Государство и религиозные объединения


ЦДДК "Старая Русь"

Понкин И.В. Типология государств по критерию светскости

 

Качественное исследование светскости государства невозможно без изучения многообразия моделей светского государства и разработки типологии государств по критерию светскости.

Хотя прямое закрепление светского характера государства сегодня наличествует в конституциях лишь нескольких государств (Французская Республика, Российская Федерация и еще несколько), большинство государств мира являются светскими. Однако реализуемые в них модели отношений между государством и религиозными объединениями могут разниться довольно кардинально.

Можно выделить следующие критерии отнесения государства к той или иной модели государства с точки зрения его светскости (в совокупности - критерий светскости):

• степень влияния государства на религию и поведение верующих;

• степень сотрудничества государства с религиозными объединениями;

• степень взаимного проникновения идеологии государства и религиозных идеологий;

• взаимоотношения государственной правовой системы и религиозных правовых систем (каноническое, шариатское и пр. право), степень влияния норм религиозного права на правовую систему государства;

• степень и масштабы соединения государственных и религи­озных институтов.

Можно предложить следующую, разработанную автором настоящего исследования типологию государств по критерию светскости.

I. Несветские государства:

• теократическая модель;

• идеократическое государство (модель секулярной квазирелигии).

II. Светские государства:

• преференциальная модель;

• эквипотенциальная модель;

• контаминационная модель;

• идентификационная модель.

Данная типология, на наш взгляд, более адекватно отражает и характеризует в реальности правовые режимы отношений между государством и религиозными объединениями, чем другие, описанные в научных исследованиях, типологии. Вместе с тем обозначенные в данной типологии модели государств по критерию светскости выделены не на основе исследования внутренних особенностей той или иной религии и ее отношения к государству, а отражают исторически сложившиеся типичные системы отношений между государством и религиозными объединениями. То есть из того, что исламу «генетически» присуще стремление к теократии, не следует, что государства, относимые исследователями к исламским, обязательно представляют собой теократию. Цель разработки настоящей типологии заключалась в упорядоченном представлении реальной «мозаики» взаимоотношений между государством и религиозными объединениями в разных государствах по крупным блокам, различающимся между собой определенными наборами существенных признаков.

Теократическое государстворазновидность несветского государства; зависимое от санкционирования и давления религии государство, в котором вся полнота высшей государственно-политической власти принадлежит религиозному руководству (руководству религиозной организации), духовным (религиозным) лидерам, божеству, а источником права и регулятором государственно-правовых, политических и общественных отношений являются религиозно-правовые предписания.

Идеократическое государство (государство с общеобязательной идеологией, секулярной религией) разновидность несветского государства; зависимое от санкционирования и давления идеологии государство, в котором вся полнота высшей государственно-политической власти принадлежит идеологическому руководству, руководству объединения, деятельность которого направлена на распространение идеологии, а источником права и регулятором государственно-правовых, политических и общественных отношений являются идеологические предписания.

Данная модель несветского государства свойственна СССР, с марксизмом-ленинизмом и воинствующим атеизмом в качестве секулярной квазирелигии, нацистской Германии, КНДР и, в некоторой мере, современным США.

Можно выделить следующие существенные признаки модели секулярной квазирелигии:

• запрет на свободное мировоззренческое самоопределение;

• установление в качестве государственной идеологии и активное навязывание обществу общеобязательной секулярной квазирелигии (это может быть идеология марксизма-ленинизма с воинствующим атеизмом как ее составляющей, или нацистская идеология гитлеровской Германии или, отчасти, господствующая в США секулярная квазирелигия, основанная на либеральной идеологии, иные разновидности секулярной квазирелигии);

• дискриминация (в самых различных формах – от игнорирования интересов до прямой дискриминации или преследования, вплоть до массовых убийств) верующих граждан и (или) граждан, придерживающихся убеждений, отличных от секулярной квазирелигии, установленной в качестве государственной и общеобязательной идеологии;

• значительное, вплоть до определяющего, влияние государственной секулярной квазирелигии на правовую систему;

• полный запрет (вплоть до введения уголовной ответственности) какого бы то ни было влияния религии на систему образования;

• подмена государственных органов объединениями последователей общеобязательной секулярной квазирелигии и их руководителями, размывание разделения компетенции государства и объединений последователей общеобязательной секулярной квазирелигии, вплоть до полного отсутствия такого разделения.

