Государство и религиозные объединения


ЦДДК "Старая Русь"

Юридическое заключение доктора юридических наук, профессора Российской академии государственной службы при Президенте России М.Н.Кузнецова и главного научного сотрудника Института мировой литературы им.Горького РАН, доктора филологических наук, профессора В.Ю.Троицкого от 2 октября 2001 г.

 

1. Часть 1 статьи 12 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» №125-ФЗ от 26 сентября 1997 г. устанавливает в качестве основания для отказа в регистрации религиозной организации наличие в государственном реестре юридических лиц ранее зарегистрированной организации с тем же наименованием: «Религиозной организации может быть отказано в государственной регистрации в случаях, если:… в едином государственном реестре юридических лиц ранее зарегистрирована организация с тем же наименованием».

Правила рассмотрения заявлений о государственной регистрации религиозных организаций в органах юстиции Российской Федерации, утвержденные Приказом Министерства юстиции РФ от 16.02.1998 №19: «В соответствии с пунктом 1 статьи 12 Закона религиозной организации может быть отказано в государственной регистрации в случаях, если:… в едином государственном реестре юридических лиц ранее зарегистрирована религиозная организация с тем же наименованием».

В настоящее время, в силу наличия множества правовых пробелов в законодательстве о свободе совести и о религиозных объединениях, в деятельности регистрирующих органов сложилась практика, когда под «тем же наименованием» понимается только тождественное наименование.

В результате такого положения дел страдают не только верующие Армянской Апостольской Церкви, но и Русской Православной Церкви. Органы юстиции при таком понимании формально могут зарегистрировать и уже необоснованно регистрируют лже-православные церкви (к примеру, оккультную секту некоего «целителя» Рафаила, действующую с наименованием «Истинно-Православная церковь» и использующую в корыстных целях авторитет Православия среди российского народа).

С точки зрения конституционно-правовой науки, такая практика не обеспечивает реально исполнения требований законодательства Российской Федерации, по существу. Не совсем верно это и с языковой точки зрения. Значение выражения «то же наименование» не тождественно значению выражения «идентичное наименование» и, уже тем более, не тождественно значению выражения «полностью идентичное» или «тождественное наименование». Указанные формулировки не тождественны по своей смысловой нагрузке. И если выражение «полностью идентичное наименование» или «тождественное наименование» отражают полную одинаковость с другим наименованием, то выражение «то же наименование» не обязательно несет в себе по смыслу полную одинаковость, тождественность. Даже понятие «одинаковый» не является категоричным. Толковый словарь С.И.Ожегова приводит такое толкование слова «одинаковый» - «такой же, вполне сходный». При этом приводится следующее толкование слова «сходный» - «похожий, подобный кому-чему-нибудь. Сходные характеры. Сходные по значению слова. Сходство - подобие, соответствие в чём-нибудь. Внешнее сходство. Сходство характеров». Из приведенных в этих цитатах С.И.Ожеговым примеров и судя по приведенным толкованиям, можно сделать вывод, что выражение «то же наименование» не обязательно должно ограничиваться лишь полным соответствием слов, полной идентичностью, вплоть до буквы.

В целом ряде случаев расширительное толкование указанной правовой нормы действительно оправдано. Как, например, в случае регистрации органами юстиции местных религиозных организаций, имеющих подтверждения о вхождении в централизованную религиозную организацию. В этом случае, разумеется, наименования местных религиозных организаций, входящих в централизованную религиозную организацию, будут практически идентичны наименованию этой централизованной религиозной организации. То же касается и случаев, когда несколько централизованных религиозных организаций входят в состав еще одной централизованной религиозной организации, ими образованной или их включившей позднее своего образования и регистрации. Примеры: Московская епархия Русской Православной Церкви, Санкт-Петербургская епархия Русской Православной Церкви, Белгородская епархия Русской Православной Церкви, Нижегородская епархия Русской Православной Церкви.

