Государство и религиозные объединения


ЦДДК "Старая Русь"

Материалы Главного управления внутренней политики Президента РФ к проекту доклада «О совершенствовании деятельности государственных и общественных институтов по противодействию проявлениям религиозного экстремизма в Российской Федерации», октябрь 2002 г.

 

Основные направления и приоритеты государственной политики Российской Федерации в рассматриваемой сфере определены в Концепции национальной безопасности Российской Федерации, утвержденной Указом Президента РФ от 10 января 2000 г. № 24.

Прежде всего, они состоят в сохранении стабильности конституционного строя, институтов государственной власти, в обеспечении гражданского мира и национального согласия, территориальной целостности, единства правового пространства, правопорядка, нейтрализации причин и условий, способствующих возникновению политического и религиозного экстремизма, этносепаратизма и их последствий - социальных, межэтнических и религиозных конфликтов, актов терроризма.

Решение поставленных задач обеспечивается соответствующими органами государственной власти во взаимодействии с общественными и религиозными институтами.

До недавнего времени законодательство Российской Федерации не содержало юридического определения экстремизма и экстремистской деятельности. Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» устранил этот пробел и содержит конкретные критерии данного понятия, исключающие его произвольное толкование.

Согласно Закону, применительно к религиозным объединениям под экстремизмом понимается деятельность религиозных объединений по планированию, организации, подготовке и совершению действий, направленных на:

насильственное изменений основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации;

подрыв безопасности Российской Федерации;

создание незаконных вооруженных формирований;

осуществление террористической деятельности;

возбуждение расовой, национальной или религиозной розни, а также социальной розни, связанной с насилием или призывами к насилию;

унижению национального достоинства;

осуществление массовых беспорядков, хулиганских действий и актов и актов вандализма по мотивам идеологической, политической, расовой, национальной или религиозной ненависти либо вражды в отношении какой-либо социальной группы;

пропаганду исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности.

Указанные деяния присущи отдельным религиозным объединениям и проявляются в религиозном фанатизме, фундаментализме, радикализме, использовании религиозной символики и фразеологии в политических и иных целях.

В Российской Федерации серьезную тревогу вызывают экстремистские проявления в деятельности, прежде всего, исламских религиозных объединений.

Районами традиционного распространения ислама являются Северный Кавказ, Поволжье, Урал и Сибирь. Крупная мусульманская диаспора существует в г.Москве.

Мусульманские лидеры в своих публичных выступлениях склонны завышать численность российских мусульман, называя цифры от 20 до 30 млн. человек. В то же время, согласно переписи населения 1989 г., в Российской Федерации проживало 11,8 млн. «этнических мусульман», однако не все они верующие. По данным социологических опросов, к религиозным мусульманам можно отнести от 4 до 6 млн. российских граждан.

Вместе с тем эксперты полагают, что в силу демографической ситуации и неконтролируемой миграции мусульман из стран СНГ численность мусульманского населения России в ближайшие годы возрастет и ислам станет серьезным фактором в сфере государственно-конфессиональных и общественных отношений.

Превалирующим течением ислама в России является суннизм. Для суннитского ислама характерны умеренность, прагматизм, установка на узаконение утвердившихся убеждений, обрядов и институтов. Из четырех школ (мазхабов} суннитского права среди российских мусульман получили распространение ханафизм и шафиизм. Толки различаются между собой по теории и методологии права, а также по некоторым частностям ритуала, но все они считаются одинаково законными. Такая терпимость к идеологическому многообразию в целом свойственна суннитскому исламу.

Вместе с тем в последние годы при активном влиянии иностранных миссионеров и спецслужб на территории Российской Федерации распространяются не свойственные российским мусульманам радикальные и политизированные течения ислама, прежде всего, ваххабизм.

Исламский фактор пытаются разыгрывать в своих целях лидеры некоторых националистических и сепаратистских движений, что вносит дестабилизирующие элементы в общественно-политическую ситуацию в ряде регионов страны, особенно на Северном Кавказе, народам которого пытаются навязать не свойственный им мировоззренческий и религиозный выбор.

Соответствующими государственными органами принимаются различные меры как оперативного, так и долговременного характера по противодействию проявлениям исламского экстремизма.

В целях противодействия распространению радикальных течений ислама на территории Российской Федерации на федеральном уровне приняты и реализуются Комплексный план мероприятий по противодействию исламскому экстремизму, утвержденный Президентом Российской Федерации 5 ноября 1998 г., решение совещания членов Совета Безопасности Российской Федерации «О дополнительных мерах по пресечению антиконституционной деятельности исламских экстремистских организаций в Российской Федерации» от 25 июля 2000 г.

