными объединениями. Текст РАГС, безусловно, гораздо профессиональнее и обстоятельнее, не содержит явно пропагандистских конструкций.

Разумеется, и проект РАГС имеет свои сложности при прохождении. В частности, ему будет активно оппонировать Московская патриархия: ведь проект негативно настроен к реституции церковного имущества, подчеркивает необходимость развития религиоведения, а не теологии и вообще содержит явные выпады в адрес РПЦ.

Но это все будет позже. А сейчас пробный шар запускает Институт государственно-конфессиональных отношений и права. Если его проект вызовет остаточно активное сопротивление, нам, видимо, придется подробнее анализировать проект РАГС. А если нет, то свободе совести в России придется снова отступить, и отнюдь не на шажок».

Так вот, публикацию в «Новых известиях» никак нельзя отнести к тому, что «Полит.ру» называет «остаточно активным сопротивлением». Потому что помимо очевидного использования старого аргумента в адрес церковных иерархов (РПЦ прежде всего) «Новые известия» демонстрируют отчетливую антивластную позицию по отношению к большинству новаций власти. Как тут не вспомнить о давней идее Березовского начать переговоры с Масхадовым, которую из публикации в публикацию поддерживают «Новые известия».

 

 

© 2007-2012 Центр древнерусской духовной культуры "Старая Русь"