Эквипотенциальная модель светского государства – модель светского государства, характеризующаяся стремлением государства к достижению максимально возможной внерелигиозности и изоляции религиозных объединений от государственной и общественной жизни, к созданию видимости фактического равенства (равного фактического потенциала) всех религиозных объединений в отношениях с государством, запретом на какое бы то ни было проявление предпочтения государства той или иной религии (какому-либо религиозному объединению) в любой форме.

Эквипотенциальная модель свойственна современным Японии, Китайской Народной Республике, Южной Корее и, отчасти, США и характеризуется следующими признаками:

• государство всемерно стремится к достижению максимально возможной внерелигиозности и изоляции религиозных объединений от государственной жизни. Государство проводит императивную политику строжайшей изоляции от себя всех и любых религиозных объединений, низводя их деятельность до уровня частной жизни лиц. Устанавливается и строго соблюдается запрет на какое бы то ни было проявление предпочтения государства той или иной религии (какому-либо религиозному объединению) в любой форме. Никакая религия не устанавливается в качестве основы государственной власти;

• в законодательстве государства закреплены свобода совести и равенство всех религиозных объединений перед законом, что официально толкуется (и ревностно соблюдается) как фактическое равенство настолько, насколько это вообще возможно в силу различий между религиозными объединениями в количестве лиц, выражающих к ним принадлежность или предпочтительное отношение, финансовых возможностях, распространенности, укорененности и пр.;

• исключается использование любой религиозной символики (любого религиозного подтекста) в государственной символике и атрибутике;

• в государственной судебной системе отсутствуют какие-либо особые духовные или религиозные суды или суды религиозных объединений, распространяющие свою юрисдикцию на всех граждан; государство не участвует в реализации их решений для верующих;

• официальное толкование светскости национальной системы образования как ее полной внерелигиозности. Категоричное и ревностное соблюдение такого толкования светскости, вплоть до полного запрета религиозного образования в какой бы то ни было форме (в том числе в культурологической форме) в государственных и муниципальных образовательных учреждениях; запрета на проведение богослужений или молитв в государственных или муниципальных образовательных учреждениях; запрета учащимся государственных и муниципальных образовательных учреждений приходить на занятия с признаками своей религиозности (с крестиками на шеях, в ермолках, с отращенными пейсами, в мусульманских платках); запрета на любую религиозную символику и атрибутику в государственных и муниципальных образовательных учреждениях; недопустимости наличия в библиотеках государственных и муниципальных образовательных учреждений религиозной литературы.

Данная модель не может существовать в чистом виде в силу того, что невозможно достичь полного исключения какого бы то ни было предпочтения той или иной религиозной конфессии и при этом не подвергнуть верующих граждан дискриминации по религиозному признаку.

Преференциальная модель светского государства – модель светского государства, характеризующаяся одним из наиболее «мягких» режимов отделения религиозных объединений от государства из всех моделей светского государства, выделением государством одной или нескольких религий или представляющих их религиозных объединений, для которых создается льготный режим существования и деятельности, доминированием исторической обусловленности среди причин выделения государством одной или нескольких религий (представляющих их религиозных объединений) и наделения их преимущественным режимом.

Преференции (от лат. praeferre – предпочитать) – преимущества, создающие особо благоприятный режим. Соответственно, преференциальный (от лат. praeferens (praeferentis) – предпочитающий) – предпочтительный, преимущественный, льготный.

Можно выделить следующие существенные признаки преференциальной модели, присущей большинству стран Европы и многим странам мира:

1. Основным отличительным признаком преференциальной модели является доминирование исторической обусловленности среди причин выделения государством одной или нескольких религий (представляющих их религиозных объединений) и наделения их преимущественным режимом.

2. В государстве преференциальной модели реализовано выделение государством одной или, реже, нескольких (в Германии – двух: лютеранство и католицизм) религий или представляющих их религиозных объединений, для которых создается льготный режим существования и деятельности. В рамках преференциальной модели направленность, формы и величины таких льгот (в том числе финансовых) могут очень сильно разниться в зависимости от культурно-исторических и политических условий.

