Государство и религиозные объединения


ЦДДК "Старая Русь"

Создание в России федерального органа по делам религиозных объединений: за и против / Справка Института государственно-конфессиональных отношений и права, 3 апреля 2002 г.

 

Вопрос о создании в России федерального органа по делам религиозных объединений обсуждается уже несколько лет. Об этом писали и говорили многие специалисты.

Еще 16 октября 1999 г. своим распоряжением ВП-П3-34495 В.В. Путин (тогда - Председатель Правительства Российской Федерации) обозначил необходимость рассмотрения вопроса о создании в Российской Федерации федерального государственного органа по делам религиозных объединений: «2. Минюст России (Ю.Я. Чайке), МИД России (И.С. Иванову) - Прошу совместно изучить опыт работы государственных органов по делам религий в зарубежных странах и проработать вопрос о создании соответствующего федерального органа в России... 4. МПТР России (М.Ю. Лесину), МВД России (В.Б. Рушайло), ФСБ России (Н.П. Патрушеву) - Прошу принять меры по пресечению издания, распространения на территории Российской Федерации, а также ввоза из-за рубежа экстремистской литературы... 8. Минюст России (Ю.Я. Чайке), ФСБ России (Н.П. Патрушеву) - Изучить практику работы зарегистрированных Минюстом России благотворительных фондов под исламскими названиями с целью соответствия их деятельности уставу».

Ответ на вопрос, нужен ли России сегодня Государственный орган по делам религиозных объединений, невозможен без предварительного исследования вопросов, существуют ли условия, способствующие созданию в России федерального органа по делам религиозных объединений, какие имеются аргументы за создание такого органа и какие против.

Федеральный закон от 26.09.1997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» мало способствовал нормализации религиозной обстановки в России и упорядочению отношений между государством и религиозными объединениями. Он не внес умиротворения в межрелигиозные отношения, не привел к снижению проявлений религиозного экстремизма, ничего не дал традиционным религиозным организациям и никак не способствовал пресечению противоправной деятельности тех религиозных объединений, которые в России и за рубежом называют деструктивными сектами и культами. Сегодня налицо ситуация, когда религиозные организации не способны самостоятельно разрешить груз внутренних проблем, так или иначе связанных с отношениями с органами государственной власти и муниципального управления.

Условия, способствующие созданию в России федерального органа по делам религиозных объединений:

1. Ввиду актуальности данной проблемы во многих субъектах Федерации уже созданы государственные комитеты (министерства, советы) по делам религий (Москва, Санкт-Петербург, Калмыкия, Татарстан, Дагестан и т. д.).

2. За рубежом уже накоплен значительный опыт построения эффективных демократических отношений между государством и религиозными объединениями, отработаны организационные схемы взаимодействия государства и религиозных объединений, пределы компетенции и ответственности. Имеется большой опыт эффективного сотрудничества между государством и религиозными объединениями в ряде субъектов Российской Федерации. Этот опыт мог бы быть использован и при формировании такого органа в России. Негативные последствия отсутствия в Российской Федерации федерального государственного органа по делам религиозных объединений:

1. Продолжается дальнейший рост числа религиозных объединений. По состоянию на 1 января 2001 г. их было свыше 20 тысяч. Еще несколько тысяч религиозных групп и общин различных объединений действуют без регистрации. Деятельность целого ряда из них требует внимательного изучения и контроля. Государство же, в силу отсутствия конкретных органов и должностных лиц, отвечающих за реализацию отношений с религиозными объединениями, не ведет мониторинга в религиозной сфере жизни общества.

2. Не используется потенциал традиционных религиозных организаций России по духовно-нравственному, правовому и гражданско-патриотическому воспитанию населения.

3. Неспособность религиозных организаций самостоятельно разрешить массу внутренних проблем, так или иначе связанных с государственно-религиозными отношениями.

4. Отсутствие на федеральном уровне единого координирующего органа, облеченного полномочиями и ответственностью, сегодня приводит к полному хаосу и неразберихе в сфере государственно-религиозных отношений, к тому, что и сами государственно-религиозные отношения представлены фрагментарно, исключительно в виде отдельных редких фактов взаимодействия государства и религиозных организаций. Несмотря на постоянное общение руководителей крупнейших религиозных организаций России с политической правящей элитой страны, верхушкой органов исполнительной и представительной государственной власти, на местах какое-либо конструктивное взаимодействие органов государственной власти и религиозных организаций отсутствует, за редким исключением, что приводит к выведению религиозных организаций из сферы общественной активности. Принимаемые государственными органами время от времени некоторые решения, казалось бы, на пользу Русской Православной Церкви или духовных управлений мусульман из-за моральной сомнительности этих решений или некомпетентности подготовивших их чиновников наносят им серьезный ущерб.