Вопросы усиления борьбы с исламским экстремизмом и реализации мер по повышению ее эффективности были обсуждены на Координационном совещании руководителей правоохранительных органов страны в июле 2001 г.

После событий 11 сентября 2001 г. проблема терроризма и экстремизма еще более обострилась и приобрела транснациональный характер с учетом возможной активизации исламского экстремизма в ответ на действия США и их союзников в Афганистане, Ираке и других странах Ближнего и Среднего Востока.

Складывающая обстановка требует принятия дополнительных мер в этой сфере.

Представляется целесообразным в первоочередном порядке усилить государственный контроль за подготовкой кадров мусульманского духовенства, которое оказывает постоянное и непосредственное влияние на умонастроение своих прихожан.

В частности, движение талибов возникло среди учащихся мусульманских медресе. В этой связи правительства ряда мусульманских государств (Пакистан, Йемен, Египет, Турция) при финансовой поддержке Соединенных Штатов предпринимают меры по усилению контроля за деятельностью исламских учебных заведений и их выпускников.

Что касается Российской Федерации, то в советское время на ее территории не было ни одного мусульманского духовного учебного заведения. Подготовка служителей ислама велась в Бухарском медресе «Мир-Араб» и Ташкентском исламском институте под контролем Совета по делам религий при Совете Министров СССР и удовлетворяла небольшие потребности того периода.

В современной России ситуация кардинально изменилась. По состоянию на 1 января 2002 г. в стране зарегистрированы 60 исламских религиозных центров и 3070 местных религиозных организаций (мечетей). Кроме того, значительное количество мечетей действует без официальной регистрации и уведомления органов власти, что не запрещено действующим законодательством. По разным оценкам, общее количество открытых мечетей составляет от 6 до 7 тысяч. Указанные цифры свидетельствуют о потенциальной потребности в мусульманских кадрах.

В настоящее время в силу разобщенности и конфронтации мусульманских духовных управлений, материальных проблем, отсутствия должного государственного контроля в российском исламе нет самодостаточной системы подготовки и воспитания религиозного персонала. В результате подавляющее большинство мусульманских служителей не имеет достаточного общего и духовного образования.

В органах юстиции зарегистрировано более 100 духовных образовательных учреждения. При этом большинство учебных заведений осуществляют образовательную деятельность, не имея соответствующей лицензии, что является грубым нарушением действующего законодательства. Исламское обучение проводится также в летних молодежных лагерях.

Как правило, эти учебные заведения и лагеря финансируются из легальных (фонд «Ибрагим Бин Абдулазиз Аль-Ибрагим») и нелегальных зарубежных источников. У них отсутствуют единые программы и учебники, преподавателями являются преимущественно иностранные граждане. Следовательно, образовательный процесс также контролируется ими.

Слабость отечественной системы мусульманского образования способствует росту количества молодежи, стремящейся получить образование за рубежом. По оценкам экспертов, в настоящее время более 2 тысяч российских граждан обучается в исламских учебных заведениях Алжира, Турции, Сирии, Саудовской Аравии, Катара, Иордании, Египта, Туниса, Пакистана, Малайзии и других стран арабского мира.

Обучение за рубежом зачастую носит фундаменталистский характер. Учащиеся подвергаются активной психологической обработке. Зафиксированы вербовочные подходы к ним со стороны иностранных спецслужб.

Натурализоваться за рубежом сумеет лишь незначительная часть обучающихся там россиян. Большинство из них, пройдя подготовку в духе чуждых российскому исламу установок, после возвращения будут служить проводниками исламского экстремизма и радикализма. В частности, многие российские последователи ваххабизма прошли подготовку за границей. Уже к настоящему времени сложилась тенденция к вытеснению лояльного и законопослушного духовенства более молодыми и образованными выпускниками зарубежных учебных центров. Это не только усложняет государственно-исламские отношения, но и создает угрозу интересам национальной безопасности страны.

В связи с изложенным представляется целесообразным осуществить следующие меры.

1. Завершить повсеместную проверку функционирующих на территории Российской Федерации исламских учебных заведений, обратив особое внимание на наличие лицензии, законность привлечения иностранных специалистов к образовательному процессу, соблюдение финансовой дисциплины.

По итогам проведенных проверок принять решения о закрытии наиболее одиозных медресе.