Такое выделение может быть реализовано в формах:

• закрепления в конституции (писаной или неписаной) официального статуса государственной церкви (государственной религии, конфессии, религиозной организации, имеющей статус государственной) за одной религиозной организацией;

• фактического наделения одного или нескольких религиозных объединений преимущественным статусом (статусом традиционных, исторически укоренившихся религий, религиозных объединений) без закрепления такого статуса в конституции (писаной или неписаной).

3. Режим отделения религиозных объединений от государства является наиболее «мягким» из всех моделей светского государства.

В некоторых странах глава государства обязан принадлежать к религиозной организации, имеющей статус государственной, и исповедовать государственную религию (возможен вариант, когда глава государства одновременно является и главой религиозной организации, имеющей статус государственной). Бог может быть неоднократно упомянут в тексте Конституции страны (преамбула Основного Закона ФРГ от 23.05.1949; ч.1 ст.6 Конституции Ирландской Республики от 29.12.1937). В некоторых государствах существует практика принесения высшими руково­дителями государств после избрания или назначения на должность клятвы на Библии. В некоторых случаях текст клятвы содержит обращение к Богу.

Достаточно показательно, что в некоторых странах статус государственной религии (государственной церкви) дает религиозной организации меньше возможностей, чем предоставляется традиционным религиозным организациям в тех странах, где отсутствует законодательное закрепление за какой-либо религиозной организацией статуса государственной.

Контаминационная модель светского государства – модель светского государства, характеризующаяся максимальной размытостью границы между религиозным и светским, значительной степенью влияния норм религиозного права на правовую систему государства. Контаминационная модель светского государства определяется спецификой «восточной» цивилизации, «восточным» путем возникновения и развития устройства и содержания деятельности государства, а также особенностями государственной правовой системы и исторически укоренившейся системы религиозно-нравственных ценностей.

Контаминация (от лат. contaminatio) – смешение, соединение. В настоящее время данная модель свойственна, прежде всего, для государств так называемого исламского мира. В мире насчитывается свыше трех десятков государств, в которых мусульмане составляют большинство населения, и еще несколько десятков стран, где мусульмане составляют от 20 до 50% населения; «исламская дуга» протянулась почти через все Северное полушарие – от Индонезии на востоке до Марокко на западе.

К контаминационной модели следует отнести Израиль и ряд государств, в которых, несмотря на то что, по конституциям этих стран, религиозные объединения отделены от государства, продолжает играть важную роль, фактически являясь государственной религией, буддизм (Лаос, Мьянма, Шри-Ланка, Таиланд, Камбоджа, Монголия) или индуизм (Индия, Непал).

Данную модель можно условно разделить на несколько групп – по основанию меры влияния религиозных объединений на деятельность государства и норм религиозного права на правовую систему государства.

 

Условный номер группы

Особенности группы в рамках контаминационной модели светского государства

Страны, которые можно отнести к данной группе

I

Данная группа государств находится в пограничном состоянии между светским государством и теократией. Грань между государством и религиозной организацией, имеющей статус государственной, очень размыта. Религиозная организация в некоторых случаях подменяет собой государство. Религиозное (в данном случае мусульманское) право применяется очень широко. Нормы и принципы оказывают очень значительное, определяющее влияние на конституционное  право и форму правления в государстве. Религиозному духовенству принадлежит верховная власть. Официально действуют религиозные суды. Свобода совести очень ограничена.

Иран, а также до недавнего времени находившиеся под контролем талибов территории Афганистана

II

В государстве авторитарный светский режим правления. Влияние религиозного права на правовую систему государства весьма существенно, хотя и не столь значительно, как в I группе. Возрождаются и начинают применяться на практике некоторые нормы и институты религиозного права, ранее вытесненные законодательством, рецептировавшим западные правовые модели. Нормы религиозного права оказывают сильное влияние на деятельность государства и конституционное право (в 1977 г. в Ливии Коран был объявлен «законом общества и государства»). Личный статус человека урегулирован нормами религиозного права. Официально действуют религиозные суды. Уголовное право основано на институтах или нормах религиозного права или активно заимствует таковые. Свобода совести ограничена.