В приведенных для примера наименованиях слово «епархия» тождественно понятию «подразделение» централизованной религиозной организации, в составе которой существует и зарегистрирована эта епархия. Слова «Нижегородская», «Московская», «Белгородская» в полном наименовании религиозной организации отражают территориальную принадлежность этого подразделения (епархии), входящего в состав централизованной религиозной организации Русская Православная Церковь. Другой пример - Апостольские администратуры Римско-Католической Церкви.

То есть в случае, когда две или более религиозных организаций входят в одну централизованную религиозную организацию или когда одна из этих религиозных организаций входит в состав другой, органы юстиции не должны чинить препятствий регистрации религиозных организаций с почти полностью идентичными, похожими (вплоть до полной идентичности) наименованиями, тем более что норма, закрепленная в части 1 статьи 12 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», носит не императивный, а диспозитивный характер: «Религиозной организации может быть отказано в государственной регистрации…». «Может быть отказано», но не обязательно должно быть отказано в регистрации.

Однако в случаях, когда наименование регистрируемой религиозной организации повторяет (полностью или в нескольких словах) наименование уже зарегистрированной религиозной организации (тем более, если речь идет о ранее зарегистрированной исторически сложившейся, «традиционной» религиозной организации), не входя в ее состав, органы юстиции должны очень ответственно и императивно подходить к вопросу определения, подпадает или нет наименование подающей на регистрацию документы местной религиозной организации под действие правовой нормы, закрепленной в части 1 статьи 12 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» и устанавливающей в качестве основания для отказа в регистрации религиозной организации наличие в государственном реестре юридических лиц ранее зарегистрированной организации «с тем же наименованием».

В противном случае, возможна ситуация, когда в едином государственном реестре юридических лиц будет зарегистрирована религиозная организация с почти идентичным наименованием по сравнению с ранее уже зарегистрированной религиозной организацией, имеющей авторитет в обществе и высокое доверие населения, причем выбор учредителями вновь регистрируемой религиозной организации почти идентичного наименования будет обусловлен желанием воспользоваться в корыстных целях авторитетом уже зарегистрированной авторитетной религиозной организации. Причем вполне возможна и, более того, весьма вероятна ситуация, когда вновь регистрируемая религиозная организация будет по своей вероисповедной принадлежности отличаться от вероисповедной принадлежности уже зарегистрированной религиозной организации, наименование которой пытаются почти полностью использовать учредители вновь регистрируемой религиозной организации (уже приведенный пример с оккультной сектой Рафаила, поименованной им как Истинно-православная церковь).

Но в этом случае деятельность вновь регистрируемой религиозной организации должна быть квалифицирована как нарушение ее же устава, и такая религиозная организация должна быть ликвидирована, так как Методические рекомендации по осуществлению органами юстиции контрольных функций в отношении религиозных организаций (Приложение к письму Министерства юстиции РФ от 24 декабря 1997 г. №08-18-257-97) устанавливают: «Деятельностью религиозной организации, противоречащей ее уставным целям, является: … осуществление деятельности с сокрытием… вероисповедной принадлежности религиозной организации … В случае систематического осуществления религиозной организацией деятельности, противоречащей ее уставным целям, и вынесения ей более двух предупреждений в письменной форме, регистрирующий орган обращается в суд с заявлением о ликвидации указанной религиозной организации (ст. 33 ФЗ «О некоммерческих организациях». А описанный случай будет именно сокрытием вероисповедной принадлежности религиозной организации, потому что одним из видов сокрытия как раз и является ложное приписывание себе не своей вероисповедной принадлежности.

В такого рода ситуациях, а также в некоторых иных случаях органы юстиции должны давать ограничительное толкование норме, закрепленной в части 1 статьи 12 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» и устанавливающей в качестве основания для отказа в регистрации религиозной организации наличие в государственном реестре юридических лиц ранее зарегистрированной организации с тем же наименованием. И такие действия не будут нарушением установленного частью 2 статьи 14 равенства религиозных объединений перед законом, а будут предупреждать нарушение прав верующих и мошенничество в религиозной сфере жизни общества.