2. Определить ряд базовых исламских учебных заведений в гг. Казани, Уфе, на Северном Кавказе и оказать им необходимую организационную (регистрация, лицензирование, аккредитация) и материальную помощь. В этих целях можно было бы учредить некоммерческий фонд для поддержки мусульманского образования.

3. Во исполнение поручения Президента Российской Федерации от 21 мая 2002 г. №Пр-849 учредить в г.Москве исламский университет (возможно, под другим названием).

При данном университете создать научно-методический центр с целью разработки единых образовательных программ и учебников для высших и средних мусульманских учебных заведений, а также концепции мусульманского образования.

Крайне негативное влияние на ситуацию в мусульманской общине России и эффективность реализуемых мер по противодействию исламскому экстремизму оказывает конфронтация между духовными управлениями мусульман и их лидерами.

В этой связи рядом мусульманских деятелей, прежде всего, с Северного Кавказа был инициирован вопрос о создании единой координационной структуры, объединяющей мусульман России традиционного мазхаба (толка). Одно из предполагаемых названий данной структуры - Высший исламский совет России.

Не поддержал идею создания координационного центра и отказался войти в его состав председатель Центрального духовного управления мусульман России Т.Таджуддин.

Используя «административный ресурс», необходимо создать условия для учреждения общероссийской координационной структуры, способной объединить усилия лояльных мусульманских лидеров для решения назревших проблем создания единой конструктивной оппозиции проявлениям исламского экстремизма.

Кроме того, следует осуществить мероприятия оперативного и пропагандистского характера по отводу с занимаемых постов исламских радикалов.

Обеспечение национальной безопасности Российской Федерации включает в себя защиту культурного, духовно-нравственного наследия, исторических традиций и норм общественной жизни, сохранения культурного достояния всех народов России, формирование государственной политики в области духовного и нравственного воспитания населения, введение запрета на использование эфирного времени и электронных средств массовой информации для проката программ, пропагандирующих насилие, эксплуатирующих низменные проявления. Особое внимание следует уделить противодействию негативному влиянию иностранных религиозных организаций и миссионеров.

Религиозная экспансия на территорию России со стороны других государств привела к значительному росту новых религиозных движений. Достаточно сказать, что количество зарегистрированных в Российской Федерации конфессиональных направлений возросло за десятилетие с 20 до 69. Интенсивный рост религиозных новообразований нарушает сложившийся в стране этноконфессиональный баланс, вызывает возрастание межконфессионального соперничества и недовольства основной части населения.

Используя новый Федеральный закон «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», следует резко сократить и упорядочить выдачу въездных виз иностранным религиозным деятелям, въезжающим в страну с целью осуществления профессиональной миссионерской деятельности, особенно из стран, где наиболее широко распространены радикальные течения ислама (Судан, Катар, Саудовская Аравия, Пакистан и др.).

Столкнувшись в последние годы с феноменом массового распространения новых религиозных движений, европейские страны стали проводить по отношению к ним более жесткую линию. Такая постановка вопроса находится в полном соответствии с решением Европейского Парламента «Постановление о сектах в Европе» от 12 февраля 1996 г., призывающим правительства стран - членов «не предоставлять статус религиозной организации автоматически. А в случаях, когда речь идет о сектах, замешанных в незаконных или преступных деяниях, обдумать возможность лишения их статуса религиозного объединения, который гарантирует им налоговые льготы и определенную правовую защиту». В Рекомендации 1412 Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) «Незаконная деятельность сект» от 22 июня 1999 г. содержится призыв к правительствам государств - членов «использовать нормальные процедуры уголовного и гражданского права против незаконной практики, осуществляемой от имени групп религиозного или духовного характера».

Подход к данной проблеме демократических европейских стран должен служить ориентиром и для Российской Федерации.

Необходимо также усилить контроль со стороны налоговых органов и налоговой полиции за ввозом и расходованием на территории страны иностранной финансовой помощи. В настоящее время большинство религиозных объединений и фондов иностранного происхождения имеют «двойную бухгалтерию», не подконтрольную надзорным органам.

Кроме того, целесообразно осуществить комплекс протекционистских мер по поддержке традиционных конфессий, являющихся неотъемлемой частью духовного и исторического наследия народов России.

Серьезную угрозу национальной безопасности страны представляют попытки навязать российскому обществу идею цивилизационного конфликта и якобы неразрешимых противоречий между христианами и мусульманами.

