Государство и религиозные объединения


 

Холмогоров Е. Для очистки совести

 

Консерватор, 16 мая 2003 г. №16.

 

Наверное, со времен русофобского «Учебника истории СССР», накликавшего «замечания товарищей Сталина, Кирова и Жданова», ни один учебник не вызывал в нашем отечестве столько страстей, как «Основы православной культуры», написанные госпожой Бородиной и одобренные многими уважаемыми священниками-педагогами и православными деятелями. Спору нет — нынешним российским правозащитникам до товарищей Сталина и Жданова далеко, да и пеняют они учебнику за вещи прямо противоположные — за русофильство и якобы разжигание национальной розни. Но шум стоит, будто вожди высказались.

У наших правозащитников вообще планида такая — уметь высказываться с драйвом и напором «железных наркомов». Обо всем. Причем оценка текста у них готова еще до того, как он написан. Любой учебник «Основ православной культуры» был обречен на то, чтобы стать объектом судебного преследования за «разжигание». Это так же верно, как то, что любой приписываемый чеченцам теракт на самом деле спланировало и осуществило ФэЭсБэ. Если пионером в деле методического освоения темы стала госпожа Бородина, то ей и отдуваться за общее дело.

Удивительно, скорее, другое — как мало нашлось в учебнике Бородиной конкретного материала для правозащитных нападок: всего-то выпады против «монофизитской ереси» и «антисемитизм», якобы выразившийся в утверждении, что иудеи распяли Христа. Последнего в тексте Бородиной вообще нет — она дает старательный и немного наивный пересказ Евангелия (к тексту которого и его автору и следует адресовать все претензии господ правозащитников). Более того — видимо, понимая скользкость темы, Бородина пытается своими ремарками смягчить «антисемитский» характер эпизода: во-первых, там нет никаких евреев, а только «иудеи», во вторых, встречается странная фраза, что «иудеи подговорили народ» (который из кого же состоял?), а в-третьих, вместо жуткой фразы «кровь Его на нас и на детях наших», которую автор учебника опускает, вставлены довольно трогательные моралистические рассуждения, что «народ думал о земном... и корысть и эгоизм любую идею превращают во зло». В общем — если у Бородиной и есть отступления от канонической православной позиции по вопросу о вине еврейского народа в Распятии, так в сторону смягчения того, чему учили почитаемые церковью Святые Отцы, например — Иоанн Златоуст.

Куда с большим правом в суд на Бородину могут подать язычники, да и вообще представители любых народов, кроме еврейского, за содержащееся в главке «Ветхозаветные пророки о Мессии» утверждение: «В те далекие времена израильтяне были единственным народом, поклонявшимся истинному и единственному Богу. Все остальные народы были язычниками и идолопоклонниками» (с.103). Нет ли тут проповеди еврейского превосходства и оскорбления национальных и религиозных чувств всех остальных народов?

Примерно так же дело обстоит и с «монофизитской ересью». Ни один учебник, в котором была бы предпринята попытка изложить историю Православной церкви, не обошелся бы без слова «ересь» при определении монофизитства. Иначе просто невозможно изложить историю христианской догматики в эпоху Вселенских соборов. Другое дело — как автору к этому относиться: он может заявить, что монофизиты еретиками не были, и занять иную позицию, противоположную православной, может заявить, что понятия «ереси» и «ортодоксии» вообще «относительны», но изложенный с таких позиций учебник терял бы право именоваться «Основами православной культуры», превращаясь в никому не нужную «Историю и культуру православия», изложенную с нейтралистских или враждебных позиций. В то время как задача курса «Основ» — в том, чтобы ознакомить детей с православным взглядом немного «изнутри». А это означает, что сооответствующий учебник не может не транслировать известной доли «конфессиональной нетерпимости» с той же неизбежностью, с которой учебник химии включает в себя нетерпимость к алхимии и флогистону, а учебник астрономии — к системе Птолемея. У правозащитников может быть сколько угодно претензий к предмету, но при чем тут честно пытающийся соответствовать логике предмета учебник?

(...)

Егор ХОЛМОГОРОВ

© 2007-2012 Центр древнерусской духовной культуры "Старая Русь"