Государство и религиозные объединения


ЦДДК "Старая Русь"

Семен Батаев.  «Стакан воды» для министра

 

Вот уже два месяца разыгрывается таинственный правозащитный фарс, связанный с подготовкой некоего текста (назвать его документом у меня нет никаких оснований), именуемого «проект доклада рабочей группы», который якобы направлен на всевозможнейшее ущемление и уничтожение свободы совести в России, а чуть ли не главным виновником этих замыслов является министр Владимир Зорин.

Но давайте остановимся и попробуем трезво осмыслить: из-за чего собственно весь сыр-бор? Все, кто так или иначе сталкивался с кабинетным творчеством прекрасно знают, что такой текст, как «проект доклада рабочей группы» во-первых, не является нормативным документом и даже не является проектом нормативного документа и, следовательно, не может быть использован в практике органов власти, во-вторых, даже став документом его главная задача – проинформировать Государственный совет и Совет безопасности о положении дел в некоей области «религиозного экстремизма».

И по всему получается, что при опубликовании и критике текста проекта задачей бдительных журналистов было не допустить прослушивание высокими чиновниками этого доклада. Такая странная забота о чиновниках…

Ну, побеспокоились и, Слава Богу! Вроде и закрыть тему пора? Но есть несколько вопросов, которые не дают покоя. Первый – кому необходимо дискредитировать деятельность рабочей группы посредством раздувания пустых скандалов? Второе – почему в центре внимания оказался именно Зорин, а не Кадыров, который собственно председательствует в группе? И, наконец, самое интересное – каким образом вообще проект доклада оказался у Надежды Кеворковой?

Напомним, что первый звонок произошел еще до публикаций Газеты. Практически после организационного заседания рабочей группы информация о ее деятельности была обнародована на сайте www.state-religion.ru Однако та публикация была быстро снята, дабы не раздражать лишний раз доверчивую публику ужасами кабинетного творчества. Но сей факт остается весьма примечательным – значит и интерес к группе был с самого начала и некоторые члены группы не очень заботились о таинственности и секретности своей деятельности.

Еще один примечательный факт. У нас выдался очень насыщенный событиями январь: проходили конференции и парламентские слушания, был внесен законопроект «О социальном партнерстве государства и религиозных организаций», появилось Межфракционное депутатское объединение «В поддержку традиционных духовно-нравственных ценностей в России», но борцы за гласность проектов докладов продолжали раскручивать старую тему.

Поэтому тот факт, что как пишет Газета «текст уже имеет широкое хождение по провинции» не удивителен: сама Газета приложила немалые усилия по его популяризации, в том числе выложив на своем сайте www.gzt.ru

Раздувание скандала не осталось незамеченным за рубежом: в Россию экстренно прибыла комиссия по вопросам религиозной свободы. Кто проинформировал о русских проектах докладов Колина Пауэлла – отдельный вопрос, но видно доброжелатели нашлись.

Так что же на самом деле стоит за всем этим скандалом? А дело то, в общем, простое. Главным в проекте доклада является не мнимое обвинение всех и вся в экстремизме, а предложение воссоздания госоргана по делам религий.

На сегодняшний день столкнулись две модели религиозной политики в России, одна из которых подразумевает создание федеральной чиновничье-бюрократической структуры, ведающей вопросами религиозных организаций, а другая – передачу функций координации деятельности некоей межрелигиозной структуре, которая сама будет определять с кем государству отношения строить нужно, а с кем не очень. Две стратегии отражают принципиальные позиции двух основных «команд игроков»: чиновников и амбициозных клириков. Это – борьба за власть, где одни хотят карьерного роста, а другие хотят приватизировать сферу свободы совести. Что лучше – вопрос риторический, так как ситуация складывается «между львом и крокодилом».

В этом смысле министр Зорин, будучи известен как человек порядочный и отзывчивый, но осторожный просто оказался заложником манипуляций с обеих сторон, поскольку в случае создания госоргана имеет наибольшие шансы его возглавить. Кому-то показалось, что есть более достойные кандидаты, а кто-то просто приходит в ярость от одного упоминания о таком госоргане. И, поэтому, не приходится удивляться тому, что кто-то, слабо понимающий что такое религия, имеющий самые поверхностные методологические представления о сути и глубине вопроса сливает информацию, а кто-то дает поручение своим доверенным лицам «прижать» обсуждение вопроса о создании федеральных структур по делам религий.

И последнее соображение. Специфика любого кабинетного творчества состоит в том, что суть изложенных в документах фактов и предложений не имеют для чиновника никакого значения. Доклады пишутся для того, чтобы показать активную работу, важность темы, недостаток государственного участия по тому или иному направлению, для получения карьерных перспектив или расширения сферы влияния, для пиара, для отката, да еще много для чего, но только не для того, чтобы эти доклады реализовывать. Это «секрет  Полишинеля».

Вот и получается, что вся дискуссия о проекте доклада развернута не для того, чтобы спасти честных граждан России от гонений за веру и ложных обвинений в мнимом экстремизме, а преследует некие иные цели.  И тогда вся правозащитная патетика публикаций оборачивается не более чем интригами: «стаканом воды» для министра.

 

© 2007-2012 Центр древнерусской духовной культуры "Старая Русь"