Представляется, что в целях более полного обеспечения прав верующих на свободу совести и вероисповедания и защиты верующих вопрос о соответствии наименования вновь регистрируемой религиозной организации части 1 статьи 12 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» №125-ФЗ от 26 сентября 1997 г. должен рассматриваться органами юстиции каждый раз по существу. И по причинам, выше описанным, особенно это касается традиционных, исторически сложившихся религиозных организаций, принадлежность или предпочтительное отношение к которым выражают большие социальные группы российских граждан. Так, к примеру, в случае с Армянской Апостольской Церковью под формулировкой «то же наименование» следовало бы понимать все наименования, одновременно содержащие слова «армянская» и «апостольская».

2. Ново-Нахичеванская и Российская епархия Армянской Апостольской Церкви регистрировалась в органах юстиции как неотъемлемая часть, подразделение Армянской Апостольской Церкви. Такое положение было закреплено, прежде всего, в уставе централизованной религиозной организации Ново-Нахичеванская и Российская епархия Армянской Апостольской Церкви.

Пункты 1.1, 1.3 и 1.4  Устава централизованной религиозной организации Ново-Нахичеванской и Российской Епархии Армянской Апостольской Церкви (Принят Епархиальным Советом 20 июля 1991 г. Дополнения и изменения утверждены Общим Собранием Представителей 28 ноября 2000 г. Утверждены И.о. главы Епархии иеромонахом Езрасом Нерсисяном. Изменения и дополнения в уставе зарегистрированы в Министерстве юстиции Российской Федерации 21 декабря 2000 г. Свидетельство о регистрации №59) закрепили: «Hoво-Нахичеванская и Российская Епархия Армянской Апостольской Церкви (в дальнейшем - Епархия) является централизованной религиозной организацией (приходов, викариатов) Армянской Апостольской Церкви, действующей на территории Российской Федерации за исключением Епархии Юга России (Церкви и приходы Армянской Апостольской Церкви на территориях Краснодарского и Ставропольского краев и республик Северного Кавказа)… Епархия… в своей внутренней деятельности руководствуется многовековым вероучением и канонами Армянской Апостольской Церкви, ее Уставом, постановлениями Синода епископов Эчмиадзинского Католикосата, указаниями Католикоса Всех Армян, а также настоящим Уставом… Епархия является частью Эчмиадзинского Католикосата Армянской Апостоль­ской Церкви».

Практически то же положение дел закреплял Устав Ново-Нахичеванской и Российской Епархии Армянской Апостольской Церкви, принятый Епархиальным Советом 20 июля 1991 г. и зарегистрированный Министерством юстиции РСФСР 31 июля 1991 г. (св. №59): «1.1. Ново-Нахичеванское и Российское Епархиальное Управление Армянской Апостольской Церкви (в дальнейшем - Епархия) является централизованным духовным управлением религиозных объединений Армянской Апостольской Церкви, действующих на территории РСФСР… Епархия действует в соответствии с Конституцией СССР и РСФСР, Законом СССР «О свободе совести и религиозных организациях», Законом СССР «О свободе вероисповеданий» и законами других союзных республик, Уставом Армянской Апос­тольской Церкви и настоящим Епархиальным Уставом. 1.2.Епархия является частью Эчмиадзинского Католикосата Армянской Апос­тольской Церкви. 1.3. Епархия создается и упраздняется, ее границы определяются решением Верховного Патриархата и Католикоса Всех Армян. 1.4.В своей внутренней деятельности Епархия руководствуется Каноническим Уставом Армянской Апостольской Церкви, постановлением Синода епископов Эчмиад­зинского Католикосата, указаниями Святейшего Патриарха, традициями Армянской Апостольской Церкви».