Самоустранение государства от контроля за деятельностью религиозных объединений и отсутствие государственной политики в сфере отношений с религиозными объединениями несет прямые угрозы национальной безопасности Российской Федерации:

1. Угрозы геополитическим интересам Российской Федерации, угроза сепаратизма и нарушения территориальной целостности Российской Федерации.

Отсутствие государственной политики в сфере отношений с религиозными объединениями отрицательно сказывается на геополитическом положении России. Некоторые иностранные религиозные объединения являются действенным инструментом геополитических устремлений иностранных государств. Уже несколько лет в приграничных к России государствах создается и активно поддерживается в религиозной сфере нестабильная и сложная ситуация. По западным границам России активно и довольно эффективно формируется буферная (санитарная) зона, которая территориальная пролегла с юга на север через Молдову, Украину, Беларусь, Литву, Латвию и Эстонию и характеризуется значительным политическим влиянием иностранных религиозных организаций и наличием вдоль западных границ России (по обе стороны границы) целого социума, благожелательно относящегося к идеям продвижения НATO на восток, поддерживающего по религиозным убеждениям прозападную политику. Таким образом, США и другие активные члены НATO с помощью игры на религиозном факторе установили свое влияние на пограничные с Россией государства по всей западной границе. Нечто подобное происходит на Дальнем Востоке, где формируется социум, позитивно воспринимающий геополитические планы Южной Кореи, Китая и Японии в отношении российских территорий. Имеют место серьезные дезинтеграционные процессы, которые угрожают целостности и единству Российской Федерации и тесно связаны с религиозным фактором. Активная миссионерская деятельность иностранных религиозных объединений и миссионеров сопровождается ростом напряженности в обществе, приводит к серьезным изменениям конфессионального баланса в отдельных регионах, угрожает нарушениями территориальной целостности Российской Федерации. Наиболее яркими примерами здесь являются Чечня и другие республики Северного Кавказа, Татарстан, Чукотка, Приморский край и Калининградская область. Резкое ухудшение ситуации на Северном Кавказе в 1999 году и продолжающаяся в Чечне война связаны с отсутствием противодействия государства распространению вакхабизма среди населения северокавказских республик и вытеснению оттуда влияния пророссийски настроенных духовных управлений мусульман (см., например: Тагаев М. Наша борьба, или повстанческая армия имама. - Киiв: «Наука», 1997. - С 156). То, что происходит в течение последних десяти лет в Чеченской Республике, во многом определено отсутствием действенной политики государства в области отношений с религиозными объединениями. В Татарстане и без учета религиозного фактора сложилась достаточно опасная для российского федерализма ситуация. Именно религиозный экстремизм на территории Татарстана питает сепаратизм и является в этом регионе наибольшей угрозой целостности страны. А есть еще Карачаево-Черкесия и Кабардино-Балкария.

Наиболее яркий аналог за рубежом - узел этно-конфессиональных и политических проблем в Ольстере. Сегодня в России закладываются своего рода этно-конфессиональные «фугасы», создаются на будущее десятки «ольстеров». Чечня и Татарстан - это только первые сигналы. Причем, если федеральные власти на сегодняшний день уже предпринимают эффективные меры в этих субъектах Российской Федерации, то латентные будущие «ольстеры» вне внимания нашего государства.

2. Угрозы, связанные с расколами традиционных религиозных организаций.

Несовершенство законодательной базы в сфере государственно-религиозных отношений и регламентации деятельности религиозных объединений, обостренность и запутанность религиозного вопроса в России, неспособность самих конфессий остановить рост центробежных тенденций. Имеются процессы дезинтеграции внутри крупнейших религий России, болезненно отзывающиеся на верующих. Особенно это характерно для ислама. В субъектах Федерации создаются независимые духовные управления мусульман и религиозные исламские центры. Такие организации, как правило, не имеют общего координационного центра, разрознены. Их деятельность и взаимоотношения друг с другом плохо поддаются контролю со стороны государства. Легитимность их не выдерживает никакой критики, однако, несмотря на это, органы юстиции регистрируют такие раскольнические группировки. Ситуация в российской мусульманской общине достигла драматического накала из-за проникновения в ее среду ваххабизма, сторонники которого умело используют противостояние духовных управлений, в том числе и противоборство мусульманских лидеров. Ваххабиты захватили мечети в некоторых субъектах Российской Федерации, открыто проповедуют идеологию ваххабизма.