Саудовская Аравия, Ливия, Пакистан, Судан, Израиль

III

В исламских государствах этой группы исповедуется так называемый либеральный вариант ислама (фактор влияния экстремистских религиозных группировок в данной классификации не учитываем). Государственная власть принадлежит не духовенству, но религиозные настроения сильны. Власти вынуждены в той или иной степени учитывать мнение духовенства. Нормы религиозного права оказывают заметное влияние на правовую систему государства. Конституционное право закрепляет особое положение религии и религиозного права. Конституции государств данной группы могут предусматривать, что главой государства может быть только исповедующий государственную религию. Ограниченно действуют религиозные суды. Личный статус человека урегулирован нормами религиозного права. Наблюдается некоторая демократизация семейного права.

Объединенные Арабские Эмираты, Йемен, Кувейт, Бахрейн, Катар, Иордания, Оман, Йеменская Республика, Ливан, Египет, Алжир, Марокко, большинство мусульманских стран «черной Африки» (Сомали, Мавритания), ряд стран Азии - Бангладеш, Индонезия, Малайзия, Афганистан.

В эту же группу следует отнести, по степени влияния религии на государство и политическую жизнь, Непал, Лаос, Мьянму, Шри-Ланку, Таиланд и Камбоджу.

IV

Страны, которые в своем развитии претерпели значительное влияние европейской («западной») цивилизации, ориентируются на нее в своем развитии и подчеркивают светский характер государства. Влияние норм религиозного права на правовую систему государства сведено до минимума. Нормы религиозного права очень ограниченно действуют, например, при регулировании личного статуса. Брачно-семейное законодательство отказывается от ряда основополагающих институтов религиозного права. Например, в Тунисе законодательно запрещена полигамия, достаточно большими правами наделена женщина, особенно при разводе. Турция старается полностью подчинить религию государству и исключить всякое неподконтрольное государству влияние религии на общество и государство.

К этой же группе следует отнести светские авторитарные режимы, руководители которых берут на вооружение религиозные лозунги из конъюнктурных соображений (Ирак, Туркмения).

Тунис, Турция, Албания, Узбекистан, Таджикистан, Казахстан, Киргизия, Ирак, Туркмения,

а также Индия, Монголия.

 

Разумеется, приведенная классификация носит условный характер, границы между группами не являются абсолютными. Кроме того, даже в рамках одной группы государства сильно отличаются по масштабам влияния религиозных объединений на государство, применения норм религиозного права и степени их влияния на правовую систему государства. В одних государствах строжайше соблюдаются все нормы шариата. В других установлены значительно более либеральные правила. Так, в Бахрейне и в некоторых эмиратах ОАЭ не соблюдается «сухой закон». Какая-то из приведенных особенностей данной группы может и не быть присуща отнесенному к этой группе государству. Вместе с тем, на наш взгляд, такая разбивка по группам, произведенная по указанному выше основанию, достаточно корректна и адекватна.

Идентификационная модель светского государства – модель светского государства, характеризующаяся расширенным сотрудничеством государства с несколькими религиозными объединениями на основе партнерства государства и граждан в гарантиях, защите и реализации их прав на национально-культурную и религиозную идентичность, партнерства государства и религиозных объединений, представляющих традиционные религии, доминированием учета государством современной национально-культурной и религиозной идентичности граждан среди причин и оснований реализации государством расширенного сотрудничества с выделенными религиозными объединениями, реализацией в государственных и муниципальных образовательных учреждениях основанной на учете национально-культурной и религиозной идентичности граждан оптимизации между светским характером и культуросообразностью образования.

Идентификационная модель наиболее подходит для многонациональных государств, которые в свое время прошли исторический этап богоборческой власти и гонений на религию, поэтому исторические традиции частично утеряны или частично реконструированы (Франция, Россия, страны Балтии, Украина и др.).

Идентификационная модель светского государства предполагает такое взаимоотношение светского и религиозного, при котором взаимное влияние этих категорий приведет к усилению общества в одних областях (культура, правосознание, социальная устойчивость, межрелигиозное и межнациональное согласие и сотрудничество) и ослаблению (демпфированию) в других (межнациональные и межрелигиозные конфликты, иные негативные тенденции и очаги напряженности в обществе).

Одним из основных существенных признаков идентификационной модели светского государства является, как и в преференциальной модели, расширенное сотрудничество государства с несколькими религиозными объединениями.