Лингвистический анализ наименования «Ново-Нахичеванская и Российская Епархия Армянской Апостольской Церкви» с учетом процитированных уставных положений позволяет сделать вывод о том, что в наименовании «Ново-Нахичеванская и Российская Епархия Армянской Апостольской Церкви» главным, основным содержательным элементом является «Армянская Апостольская Церковь», а элемент «Ново-Нахичеванская и Российская Епархия» является второстепенным, зависимым, подчиненным. Как сама епархия создавалась в качестве вторичного образования по отношению ко всей Армянской Апостольской Церкви, так и наименование «Ново-Нахичеванская и Российская Епархия» является вторичным по отношению к наименованию «Армянская Апостольская Церковь» в наименовании «Ново-Нахичеванская и Российская Епархия Армянской Апостольской Церкви».

Прямой аналог - наименование «Московская епархия Русской Православной Церкви», где наименование «Московская епархия» является вторичным, подчиненным по отношению к наименованию «Русская Православная Церковь».

Если подходить с поверхностных, формалистских позиций, не рассматривая вопрос по существу дела, то учредители централизованной религиозной организации Объединение Армянских Апостольских Церквей Москвы, на первый взгляд, зарегистрировали название этой организации, отличающееся от наименования «Ново-Нахичеванская и Российская епархия Армянской Апостольской Церкви».

Однако более глубокий сравнительный лингвистический анализ наименований «Ново-Нахичеванская и Российская епархия Армянской Апостольской Церкви» и «Объединение Армянских Апостольских Церквей Москвы», если учесть подчиненность и неравнозначность различных частей внутри самих этих наименований, позволяет сделать вывод о том, что эти наименования подпадают под действие части 1 статьи 12 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», то есть указанные наименования тождественны по смыслу, являются «теми же наименованиями».

Для внесения большей ясности здесь можно провести аналогию на следующем показательном примере. Если бы группа людей выступила учредителями новой религиозной организации (местной или централизованной) с наименованием «Объединение Русских Православных Церквей Москвы», то вряд ли кто-либо усомнился бы в тождественности этого наименования наименованию «Русская Православная Церковь».

3. При первичной регистрации в 2000 году централизованной религиозной организации Объединение Армянских Апостольских Церквей Москвы устав этой организации был утвержден являвшимся на тот момент главой Ново-Нахичеванской и Российской епархии Армянской Апостольской Церкви архиепископом Тираном Кюрегяном. Архиепископ Тиран Кюрегян был легитимным главой Ново-Нахичеванской и Российской епархии Армянской Апостольской Церкви. Оснований не доверять его полномочиям не было, кроме того, это и не входит в компетенцию органов юстиции. Следовательно, приведенные в п.1 настоящего заключения аргументы подтверждают правильность регистрации в 2000 г. органами юстиции Объединения Армянских Апостольских Церквей Москвы с таким наименованием.

Учитывая, что, согласно Федеральному  закону «О свободе совести и о религиозных объединениях»,  органы  юстиции не обязаны учитывать каноническое право регистрируемых религиозных организаций, формально правомерна была и перерегистрация в 2001 году централизованной  религиозной  организации Объединение Армянских Апостольских Церквей Москвы.  Поэтому,  несмотря на всю прискорбность раскола  в  Ново-Нихиче-ванской  и   Российской  епархии  Армянской  Апостольской  Церкви,   следует  признать,  что

действия Главного управления Министерства юстиции Российской Федерации по г.Москве при регистрации централизованной религиозной организации Объединение Армянских Апостольских Церквей Москвы в 2000 г. и ее перерегистрации в 2001 г. были правомерны и основывались на действующем законодательстве.

 

 

Доктор юридических наук,

профессор кафедры

государственного строительства и права

Российской академии государственной службы

при Президенте Российской Федерации

Кузнецов М.Н.

2 октября 2001 г.

 

 

Главный научный сотрудник

Института мировой литературы

им. А.М.Горького РАН

доктор филологических наук, профессор

Троицкий В.Ю.

2 октября 2001 г.

 

 

© 2007-2012 Центр древнерусской духовной культуры "Старая Русь"