Конфронтация в регионах с традиционным распространением ислама порой принимает весьма жесткие формы. Мусульманские авторитеты Дагестана, Татарстана, Башкирии и других субъектов Российской Федерации резко отрицательно относятся к деятельности иностранных мусульманских организаций, прежде всего саудовских, которые пытаются внедрить среди местного мусульманства вероисповедные элементы, не свойственные для последователей ислама в этой республике. Здесь дело доходит до защиты своих религиозных воззрений с применением силы. Привести это может только к значительным социальным, внутриисламским и межрелигиозным столкновениям. По всей России практически открыто действуют экстремистские исламские группировки («Тайба», «Хизб ут-Тахрир» и др.). В ряде случаев такие организации поддерживаются политиками и властью на местах.

Министерство юстиции РФ с легкостью регистрирует псевдоправославные церкви. Идут расколы среди иудеев и буддистов. В последние два года нарастает раскол в Ново-Нахичеванской и Российской епархии Армянской Апостольской Церкви, грозящий усугубить общецерковный раскол между двумя католикосатами - эчмиадзинским и киликийским.

3. Угроза религиозного экстремизма и межрелигиозных конфликтов.

Немало взаимных претензий накопилось у Русской Православной Церкви, католиков, старообрядцев, протестантов и мусульман между собой. У всех исторических традиционных религиозных организаций вместе взятых растет раздражение против заполонивших Россию новых религиозных движений, многие из которых носят социально опасный характер. Зачастую в межрелигиозный конфликт оказываются втянутыми представители органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, которые занимают в них не основанную на законе позицию. Все это дестабилизирует ситуацию в регионах и в целом по стране.

Государство, предоставившее в начале 90-х годов равные стартовые возможности для всех религиозных организаций, объективно создало благоприятные условия для деятельности некоторых зарубежных религиозных объединений, обладающих значительным миссионерским потенциалом и ищущих территории для их духовного освоения. Русская Православная Церковь, мусульманские и буддистские организации, старообрядческие и некоторые традиционные протестантские церкви, обескровленные атеистическими гонениями, утратившие миссионерские традиции, не смогли эффективно противостоять мощной религиозной и информационной экспансии из-за рубежа. В результате в обществе сложилась взрывоопасная ситуация противоречий в религиозной сфере, чреватая серьезными и жесткими межконфессиональными конфликтами, потрясениями и эксцессами. Эти противоречия необходимо решать сейчас и немедленно.

4. Антигосударственная пропаганда.

Ведущаяся сегодня против России информационная война, в которую вовлечены и некоторые действующие в нашей стране иностранные религиозные объединения, направлена, в том числе, на формирование у населения отношения к России, как к стране третьего мира, принужденной быть сателлитом, придатком развитых стран, отношения к себе, как к людям второго сорта. Россиянам навязывается ценности и взгляды, противоречащие национальным интересам нашей страны, традициям национальной культуры, национального образования.

5. Проведение шпионажа под прикрытием деятельности ряда иностранных религиозных объединений.

Обозначенные проблемы, вызванные отсутствием федерального органа по делам религий и, как следствие, отсутствием эффективных отношений между государством и религиозными объединениями, целенаправленной политики государства в проблеме регулирования религиозной сферы общественной жизни, далеко не исчерпывают всего объема негативных последствий. Создание единого федерального государственного органа по делам религиозных объединений позволило бы упорядочить отношения между органами государственной власти и религиозными объединениями, вести целенаправленную государственную политику в области отношений с религиозными объединениями, наладить эффективную систему защиты прав человека в религиозных объединениях, своевременно выявлять и предотвращать межрелигиозные конфликты, стабилизирует ситуацию в социальной и политической сфере России.

Против создания федерального органа по делам религиозных объединений существует несколько аргументов, высказываемых, главным образом, Русской Православной Церковью:

1. Государственные служащие, которые сегодня занимаются проблемами правового регулирования и реализации отношений между государством и религиозными объединениями, в большинстве своем являются слабо подготовленными и некомпетентными в этой сфере, либо агрессивно настроенными в отношении религии. В силу прошлого своего участия в деятельности идеологических структур КПСС, в чьи задачи входила организация гонений на религию, или сегодняшних нетрадиционных религиозных предпочтений такие чиновники позиционируют себя как противников всякого участия религиозных объединений страны, прежде всего - традиционных, в общественной жизни России. Такие чиновники, убежденные, что религиозным объединениям место только внутри ограды храма (мечети, дацана и т.п.), приведут к полному коллапсу в религиозной жизни общества и обострению нарушений прав верующих.