Кроме того, одним из глобальных последствий событий 11 сентября стал повсеместный рост исламофобии, которая подогревается некоторыми средствами массовой информации. В одном из номеров «Комсомольской правды», вышедшем после сентябрьского теракта в США, на первой полосе крупными буквами было написано «Бей ислам - спасай планету». Не сложно представить, чем могут закончиться подобные призывы.

Ни ислам как религия, ни мусульмане как вероисповедная группа не несут и не могут нести ответственность за подобные акции.

В этой связи общественным и религиозным институтам, средствам массовой информации в приоритетном порядке следует распространять и пропагандировать исторический опыт добрососедского сосуществования в многонациональной России последователей различных культур и религий, факт глубокого различия между ваххабизмом и традиционным российским исламом.

Позитивную роль в этом плане призвана сыграть также реализация Федеральной программы по воспитанию толерантности и профилактики экстремизма в российском обществе.

Вопреки сложившемуся стереотипу не следует сводить проявления экстремизма исключительно к деятельности мусульманских организаций. В разных формах они присутствуют во всех конфессиях. Не прекратила окончательно свою деятельность в России секта «Аум Синрике», участились эксцессы со стороны сатанистов. Вызывают озабоченность фундаменталистские проявления в деятельности христианских церквей, в частности, кампания против введения ИНН, новых гражданских паспортов, отказы от участия в переписи и т.д.

Активизировался процесс взаимного влияния политической и религиозной областей жизни общества. Действующее законодательство Российской Федерации, не ограничивая личные конституционные права членов религиозных организаций, включая священнослужителей, на участие в политической жизни, ограничило корпоративные права религиозных организаций на участие в деятельности политических партий, выборах Президента РФ, органов государственной власти и местного самоуправления.

Религиозным организациям запрещается проводить предвыборную агитацию, использовать в этих целях молитвенные помещения, распространять агитационные и предвыборные материалы, вносить пожертвования в избирательные фонды. Не допускается создание политических партий по признакам национальной или религиозной принадлежности.

Несмотря на указанные запреты опосредованно это широко практикуется. В частности, в последнее время созданы и функционируют ряд конфессионально ориентированных партий и политических движений, что требует соответствующего правового реагирования.

С учетом перманентного возрастания религиозного фактора в жизни государства и общества встает вопрос о необходимости усиления механизма взаимодействия государственных и религиозных структур. С этой целью, в частности, созданы и успешно функционируют Совет по делам религий при Кабинете Министров Республики Башкортостан, Комитет по делам религий в Правительстве Республики Дагестан, Совет по делам религий при Кабинете Министров Республики Татарстан, Комитет по связям с религиозными организациями правительства Москвы и аналогичные органы в ряде других субъектов Российской Федерации. На федеральном уровне в системе исполнительной власти таких структур нет.

Целесообразно самым внимательным образом, с учетом мнений разных сторон, международного опыта проанализировать в чем сегодня пробуксовывает механизм государственно-церковных отношений, и принять необходимые управленческие решения в этой сфере.

Кроме того, в системе органов государственной власти ощущается дефицит экспертов и квалифицированных кадров, способных на современном уровне решать назревшие проблемы в данной области общественных отношений. В подготовке и переподготовке таких кадров необходимо использовать возможности Российской академии государственной службы при Президенте РФ и ее филиалов на местах.

Недостаточно адекватны меры, предпринимаемые правоохранительными органами для борьбы с религиозным и национальным экстремизмом. Наиболее действенным методом правового воздействия на лиц, совершивших противоправные деяния, является возбуждение в отношении их уголовного преследования и привлечение к ответственности.

В то же время уголовных дел по признакам этих преступлений возбуждается неоправданно мало. Из них до суда, по данным Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации, доходят буквально единицы.

Не применяется предусмотренный законом институт запрета деятельности религиозных объединений. Самым радикальным способом воздействия на религиозную организацию, применяющимся сегодня, является ее ликвидация по решению суда. Но ликвидация -институт гражданско-правовой. Речь при этом идет о прекращении деятельности организации как юридического лица. В то же время, поскольку регистрация религиозных объединений не является обязательной, объединение и после ликвидации вправе продолжать свою деятельность без прав юридического лица. Если же организации будет запрещена, то ее бывшие члены в случае продолжения своей деятельности могут быть подвергнуты уголовному преследованию.

Представляется необходимым изучить следственно-судебную и правоприменительную практику по данному направлению, усилить деятельность правоохранительных органов по выявлению и пресечению проявлений национального и религиозного экстремизма. Принятый Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» должен эффективно заработать.

© 2007-2012 Центр древнерусской духовной культуры "Старая Русь"