Возможно, на первый взгляд, отличия идентификационной модели от преференциальной кажутся не существенными, и идентификационная модель выглядит как частный случай преференциальной модели, однако отличия этих двух систем в действительности значительны.

Однако существенными отличиями идентификационной модели от преференциальной модели и, одновременно, другими существенными признаками (differentia specifica) идентификационной модели являются следующие.

1. Доминантой среди причин и оснований реализации государством расширенного сотрудничества с выделенными религиозными объединениями является учет государством современной национально-культурной и религиозной идентичности граждан.

Сутью и основанием функционирования и устойчивости идентификационной модели является партнерство государства и граждан в гарантиях, защите и реализации их права на национально-культурную и религиозную идентичность. Не попытки возродить давно уже изменившиеся традиции, но учет существующих ныне традиций, учет и реализация современной национально-культурной и религиозной идентичности как граждан, так и народов. Разница – в основаниях и причинах сотрудничества государства с религиозными объединениями.

Именно проявление гражданами своей национально-культурной и религиозной идентичности выступает основанием идентификационной модели и гарантом справедливой реализации взаимоотношений между государством и религиозными объединениями, позволяет избежать взаимных обвинений между религиозными объединениями в стремлении вести прозелитизм среди чужой паствы.

2. В отличие от преференциальной модели, идентификационная модель предполагает более обдуманные и целенаправленные партнерские взаимоотношения государства, и не с одним, а с несколькими религиозными объединениями (исторически укоренившимися, традиционными религиозными организациями) – теми, которые оказали значительное влияние на становление и развитие государственности, сыграли существенную историческую роль в развитии национального самосознания народов России, способствовали формированию и развитию традиционной духовности и культуры народов страны и составили часть национального духовного и культурного наследия, являются религиозными объединениями, принадлежность или предпочтительное отношение к которым выражает значительная часть граждан страны, выступают в качестве созидательной и объединяющей духовной силы общества, направленной на поддержание мира и стабильности.

Такие партнерские отношения предполагают обременение традиционных религиозных организаций повышенной морально-нравственной ответственностью за судьбы народов страны и сотрудничество государства и традиционных религиозных организаций на основе соблюдения принципа взаимного невмешательства сотрудничающих сторон в осуществлении ими их полномочий и прав, установленных законодательством.

3. Историческая обусловленность, не доминируя в данной модели среди причин реализации государством расширенного сотрудничества с выделенными религиозными объединениями, тем не менее, является одним из важных факторов.

Государство должно обдуманно реализовывать свои отношения с религиозными объединениями и осуществлять их на основе учета национально-культурной и религиозной идентичности граждан, не превращая историческую обусловленность в причинную доминанту, но и не отказываясь от нее, не уходя от понимания того, что уважение к истории и традициям есть залог процветания государства в будущем. Перенос акцента с исторической обусловленности на обусловленность национально-культурной и религиозной идентичностью позволяет данной модели учесть все своеобразие реальности в сфере взаимоотношений между государством и религиозными объединениями.

4. Реализуется более жесткий режим отделения религиозных объединений от государства, чем в преференциальной модели. Ситуация, когда глава государства одновременно является главой религиозной организации, в идентификационной модели невозможна, однако нет и крайностей в толковании отделения религиозных объединений от государства, как в эквипотенциальной модели светского государства или в модели секулярной квазирелигии несветского государства.

5. В государственных и муниципальных образовательных учреждениях реализуется основанная на учете национально-культурной и религиозной идентичности граждан оптимизация между светским характером и культуросообразностью образования.

 

Обращаясь к разработке типологии государств по критерию светскости, следует понимать, что любая модель формальна, она не отражает точно и адекватно действительного положения дел, реальной ситуации. Любая классификация описывает набор сумм параметров или признаков, характеризующих в своей совокупности набор неких гипотетических объектов или моделей, каждая из которых в идеале должна максимально приближенно моделировать, отражать свойства реального объекта.

 

Понкин Игорь Владиславович, кандидат юридических наук

 

Из книги: Понкин И.В. Правовые основы светскости государства и образования. М.: Про-Пресс, 2003. 416 с.

 

© 2007-2012 Центр древнерусской духовной культуры "Старая Русь"