Государство и религиозные объединения


ЦДДК "Старая Русь"

Справка Института религии и права от 9 ноября 1999 г. «К вопросу о создании федерального органа по делам религий»

 

Острая необходимость в создании федерального органа, в функции которого входило бы регулирование отношений между государством и религиозными объединениями, продиктована рядом причин.

1. В настоящее время в субъектах Федерации наметились серьезные дезинтеграционные процессы, которые угрожают целостности и единству федерального государства. Религиозный вопрос в этих процессах играет значительную, а иногда и ведущую роль. Так, в настоящий момент в тридцати субъектах Федерации приняты собственные законы о свободе совести. Многие из этих законов противоречат Конституции РФ и Федеральному закону «О свободе совести и о религиозных объединениях».

2. Ввиду актуальности данной проблемы во многих субъектах Федерации уже созданы государственные комитеты (министерства, советы) по делам религий (Москва, Санкт-Петербург, Калмыкия, Татарстан и т. д.). В ряде случаев их штатная численность превышает штатную численность бывшего Совета по делам религий РСФСР (19 чел.). Например, в нынешнем Комитете г. Москвы (Москомрелигий) - 23 штатных единицы.

Однако на федеральном уровне такого единого координационного органа нет; таким образом, вертикальное управление в области государственно-церковных отношений попросту отсутствует.

3. Продолжается увеличение числа религиозных объединений. По состоянию на 1 января 1999 г. их было более 16 тысяч. Еще около 10 тысяч объединений действуют без регистрации. Всего в стране сейчас насчитывается около 60 вероисповеданий. Деятельность многих из них требует внимательного изучения и контроля.

4. Как следствие предыдущего пункта, в последнее время в различных регионах страны участились конфликты на религиозной почве. Нередко в межконфессиональный конфликт оказываются втянутыми представители местных органов самоуправления, которые занимают в них не основанную на законе позицию. Это дестабилизирует религиозную ситуацию, и в ряде случаев верующие, чьи конституционные права нарушаются, вынуждены подавать прошение о политическом убежище. Так, в январе 1999 г. на эмиграцию в США подали документы 600 членов христианской церкви «Слово жизни» г. Магадана. В октябре 1999 г., после принятия в Республике Татарстан местного закона о свободе совести, четверо прихожан христианской церкви «Новая жизнь» г. Казани также попросили политического убежища в США, после того как их церковь была ликвидирована.

Кроме того, необходимо учитывать возможность возникновения конфликтных ситуаций и дезинтеграционных процессов внутри самих конфессий. Так, отдельными конфессиями в субъектах Федерации создаются независимые духовные управления и религиозные центры. Они, как правило, не имеют общего координационного центра, разрозненны. Их деятельность и взаимоотношения друг с другом плохо поддаются контролю со стороны государства.

5. Необходимо добавить, что отсутствие подобного органа отрицательно сказывается и еще может сказаться в будущем на геополитическом положении России. Так, например, до сих пор не состоялась имеющая принципиальное значение встреча Патриарха Московского и Всея Руси с Папой Римским. Нынешний Папа, Иоанн Павел II, будучи выходцем из Восточной Европы, исключительно благожелательно и внимательно относится к России. С другой стороны, его духовный авторитет и влияние на политическую элиту западных стран весьма велики. Трудно сказать, займет ли его преемник столь же благоприятную по отношению к России позицию.

6. По имеющимся данным и прогнозам, религиозные объединения все более глубоко втягиваются в политические процессы, происходящие в стране, как непосредственно, так и посредством различных партий религиозной ориентации. Политическая позиция, которую займут в этих процессах члены религиозных объединений, способна оказать большое влияние на исход предстоящих парламентских и президентских выборов.

В истории России структуры, координирующие отношения государства с религиозными объединениями, существовали всегда в силу значимости религиозного фактора в жизни общества и государства. В качестве дополнительного аргумента можно привести и факт существования подобных структур во всех бывших республиках СССР. Такие структуры имеются и в абсолютном большинстве европейских стран.

Мы полагаем, что подобный орган мог бы быть создан на правах самостоятельного федерального органа либо в рамках одного из уже существующих подразделений, например, Министерства по делам национальностей. В его функции могли бы входить экспертный анализ религиозной ситуации в стране, координация деятельности соответствующих структур в субъектах Федерации, контроль за соблюдением законодательства о свободе совести, выработка рекомендаций по различным аспектам взаимоотношений государства и религиозных объединений и т. п.

Директор

А. Пчелинцев

 

© 2007-2012 Центр древнерусской духовной культуры "Старая Русь"