Этот аргумент находит яркое подтверждение в представленных в начале 2002 г. сразу нескольких законопроектах, регулирующих деятельность религиозных объединений и их отношений с государством и являющих собой образец того, как законопроекты писать нельзя. Имеются в виду разработанные Минюстом России проекты федеральных законов «О борьбе с экстремистской деятельностью» и «О внесении изменений и дополнений в законодательные акты в связи с принятием Федерального закона «О борьбе с экстремистской деятельностью», которые в случае их принятия приведут к массовому нарушению прав человека и подавлению, вплоть до полного разрушения, гражданского общества в России. Сюда же нужно отнести законопроект рабочей группы А.Е. Себенцова «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» (в виде рабочих материалов), который полностью снимает всякие преграды перед иностранными религиозными маргиналами и открывает школьные двери для проникновения туда любых сект. Есть и иные законопроекты того же «качества».

2. В условиях повсеместной коррупции создание федерального органа по делам религиозных объединений увеличит на порядок размеры вымогаемых отдельными чиновниками с религиозных объединений взяток.

Надо отметить, что Русская Православная Церковь не выступает категорически вообще против создания федерального органа по делам религиозных объединений. Позиция Церкви заключается в том, что создавать такой орган сейчас пока преждевременно.

Показательно, что в настоящее время общественности стали известны сразу 3 законопроекта, закрепляющие создание федерального органа по делам религиозных объединений.

Разработчики проекта федерального закона «О внесении изменений и дополнений в законодательные акты в связи с принятием Федерального закона «О борьбе с экстремистской деятельностью»», содержащего изменения и дополнения в целый ряд нормативно-правовых актов, презрев заявления руководства Русской Православной Церкви о несогласии с созданием федерального органа по делам религиозных объединений, закрепили в статье 2 следующее: «Внести в Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» (Собрание законодательства Российской Федерации, 1997, № 39, ст. 4465; 2000, № 14, ст. 1430) следующие изменения и дополнения: 1. Дополнить пункт 3 статьи 4 следующей фразой: «Координация деятельности федеральных органов исполнительной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации по оказанию помощи религиозным организациям осуществляется федеральным государственным органом, специально уполномоченным Правительством Российской Федерации. Статус и полномочия указанного органа определяются решением Правительства Российской Федерации»». Проще говоря, создается госорган по делам религий, для развертывания и функционирования которого не потребуется принятия дополнительных законов. Достаточно принятия федерального закона «О внесении изменений и дополнений в законодательные акты в связи с принятием Федерального закона «О борьбе с экстремистской деятельностью», все остальное урегулирует Правительство России.

На случай непрохождения через Госдуму этого положения его авторы закрепили в части 2 статьи 3 и части 3 статьи 10 законопроекта «О борьбе с экстремистской деятельностью» создание другой разновидности федерального органа по делам религиозных объединений - «федеральной комиссии по борьбе с экстремизмом».

Еще один законопроект, в котором сделана попытка закрепить создание федерального органа по делам религиозных объединений, - это проект Федерального закона «О традиционных религиозных организациях в Российской Федерации», разработанный депутатом Государственной Думы РФ А.В. Чуевым (статья 10). В его законопроекте обсуждаемый нами федеральный орган носит название - «Федеральная комиссия по поддержке деятельности традиционных вероисповеданий».

Создается устойчивое впечатление, что все три законопроекта как-то между собой связаны, что кто-то пытается провести создание такого органа «не мытьем - так катаньем». И если эти законопроекты не пройдут, в ближайшее время можно ожидать или появления еще одного законопроекта, закрепляющего создание федерального органа по делам религиозных объединений, или же политические кукловоды, устав от этих игр, просто его создадут указом Президента Российской Федерации или постановлением Правительства. Тем более, что создание такого органа не противоречит ни законодательству Российской Федерации, ни зарубежному опыту.

 

Директор Института государственно-конфессиональных отношений и права,

кандидат юридических наук

Понкин И.В.

 

© 2007-2012 Центр древнерусской духовной культуры "Старая Русь"